«Российская украинистика растет, формируется и зреет»

О чем спорят украинские и российские историки

Мозаичное панно, изображающее дружбу русского и украинского народов, на станции московского метро «Киевская»-кольцевая
Мозаичное панно, изображающее дружбу русского и украинского народов, на станции московского метро «Киевская»-кольцевая
Фото: Владимир Вяткин / РИА Новости

В Институте всеобщей истории РАН состоялась презентация книги «История Украины», написанной российскими членами совместной российско-украинской комиссии историков, прекратившей существование в 2014 году: доктором исторических наук Игорем Данилевским, доктором исторических наук Татьяной Таировой-Яковлевой, доктором исторических наук Александром Шубиным и кандидатом исторических наук Виктором Мироненко. В обсуждении их работы приняли участие украинские ученые, давшие свою оценку труду российских коллег. «Лента.ру» записала выступления историков из обеих стран.

Страх и ужас российских украинистов

«Издание этой книги — попытка найти площадку для диалога между историками России и Украины», — пояснил во вступительном слове научный руководитель Института всеобщей истории РАН Александр Чубарьян и подчеркнул, что книга не является официальной российской версией украинской истории, а лишь отражает мнение ее авторов.

«Мы в своей работе прежде всего ориентировались на российских читателей, поскольку они в большинстве своем слабо знают историю Украины», — сообщила директор центра по изучению истории Украины Санкт-Петербургского государственного университета Татьяна Таирова-Яковлева. По ее словам, авторы попытались сделать материал максимально доступным и понятным широкой российской аудитории, которая зачастую воспринимает прошлое Украины в мифологическом ключе.

Таирова-Яковлева в авторском коллективе отвечала за период украинской истории от Люблинской унии 1569 года до начала XX века. Она отметила, что в своей работе стремилась отразить все существующие в российской и украинской историографии взгляды на ключевые события того времени: восстание Богдана Хмельницкого, деятельность Ивана Мазепы, ликвидация гетманщины в XVIII веке.

«Когда мне предложили написать об истории Украины с 1917-го по 1945 год, я испытал страх и ужас», — признался руководитель центра истории России, Украины и Белоруссии Института всеобщей истории РАН Александр Шубин. Он понимал, что всякий ученый из России, взявшийся за это неблагодарное дело, обречен на жесточайшую критику со всех сторон. Так оно и вышло: хотя текст был написан в 2011 году, еще до трагических событий последних двух лет, сразу же после издания книги Шубин подвергся нападкам на Украине.

«Меня, например, обвиняли в том, что я лично обслуживаю Путина, который в 2014 году что-то сказал про Новороссию», — рассказал историк и добавил, что большинство рецензий украинских коллег написаны конструктивно и профессионально, хотя были и обличительные отклики со стороны «бойцов исторического фронта». «Например, в одной статье я представлен одновременно сторонником красных, белых и батьки Махно, поскольку все они ненавидели Украинскую народную республику», — иронически заметил Шубин.

Автор раздела книги истории Украины с 1945 по 2012 год, руководитель центра украинских исследований Института Европы РАН Виктор Мироненко объяснил, что ему непросто было писать о событиях, непосредственным участником которых частично был он сам. «Поэтому в чем-то мой взгляд субъективен, особенно в оценке эпохи Щербицкого», — предупредил ученый. Но самым сложным в его работе было описание противоречивого и трагического исторического периода с 1945 по 1953 год, связанного с ожесточенной борьбой украинских националистов с советской властью.

Мироненко попытался объяснить, почему маргинальная в 1939 году ОУН (организация запрещена в России — прим. «Ленты.ру») к 1944 году вдруг стала обладать таким влиянием и такой поддержкой среди местного населения, что в течение нескольких послевоенных лет могла успешно вести интенсивную партизанскую войну с СССР.

«Выход нашей книги показывает, что российская украинистика сейчас растет, формируется и зреет», — завершил свое выступление историк.

«Судьба Украины решалась не на махновском фронте»

Затем свою оценку труду российских ученых дали их украинские коллеги. Главный научный сотрудник Института политических и этнонациональных исследований Национальной академии наук Украины Валерий Солдатенко, отметив позитивное значение возобновления научного диалога между историками обеих стран, прокомментировал главы, написанные Александром Шубиным.

Оговорившись об уважении к позиции автора, он раскритиковал его за чрезмерное увлечение фигурой Нестора Махно: «В годы революции судьба Украины решалась все же не на махновском фронте». Потом он упрекнул Шубина за абсолютизацию национального фактора в ходе революционных событий 1917 года в ущерб социального. Касаясь глав о голодоморе начала 1930-х годов, Солдатенко порекомендовал своему коллеге опираться в том числе и на труды украинских историков.

Далее киевский историк выразил удивление, что «анализируя Третий универсал Центральной Рады, провозгласивший украинскую автономию в составе России, автор не упомянул о создании Украинской народной республики». По его мнению, именно провозглашение государственности в ноябре 1917 года стало «апогеем украинской революции».

Солдатенко подверг критике Шубина за «актуальный сегодня в ретроспективном плане» сюжет об истории Донецко-Криворожской советской республики (ДКСР), первоначально провозглашенной как автономия в составе РСФСР. Он упрекнул российского коллегу за тезис о стремлении большевиков иметь «свою» Украину и передаче ими по этой причине Киеву «своих» восточных районов со смешанным населением, чем вызвал удивленный взгляд Шубина. Солдатенко считает несостоятельным аргумент о «смешанном населении» ДКСР, поскольку в то время в Донбассе русские и евреи преобладали лишь в губернских и уездных городах, а все их сельские окрестности «тонули в украинском населении, составлявшем 70-80 процентов».

Не устроила украинского историка и приведенная Шубиным формулировка о «вхождении Украины в СССР». По его мнению, это событие более корректно было бы назвать «участием Украины в объединительном движении за создание СССР», поскольку «военно-политический союз советских республик в 1919 году создавался по инициативе Украины». «Нравится это кому-нибудь или нет, но это было именно так, а не иначе», — заявил Солдатенко. Последнее замечание в его выступлении касалось даты начала Второй мировой войны. «Для украинцев война началась не 22 июня 1941 года, а в сентябре 1939 года или даже еще раньше — с созданием после Мюнхенского соглашения 1938 года Карпатской Украины (провозглашенной в марте 1939 года на части территории ликвидированной Чехословакии — прим. «Ленты.ру»)», — настаивал киевский историк.

«Польша не была для западных украинцев чужим государством»

Руководитель исторической секции Харьковского историко-филологического общества Владислав Яценко сказал, что публикация «Истории Украины» свидетельствует о том, что российская украинистика начала по-настоящему развиваться. «До последнего времени многие исторические сюжеты из совместного прошлого обеих стран в России исследовались фрагментарно, что вызывало негативную и болезненную реакцию Украины», — отметил он. Затем Яценко поделился своими впечатлениями от книги.

По его мнению, один из ее соавторов, профессор Игорь Данилевский, недостаточно внимания уделил роли Галицкого княжества, а затем и Русского королевства в украинской истории и формировании украинской государственной идеологии. «Этот сюжет для современной Украины является одним из важнейших», — подчеркнул историк из Харькова. Он также указал, что в книге мало отражено значительное влияние на украинскую историю пребывания страны в составе Великого княжества Литовского и Русского, поскольку Украине «в литовский период удалось сохранить свою государственность» (например, Киевское княжество просуществовало до 1476 года).

Затем Яценко процитировал слова американского византиниста украинского происхождения Игоря Шевченко о том, что «украинская история не может существовать без польского фактора». По его мнению, многие сюжеты польско-украинских взаимоотношений на протяжении многих веков просто не представлены в книге (особенно об объединении Русского и Польского королевств). Недостаточно отражены два украинских национальных проекта — западный и восточный, а также их взаимодействие.

В описании 1920-х годов «представлены рассуждения об истории всего Советского Союза, а украинский сюжет с "волобуевщиной" и "хвылевизмом" практически выпал». Яценко напомнил, что украинская история в межвоенный период включала в себя не только советскую Украину, но и ту ее часть, которая находилась в составе Польши. «В 1939 году более ста тысяч западных украинцев служили и воевали в Войске Польском, и Польша не была для них чужим государством», — сказал он.

Больше всего в «Истории Украины» Яценко понравилась часть, написанная Татьяной Таировой-Яковлевой, поскольку там признано существование в раннее Новое время украинской государственности (гетманата), а также хорошо описаны события Руины XVII века и эпохи Ивана Мазепы: «Украинские историки увидели в ее исследованиях объективный анализ реальных сюжетов противостояния с Москвой», — похвалил он исследователя.

Харьковского историка смутила в изложении событий украинской революции 1917-1921 годов характеристика ее видных деятелей как «украинских националистов». По его мнению, в последнее время «благодаря» российским и украинским политикам и СМИ это словосочетание приобрело в России изначально негативный оттенок, поэтому лучше бы его избегать в научных работах.

Наука против политики

В ответном слове Александр Шубин поблагодарил украинских коллег за критику, отметив при этом, что ему есть что на нее возразить по существу. «Мы старались написать не скучный учебник истории, а интересный сюжет, понятный читателям, — пояснил он. — Надеюсь, у нас это получилось». Виктор Мироненко добавил, что вне зависимости от современной политической ситуации и нынешних отношений между Россией и Украиной, диалог между историками двух стран очень важен и необходим.

«К сожалению, все контакты с нашими украинскими коллегами по совместной комиссии историков в начале 2014 года по понятным причинам были прерваны, — сказал Чубарьян. — Последний раз такое общение было в декабре 2013 года, когда мы приезжали в Киев и из окна гостиницы наблюдали за событиями на Майдане». Академик заявил, что российская сторона всегда готова к возобновлению диалога на любом уровне и в любой форме, тем более что историкам из обеих стран есть над чем работать.

По словам Чубарьяна, сейчас существуют три главных исторических сюжета, по которым у российских и украинских ученых существуют наиболее серьезные разногласия: происхождение Древнерусского государства, возникновение и развитие национального движения на Украине в XIX-XX веках и история Великой Отечественной войны. По мнению академика, разные трактовки событий прошлого не должны мешать полноценному научному общению между Россией и Украиной: «Международный опыт показывает, что культура, наука, искусство и образование всегда сильнее политических противоречий и конфликтов».

Обсудить
 — 
12:10 19 августа 2016
Руслан Хасбулатов

«После ГКЧП произошла страшная вещь»

Руслан Хасбулатов о путче 1991 года
 — 
09:08 7 июня 2015

«Гитлер поднялся на противостоянии с коммунистами»

Историк Константин Залесский об истоках германского нацизма
 — 
00:08 19 августа 2016
Люди останавливают танки на Манежной площади

«Эта хунта могла протянуть лет пять-семь»

Что думают о путче 1991 года ключевые участники и очевидцы событий
«Этот разговор чудовищно безнравственный»
О праве церкви на Исаакий, ее взглядах на искусство и влиянии на государство
Один на всех
В Новгороде пьяный пациент избил санитарку, медсестру, охранника больницы
Тюбик за триста
Чем и почем кормят депутатов Госдумы
«Религиозность нашего социума сильно переоценена»
Почему передача Исаакиевского собора РПЦ стала проблемой для церкви и общества
TEHRAN, Nov. 19, 2015 (Xinhua) -- Iranian engineers work at the South Pars gas field at the southern Iranian port of Assalouyeh, Iran, Nov. 19, 2015. The South Pars/North Dome field is a natural gas condensate field located in the Persian Gulf. The South Pars or North Dome field is a natural gas condensate field located in the Persian Gulf. It is one of the world's largest gas fields, shared between Iran and Qatar. (Xinhua/Ahmad Halabisaz) (Credit Image: Global Look Press via ZUMA Press)
Photographer: © Ahmad HalabisazПризрачная угроза
Сможет ли иранский газ бросить вызов интересам России?
Real estate magnate Donald Trump waves as he leaves a Greater Nashua Chamber of Commerce business expo at the Radisson Hotel in Nashua, New Hampshire, May 11, 2011. Trump suggested Wednesday it's not much fun flirting with the idea of running for president in the face of relentless attacks and ridicule. REUTERS/Don Himsel/Pool (UNITED STATES - Tags: POLITICS)Прощание с иллюзией
Почему Трамп не мог оправдать надежд на нормализацию отношений с Россией
Желтую расу — в лагеря
Жизнь японцев, интернированных в США во время войны
Самый лучший президент
Американские историки составили список наиболее успешных руководителей страны
Детские деньги
Как открыть частный детсад и сэкономить
Леонид Хазанов: Налоговая блокада
Или как облегчить экспорт металлургам
Большая перемена
Частные инвесторы заинтересовались школами и детсадами
Кислая ситуация
Почему российский рынок еще долго не избавится от дефицита молока
Допрос обвиняемого - митрополита Петроградского Вениамина на судебном процессе по делу об изъятии церковных ценностей, проходившем в зале филармонииСидеть!
Как молодая советская власть карала своих граждан
Старые кирпичи, новые цены
Воскресший Nokia 3310 и таинственный Samsung: новинки Mobile World Congress
Ястреб сбит, ястреб сбит!
Пушка-ловушка, орлы и другие неожиданные способы уничтожить беспилотник
После большевистской попытки захвата власти 3-4 июля 1917 года в Петрограде«События в столице застали Ильича врасплох»
Как Сталин, Ленин и Троцкий провели «жаркий» июль 1917 года
Говоря «да»
Молодые и красивые обитатели Бруклина на снимках вундеркинда Гарольда Файнстайна
Pierre et Gilles, Sainte Marie MacKillop (Kylie Minogue), 1995, Collection privée (c) Pierre et GillesГолубо-розовое
Транссексуалы, проститутки и панки в латексе на снимках гей-пары Пьера и Жиля
twen, Nr. 6, 1969, Фотография: Гвидо Мангольд, графика: Вилли Флекхаус«Опаснее тысячи порножурналов»
Король книжного и журнального дизайна Вилли Флекхаус
Чемодан не долетел
Что делать, если авиакомпания потеряла ваш багаж
Страна оленья
Почему Якутия — главное направление для путешествий в этом году
A view of the cathedral in Naumburg/Saale, Germany, 21 Janaury 2016. After the first application in summer 0215 failed, a second attempt is being made to register Naumburg Cathedral as a UNESCO world heritage site. Саксония с замками и вином
«Лента.ру» открывает неизвестные россиянам уголки Германии
В отпуск с кошкой
Как правильно организовать путешествие с домашними животными
Мимимиметр сломался
Азиатский бум на умилительных собак пришел в Instagram
«Местные со мной два года не здоровались»
История программистки из Москвы, переехавшей в итальянские Альпы
Я не знаю, как она это делает
Личный опыт: быть фитнес-звездой Instagram и многодетной матерью одновременно
Натянуть уши на нос
Шесть необычных поводов для обращения к пластическому хирургу
Ружье и палатка: уникальные автомобильные опции
Инструменты, ружье, пылесос и другие необычные вещи в комплекте с машиной
Автомобили, заслужившие «Оскар»
Машины, которым стоило бы вручить самую престижную кинопремию
Ferrari для чемпиона
На аукционе продадут Ferrari Майка Тайсона
Летают, но низенько-низенько
11 машин, способные ехать по любой поверхности. Точнее, даже не ехать
Бог простит
В церкви нашли квартиру с красной мебелью и портретами в стиле поп-арт
Дворянское гнездо
Один из самых шикарных в мире домов нашли в диком лесу
«Пусть меня захоронят в отравленную, но родную землю»
Почему люди отказываются покидать чернобыльскую зону: реальные истории
Поставили баком
Англичане сделали идеальный дом из резервуара для воды