«"Правый сектор" — это современный СС»

Исповедь американского наемника о службе в рядах украинских радикалов

Часть изображения была размыта, чтобы не нарушать законодательство Российской Федерации
Часть изображения была размыта, чтобы не нарушать законодательство Российской Федерации
Фото: Сергей Харченко / NurPhoto / ZUMA / Globallookpress.com

«Отбросы общества» — так американский доброволец характеризует украинских националистов, воюющих в Донбассе. Минские соглашения предполагают разоружение всех незаконных формирований. Запрещенная в России экстремистская организация «Правый сектор» в состав силовых структур Украины не входит, но боевые действия продолжает вести. Американец рассказал «Ленте.ру» о том, как пытался воевать в составе группировки, потерях, пьянстве и самоубийствах националистов на линии соприкосновения.

За идею

С бывшим американским военнослужащим, придерживающимся крайне правых взглядов, Джоном (имя изменено) я познакомился около двух лет назад в социальных сетях. Уже тогда янки воевал против ополченцев на Украине. Сначала Джон служил в одном из формирований, которое можно было бы назвать частной армией, где получал достаточно смешную по западным меркам зарплату — 10 000 гривен (около 400 долларов) в месяц плюс 1000 гривен (40 долларов) за каждый день на передовой. Потом он сражался в отрядах запрещенного в России «Правого сектора» (ПС), где ему не платили вообще ни цента. Однако, как заявлял мне сам Джон, главным для него была «идея, а не деньги».

По мнению бывшего военного, сегодня на Украине происходит то же самое, что во время Второй мировой войны: «Азов» (добровольческий полк в составе Нацгвардии Украины) и «Правый сектор» — «современная версия СС (карательные военные формирования фашистов — прим. «Ленты.ру»), а ДНР — Советов (Советской армии — прим. «Ленты.ру»)». Из двух сторон в этом конфликте «солдат удачи» безоговорочно поддерживал первых. Я неоднократно предлагал американцу взять у него интервью, но он отказывался, объясняя, что не доверяет «продажной российской прессе». Однако несколько дней назад Джон сам связался со мной и попросил, чтобы я на условиях анонимности опубликовал его рассказ.

Не ваша война

«Я приехал в Киев 6 июня этого года. Здесь меня встретили парни из "Правого сектора". Первый день мы лишь развлекались, но уже через сутки уехали на поезде в Красноармейск (с 2016 года — Покровск в Донецкой области, части, подконтрольной Киеву), где поселились на базе ПС. Вначале все было просто прекрасно: журналисты брали у нас интервью, мы гуляли по городу, делали покупки, выпивали. Но вскоре я стал свидетелем очень неприятных сцен. Так, бойцы "Правого сектора" избивали просто ради забавы гражданских, трахались с малолетками, а иногда даже и насиловали их. Эти, с позволения сказать, военные вели себя не как армия, а как отпетые головорезы. К тому же эти ребята слишком много бухали, и я стал реально опасаться за свою задницу. Иногда, напившись, они устраивали беспорядочную стрельбу прямо на базе. Один из них по пьяни уронил гранату, и его разнесло на куски. Однако с 13 июня стало уже не до пьянок — сепары (официальный Киев и его западные партнеры называют сепаратистами ополченцев народных республик Донбасса — прим. «Ленты.ру») перешли в наступление. Эта атака застала нас врасплох: 4 наших парня были убиты, а 11 ранены», — вспоминает Джон.

«Вскоре после этого разгрома меня и других иностранцев поднял cреди ночи офицер Игорь (я не знаю его фамилии). Игорь нам объявил, что базу собираются атаковать бойцы Службы безопасности Украины и мы должны уйти, так как это уже "не ваша война". Мы поехали на вокзал и сели в поезд до Киева. Как раз в это время в Киеве хоронили наших товарищей, погибших в боях около Красноармейска, и, естественно, мы пошли с ними проститься. На похоронах ко мне подошел один из моих знакомых по Краматорску бойцов ПС и сказал, что надо поговорить. Мы отправились с ним в бар "Национал-социалист" (заведения с таким названием в Киеве нет, видимо, какой-то из баров так называют неофициально — «прим. «Ленты.ру»), и мой сослуживец угостил меня выпивкой. Во время пьянки он заявил, что "сбежав с базы в сложное время, я поступил как предатель и дезертир". На мои возражения, что я лишь выполнял приказ Игоря, правосек ответил, что нужно слушаться "не какого-то непонятного Игоря, а командира подразделения". Однако после этого мой собеседник неожиданно сменил гнев на милость: "Ладно, забудем об этом! Давай пить!". Вечер проходил мирно, и я было уже решил, что все окей, конфликт исчерпан. Увы, ночью этот парень, взяв на подмогу еще двоих правосеков, ввалился ко мне в номер гостиницы. Они сообщили, что созвонились с командиром и тот якобы сказал, что я обязан заплатить "штраф за предательство" в размере 2000 гривен (80 долларов) или же они меня убьют. Но у меня просто не было тогда таких денег, и они забрали у меня все, кроме нательного белья. Напоследок сказали, что, "если я хочу остаться жить, то должен немедленно убраться из Украины". Утром я поехал в американское посольство, где объяснил свою ситуацию. Дипломаты купили мне авиабилет в США», — продолжает рассказ собеседник.

«Отбросы нашей планеты»

Как считает Джон, конфликт произошел не только из-за его отъезда с базы. Дело в том, что, несмотря на свои крайне правые взгляды, этот американец — по крови наполовину араб, а наполовину турок (хотя ни слова не понимает ни по-арабски, ни по-турецки). По его словам, многие правосеки ненавидят «чурок» (не говорящий ни по-русски, ни по-украински американец даже выучил это слово). «Около полугода назад я пытался устроиться в первую штурмовую роту "Правого сектора", но, к счастью, опоздал на самолет. Потом, посмотрев изобилующую расистской тематикой страницу на Facebook этого соединения, я сообщил им, что хоть и американец, но не белый. Ответили мне так: "Радуйся, черно****й, что не доехал до нас, мы бы тебя в землю закопали!" Когда я приехал на базу ПС в июне этого года, то там были и бойцы первой штурмовой роты. Именно они и взяли с меня "штраф" — то есть ограбили!» — возмущается американец.

После всего случившегося возвращаться на Украину Джон не собирается. Эта война и ее участники оказались совсем не такими, какими он себе их представлял. Он рассказывает, что почти все иностранные добровольцы на Украине, воюющие на стороне Киева, придерживаются крайне правых взглядов, но «все-таки среди нас нет классических фашистов, и мы не считаем, что людей нужно убивать только из-за цвета кожи или разреза глаз». «К сожалению, среди бойцов "Правого сектора" очень много откровенных неонацистов, чьи взгляды одиозны даже для такого человека, как я. Но это еще полбеды — среди правосеков также слишком много откровенных уголовников. Не побоюсь резких слов: эти люди — отбросы нашей планеты!» — завершает Джон свою эмоциональную исповедь.

Напомним, что «Добровольческий украинский корпус "Правого сектора"» был сформирован в июле 2014 года по инициативе одноименной националистической организации для участия совместно с Вооруженными силами Украины в боевых действиях в Донбассе против ополченцев самопровозглашенной Донецкой народной республики (ДНР). Однако же считалось, что в апреле 2015 года по приказу командования АТО (антитеррористической операции, как называют в Киеве силовые действия против республик Донбасса) радикалы были отведены с линии фронта. Второго февраля 2016 года главный военный прокурор Украины Анатолий Матиос заявил, что ДУК «Правый сектор» по всем юридическим признакам является «незаконным вооруженным формированием». Но в реальности, как указывает Джон, все совершенно иначе: ДУК по-прежнему участвует в боевых действиях и несет потери. В украинских СМИ широко освещаются похороны бойцов «Правого сектора» в Киеве. Более того, по словам американца, батальоны ПС — одно из наиболее боеспособных подразделений среди формирований, участвующих в гражданской войне на юго-востоке Украины.

Обсудить
Бывший СССР00:05 4 декабря

Вошла во вкус

Она любит роскошь, критикует Россию и учит латышей жизни
«Если тебе не на работу — пей»
Почему русские рабочие не могут жить счастливо
Борис Ельцин«Это было время, когда делились огромные богатства»
Чем запомнился россиянам первый президентский срок Бориса Ельцина
Смеяться грешно
Кто надрывает животы на концертах Петросяна: беспощадный репортаж из преисподней
Вета Усольцева «Это лекарство — ее единственный шанс»
Раньше Вета мечтала стать певицей, теперь — просто вернуться домой
Дональд ТрампСвоих не бросаем
План Трампа: спасти богатых и сэкономить на бедных
Домашние заготовки
Почему российской строительной сфере не обойтись без отечественных алюминиевых панелей
Выплюнь бяку
Личинки, тараканы и ДНК человека — на что можно нарваться в батоне колбасы
Тест-драйв лучшей BMW M5
Знакомимся с первой полноприводной «эмкой» на серпантинах Португалии
Самые редкие версии BMW M5
Эксклюзивные M5 для пуристов, арабских шейхов и просто прогулок с ветерком
Невероятные стартапы, которые изменят жизнь водителей
Автомат по продаже машин, встроенный алкотестер и так далее
Самые необычные фары в истории
Головная оптика, от которой можно офонареть
«Меня не убили, просто развели»
Россиянка влюбилась по уши и лишилась жилья
Что-то встало за окном
Строения, вызывающие самые пошлые ассоциации
С собой не увезешь
Как живут российские олигархи за границей
Его ворсейшество
Бессмертные ковры возвращаются на стены российских квартир