Не только почитать, но и посмотреть — в нашем Instagram

«Раз в год мы входим в полярную ночь — важно чем-то наполниться»

Директор норильского театра Светлана Гергарт о создании искусства на Севере

Директор единственного в Норильске профессионального драматического театра Светлана Гергарт рассказала «Ленте.ру» о том, как заключенные ГУЛАГа создавали искусство, зачем северянам ходить в театр, почему приходится показывать спектакли только на одном месте, откуда в городе берутся актеры и как пережить полярную ночь.

«Лента.ру»: Не в каждом городе с населением чуть больше 170 тысяч человек есть собственный театр. Как это удалось в далеком и холодном Норильске?

Гергарт: История Норильска и театра перекликается, причем театр старше города более чем на десяток лет. Он возник, еще когда Норильск был поселком на территории, со всех сторон окруженной колючей проволокой, поскольку рядом располагались несколько десятков отделений Норильлага… Потом на этой земле вырос горно-металлургический комбинат, ставший позже «Норникелем», — он и дал толчок развитию заполярного города, который изначально задумывался и рос не как маленький городок в захолустье, а как мощный социально-творческий и политически важный проект, форпост новой власти на Крайнем Севере, знак утверждения ее силы и воли над людьми да и над самой природой.

Приказ о создании профессионального театра подписал начальник комбината Александр Панюков. Страна в то время (а это самое начало Великой Отечественной — лето 1941 года) все же задумывалась о тех, кто живет далеко от столицы. На мой взгляд, власти и промышленники стремились дать людям ощущение того, что они не одиноки и ни в чем не ущемлены, в том числе в культуре. Так родился наш театр.

Правда ли, что театр — одно из немногих развлечений для норильчан? Холодно — в парке не погуляешь, в речке не поплаваешь...

Я бы так не сказала. У нас достаточно талантливых творческих коллективов: профессиональный музыкальный колледж, школа искусств. Проводятся джазовые фестивали, встречи российских бардов, выставки, реализуются музейные проекты. Мы не ощущаем недостатка в развлечениях.

Говорят, что люди в отдаленных городах особо голодны на культуру.

Смотря что под этим понимать. Нам многое интересно — это правда. Даже отпуск мы стремимся максимально насытить культурными впечатлениями. Раз в год мы входим в полярную ночь, поэтому важно эмоционально наполниться, чтобы было, что вспоминать вечерами, чем делиться, о чем рассказывать, что обсуждать.

В ГУЛАГ ссылали светлейшие умы нашей страны — вы чувствуете их влияние, наследие?

Да, безусловно. Наш театр начинался с таких личностей, как Евдокия Урусова, Иннокентий Смоктуновский, Георгий Жженов. Это творческая высота, которая обязывает. Мы стараемся соответствовать. К тому же все, что сегодня происходит на норильской земле, на мой взгляд, притягивает интеллигенцию, поэтому у нас действительно много интересных и умных людей. Казалось бы, так далеко от столиц, где происходят культурные события не только российского, но и мирового значения, но тем не менее мы тоже не отстаем.

На сайте театра отмечается, что его основной жанр — современная сатира в жесткой гротескной форме. Почему именно такой?

Такая формулировка была актуальна в 1990-е. Но время идет… Сейчас в разделе сайта под названием «Миссия театра» отмечено: мы призваны утверждать надежду, любовь к жизни, веру в лучшее и в человеческие силы. Мы стремимся работать с разными жанрами, показываем не только драмы и трагедии, но и комедии. Большое внимание уделяется детям. Мы же единственный профессиональный театр в Норильске, благодаря нам у юных горожан складывается представление о театре в целом. Даже если они потом уедут, как мы говорим, на материк, то с оформившимся художественным вкусом.

А как у вас обстоят дела с профессиональным театральным образованием?

К сожалению, в Норильске нет своего образовательного театрального учреждения, и мы стараемся привлекать сюда и молодых, и опытных актеров. Они приезжают отовсюду — из Нижнего Новгорода, Новосибирска, Красноярска (где, кстати, есть театральная академия), Омска, Калуги и так далее. Причем, когда говорим о суровом климате, то оказывается, что это даже привлекательно и интересно для молодежи.

С какими трудностями вам приходится сталкиваться?

Мне кажется, во всех театрах одни и те же трудности. Финансовое обеспечение, к примеру, недостаточное. Если говорить о нас конкретно, то это логистика. Мы не можем часто показывать свои спектакли в других регионах — это трудно и дорого. Зимой — только воздушный транспорт. Ни железной дороги, ни автомобильной. Как и все, ощущаем кадровый голод. Север. Если молодые актеры едут за романтикой, то профессионалы, люди постарше, уже не решаются. Но с актерами еще все хорошо, а вот с техниками нет. Звукорежиссеры, осветители, заведующие постановочной частью — таких специалистов нам не хватает.

А к вам приезжают со спектаклями?

Приезжают. Совсем недавно у нас работал красноярский театр, к примеру. Если у коллективов в других регионах все в порядке с финансами, то они нас посещают. У нас много хороших продюсерских центров, привозят антрепризные постановки. Но приехать, как и выехать, сложно.

Кто ваши зрители?

В основном норильчане. Туризм у нас не развит, путешественников почти нет, но местные жители нас знают и любят, приходят к нам по много раз.

Что для них театр, как вы считаете?

Театр — это свобода. Театр ведет к творческому подъему, дает силу, возможность посмотреть на себя со стороны, поразмышлять, чему-то научиться, идти дальше. Для нас, жителей такой отдаленной и холодной территории, театр просто обязателен.