«Российская украинистика растет, формируется и зреет»

О чем спорят украинские и российские историки

Мозаичное панно, изображающее дружбу русского и украинского народов, на станции московского метро «Киевская»-кольцевая
Мозаичное панно, изображающее дружбу русского и украинского народов, на станции московского метро «Киевская»-кольцевая
Фото: Владимир Вяткин / РИА Новости

В Институте всеобщей истории РАН состоялась презентация книги «История Украины», написанной российскими членами совместной российско-украинской комиссии историков, прекратившей существование в 2014 году: доктором исторических наук Игорем Данилевским, доктором исторических наук Татьяной Таировой-Яковлевой, доктором исторических наук Александром Шубиным и кандидатом исторических наук Виктором Мироненко. В обсуждении их работы приняли участие украинские ученые, давшие свою оценку труду российских коллег. «Лента.ру» записала выступления историков из обеих стран.

Страх и ужас российских украинистов

«Издание этой книги — попытка найти площадку для диалога между историками России и Украины», — пояснил во вступительном слове научный руководитель Института всеобщей истории РАН Александр Чубарьян и подчеркнул, что книга не является официальной российской версией украинской истории, а лишь отражает мнение ее авторов.

«Мы в своей работе прежде всего ориентировались на российских читателей, поскольку они в большинстве своем слабо знают историю Украины», — сообщила директор центра по изучению истории Украины Санкт-Петербургского государственного университета Татьяна Таирова-Яковлева. По ее словам, авторы попытались сделать материал максимально доступным и понятным широкой российской аудитории, которая зачастую воспринимает прошлое Украины в мифологическом ключе.

Таирова-Яковлева в авторском коллективе отвечала за период украинской истории от Люблинской унии 1569 года до начала XX века. Она отметила, что в своей работе стремилась отразить все существующие в российской и украинской историографии взгляды на ключевые события того времени: восстание Богдана Хмельницкого, деятельность Ивана Мазепы, ликвидация гетманщины в XVIII веке.

«Когда мне предложили написать об истории Украины с 1917-го по 1945 год, я испытал страх и ужас», — признался руководитель центра истории России, Украины и Белоруссии Института всеобщей истории РАН Александр Шубин. Он понимал, что всякий ученый из России, взявшийся за это неблагодарное дело, обречен на жесточайшую критику со всех сторон. Так оно и вышло: хотя текст был написан в 2011 году, еще до трагических событий последних двух лет, сразу же после издания книги Шубин подвергся нападкам на Украине.

«Меня, например, обвиняли в том, что я лично обслуживаю Путина, который в 2014 году что-то сказал про Новороссию», — рассказал историк и добавил, что большинство рецензий украинских коллег написаны конструктивно и профессионально, хотя были и обличительные отклики со стороны «бойцов исторического фронта». «Например, в одной статье я представлен одновременно сторонником красных, белых и батьки Махно, поскольку все они ненавидели Украинскую народную республику», — иронически заметил Шубин.

Автор раздела книги истории Украины с 1945 по 2012 год, руководитель центра украинских исследований Института Европы РАН Виктор Мироненко объяснил, что ему непросто было писать о событиях, непосредственным участником которых частично был он сам. «Поэтому в чем-то мой взгляд субъективен, особенно в оценке эпохи Щербицкого», — предупредил ученый. Но самым сложным в его работе было описание противоречивого и трагического исторического периода с 1945 по 1953 год, связанного с ожесточенной борьбой украинских националистов с советской властью.

Мироненко попытался объяснить, почему маргинальная в 1939 году ОУН (организация запрещена в России — прим. «Ленты.ру») к 1944 году вдруг стала обладать таким влиянием и такой поддержкой среди местного населения, что в течение нескольких послевоенных лет могла успешно вести интенсивную партизанскую войну с СССР.

«Выход нашей книги показывает, что российская украинистика сейчас растет, формируется и зреет», — завершил свое выступление историк.

«Судьба Украины решалась не на махновском фронте»

Затем свою оценку труду российских ученых дали их украинские коллеги. Главный научный сотрудник Института политических и этнонациональных исследований Национальной академии наук Украины Валерий Солдатенко, отметив позитивное значение возобновления научного диалога между историками обеих стран, прокомментировал главы, написанные Александром Шубиным.

Оговорившись об уважении к позиции автора, он раскритиковал его за чрезмерное увлечение фигурой Нестора Махно: «В годы революции судьба Украины решалась все же не на махновском фронте». Потом он упрекнул Шубина за абсолютизацию национального фактора в ходе революционных событий 1917 года в ущерб социального. Касаясь глав о голодоморе начала 1930-х годов, Солдатенко порекомендовал своему коллеге опираться в том числе и на труды украинских историков.

Далее киевский историк выразил удивление, что «анализируя Третий универсал Центральной Рады, провозгласивший украинскую автономию в составе России, автор не упомянул о создании Украинской народной республики». По его мнению, именно провозглашение государственности в ноябре 1917 года стало «апогеем украинской революции».

Солдатенко подверг критике Шубина за «актуальный сегодня в ретроспективном плане» сюжет об истории Донецко-Криворожской советской республики (ДКСР), первоначально провозглашенной как автономия в составе РСФСР. Он упрекнул российского коллегу за тезис о стремлении большевиков иметь «свою» Украину и передаче ими по этой причине Киеву «своих» восточных районов со смешанным населением, чем вызвал удивленный взгляд Шубина. Солдатенко считает несостоятельным аргумент о «смешанном населении» ДКСР, поскольку в то время в Донбассе русские и евреи преобладали лишь в губернских и уездных городах, а все их сельские окрестности «тонули в украинском населении, составлявшем 70-80 процентов».

Не устроила украинского историка и приведенная Шубиным формулировка о «вхождении Украины в СССР». По его мнению, это событие более корректно было бы назвать «участием Украины в объединительном движении за создание СССР», поскольку «военно-политический союз советских республик в 1919 году создавался по инициативе Украины». «Нравится это кому-нибудь или нет, но это было именно так, а не иначе», — заявил Солдатенко. Последнее замечание в его выступлении касалось даты начала Второй мировой войны. «Для украинцев война началась не 22 июня 1941 года, а в сентябре 1939 года или даже еще раньше — с созданием после Мюнхенского соглашения 1938 года Карпатской Украины (провозглашенной в марте 1939 года на части территории ликвидированной Чехословакии — прим. «Ленты.ру»)», — настаивал киевский историк.

«Польша не была для западных украинцев чужим государством»

Руководитель исторической секции Харьковского историко-филологического общества Владислав Яценко сказал, что публикация «Истории Украины» свидетельствует о том, что российская украинистика начала по-настоящему развиваться. «До последнего времени многие исторические сюжеты из совместного прошлого обеих стран в России исследовались фрагментарно, что вызывало негативную и болезненную реакцию Украины», — отметил он. Затем Яценко поделился своими впечатлениями от книги.

По его мнению, один из ее соавторов, профессор Игорь Данилевский, недостаточно внимания уделил роли Галицкого княжества, а затем и Русского королевства в украинской истории и формировании украинской государственной идеологии. «Этот сюжет для современной Украины является одним из важнейших», — подчеркнул историк из Харькова. Он также указал, что в книге мало отражено значительное влияние на украинскую историю пребывания страны в составе Великого княжества Литовского и Русского, поскольку Украине «в литовский период удалось сохранить свою государственность» (например, Киевское княжество просуществовало до 1476 года).

Затем Яценко процитировал слова американского византиниста украинского происхождения Игоря Шевченко о том, что «украинская история не может существовать без польского фактора». По его мнению, многие сюжеты польско-украинских взаимоотношений на протяжении многих веков просто не представлены в книге (особенно об объединении Русского и Польского королевств). Недостаточно отражены два украинских национальных проекта — западный и восточный, а также их взаимодействие.

В описании 1920-х годов «представлены рассуждения об истории всего Советского Союза, а украинский сюжет с "волобуевщиной" и "хвылевизмом" практически выпал». Яценко напомнил, что украинская история в межвоенный период включала в себя не только советскую Украину, но и ту ее часть, которая находилась в составе Польши. «В 1939 году более ста тысяч западных украинцев служили и воевали в Войске Польском, и Польша не была для них чужим государством», — сказал он.

Больше всего в «Истории Украины» Яценко понравилась часть, написанная Татьяной Таировой-Яковлевой, поскольку там признано существование в раннее Новое время украинской государственности (гетманата), а также хорошо описаны события Руины XVII века и эпохи Ивана Мазепы: «Украинские историки увидели в ее исследованиях объективный анализ реальных сюжетов противостояния с Москвой», — похвалил он исследователя.

Харьковского историка смутила в изложении событий украинской революции 1917-1921 годов характеристика ее видных деятелей как «украинских националистов». По его мнению, в последнее время «благодаря» российским и украинским политикам и СМИ это словосочетание приобрело в России изначально негативный оттенок, поэтому лучше бы его избегать в научных работах.

Наука против политики

В ответном слове Александр Шубин поблагодарил украинских коллег за критику, отметив при этом, что ему есть что на нее возразить по существу. «Мы старались написать не скучный учебник истории, а интересный сюжет, понятный читателям, — пояснил он. — Надеюсь, у нас это получилось». Виктор Мироненко добавил, что вне зависимости от современной политической ситуации и нынешних отношений между Россией и Украиной, диалог между историками двух стран очень важен и необходим.

«К сожалению, все контакты с нашими украинскими коллегами по совместной комиссии историков в начале 2014 года по понятным причинам были прерваны, — сказал Чубарьян. — Последний раз такое общение было в декабре 2013 года, когда мы приезжали в Киев и из окна гостиницы наблюдали за событиями на Майдане». Академик заявил, что российская сторона всегда готова к возобновлению диалога на любом уровне и в любой форме, тем более что историкам из обеих стран есть над чем работать.

По словам Чубарьяна, сейчас существуют три главных исторических сюжета, по которым у российских и украинских ученых существуют наиболее серьезные разногласия: происхождение Древнерусского государства, возникновение и развитие национального движения на Украине в XIX-XX веках и история Великой Отечественной войны. По мнению академика, разные трактовки событий прошлого не должны мешать полноценному научному общению между Россией и Украиной: «Международный опыт показывает, что культура, наука, искусство и образование всегда сильнее политических противоречий и конфликтов».

Обсудить
 — 
12:10 19 августа 2016
Руслан Хасбулатов

«После ГКЧП произошла страшная вещь»

Руслан Хасбулатов о путче 1991 года
 — 
09:08 7 июня 2015

«Гитлер поднялся на противостоянии с коммунистами»

Историк Константин Залесский об истоках германского нацизма
 — 
00:08 19 августа 2016
Люди останавливают танки на Манежной площади

«Эта хунта могла протянуть лет пять-семь»

Что думают о путче 1991 года ключевые участники и очевидцы событий
Больно, но полезно
Китай готовится к реформе госкорпораций, чреватой социальным взрывом
Displaced people from the minority Yazidi sect, fleeing violence from forces loyal to the Islamic State in Sinjar town, walk towards the Syrian border, on the outskirts of Sinjar mountain, near the Syrian border town of Elierbeh of Al-Hasakah Governorate August 11, 2014. Islamic State militants have killed at least 500 members of Iraq's Yazidi ethnic minority during their offensive in the north, Iraq's human rights minister told Reuters on Sunday. The Islamic State, which has declared a caliphate in parts of Iraq and Syria, has prompted tens of thousands of Yazidis and Christians to flee for their lives during their push to within a 30-minute drive of the Kurdish regional capital Arbil. Picture taken August 11, 2014. REUTERS/Rodi Said (IRAQ - Tags: POLITICS CIVIL UNREST TPX IMAGES OF THE DAY) FOR BEST QUALITY IMAGE ALSO SEE: GM1EA8M1B4V01Дважды отверженные
Почему от женщин, вырвавшихся из плена боевиков, отворачивается общество
FILE - In this Saturday, June 4, 2011 file photo made by Associated Press photographer Anja Niedringhaus, injured U.S.Marine Cpl. Burness Britt reacts after being lifted onto a medevac helicopter from the U.S. Army's Task Force Lift "Dust Off," Charlie Company 1-214 Aviation Regiment. Location:
Sangin, AfghanistanПадение Сангинграда
Десятилетнее сражение за столицу наркоторговли завершилось победой «Талибана»
Participants attend a gay pride parade in central Istanbul June 30, 2013. Tens of thousands of anti-government protesters teamed up with a planned gay pride march in Istanbul. Crowds were stopped by riot police from entering Taksim, the centre of previous protests, but the atmosphere appeared peacefulОпасное интернет-проникновение
Грозит ли подъем геев-мусульман исламскому миру
Красный — новый черный
Зачем люди скупают допотопные компьютеры и свитеры Apple
Man and woman eating from a pot and a pail on a street corner, 1940-1944Разборки в гетто
Страх, ужас и безысходность на снимках лодзинского фотографа
Замороженная стволовая клетка человека Внутренние бомбы
Как клеточный суицид помогает против рака и старости
Тест: когда появились «поворотники» и ночное видение?
Непроходимый тест на знание истории… автомобиля!
Невспаханная «Нива»
12 модификаций легендарного внедорожника, о которых вы не знали
Они из будущего
Объясняем, почему «Мерседесы» выглядят так, как выглядят, и какими они станут
Тает лед
Как Ferrari и Феттель воскресили интригу в Формуле-1
Талант расправил плечи
Лучшие архитектурные проекты 2017 года: от города в пустыне до термальных ванн
Адская машина
Ученые и урбанисты придумали, что делать с заполонившими города автомобилями
«Если у тебя нет любовника, квартире взяться неоткуда»
Исповедь россиянки, ставшей ипотечницей в 20 лет
Тариф «Хватит»
За услуги ЖКХ можно платить в разы меньше