Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram
Новости партнеров

Быстрая езда, медленная еда

Околокулинарное путешествие по автомобильным столицам Германии

Фото: grafalex / Depositphotos

Между Штутгартом и Мюнхеном, двумя центрами немецкого автопрома (Porsche и Mercedes-Вenz — в первом, BMW — во втором), каких-то двести с небольшим километров — два с лишним часа по автобану или примерно столько же в комфортабельном и по-германски пунктуальном поезде. Но расстояние между столицами Баден-Вюртемберга и Баварии можно измерить не только в километрах. Несмотря на близость, разнятся их кулинарные и культурные традиции и даже язык: баварский диалект с его любовью к оглушению окончаний никак не спутаешь с мягким швабским (самым распространенным в Баден-Вюртемберге; еще там в ходу франконское и пара совсем уж экзотических немецких наречий). Тем не менее обе земли — части единой Федеративной Германии, и при всех различиях дают путешественнику превосходное впечатление об этой замечательной стране. «Лента.ру» разбиралась с подробностями.

Штутгарт

Торговая палата Баден-Вюртемберга как-то провела рекламную кампанию под лозунгом Wir können alles. Außer Hochdeutsch («Мы умеем все. Кроме как говорить на стандартном немецком») — и это чистая правда. Человек, говорящий на хохдойч, даже в таком большом по немецким меркам городе, как Штутгарт (более полумиллиона человек населения), — скорее всего, или приезжий топ-менеджер «Даймлера» или «Сименса», или турист с севера страны. Впрочем, столица Баден-Вюртемберга — настоящий мультикультурный Вавилон, здесь с большой вероятностью можно услышать и арабскую (примерно 20 процентов населения города исповедуют ислам), и русскую речь.

Штутгарт был основан в 950 году швабским герцогом Людольфом как центр коневодства для его войска (герцог питал большие, но, увы, несбывшиеся надежды на корону своего отца — императора Оттона I), отсюда и имя — от немецкого Stutengarten, «конюшенный сад». Видимо, любовь к транспорту у местных в крови, так что неудивительно, что именно здесь девять столетий спустя был построен один из первых автомобилей с бензиновым двигателем. Его создатель, инженер Готтлиб Даймлер, родился в городке Шорндорф в десяти километрах от Штутгарта. С тех пор лошади (обильно, впрочем, присутствующие в сувенирной продукции и монументальной пропаганде) трансформировались в лошадиные силы: в Штутгарте расположены штаб-квартиры Mercedes-Benz и Porsche — и, что еще интереснее для досужего путешественника, музеи обеих знаменитых фирм.

Особенно впечатляет «мерседесовский»: монументальное строение в форме трилистника, экскурсия по которому начинается с верхнего этажа — с моделей двигателя Даймлера и первых «самобеглых колясок», сконструированных им вместе с Вильгельмом Майбахом и Карлом Бенцем. Далее по спирали посетители (а их сюда приезжает по миллиону в год) спускаются вниз, через более чем столетнюю историю фирмы. Похвально, что не укрыта завесой благоумолчания и эпоха нацизма: музей честно рассказывает и о не самых приглядных страницах биографии «мерседеса».

Интересно, конечно, и в музее Porsche, где собраны почти все модели, выпускавшиеся фирмой, включая знаменитый родстер 356 (на одном из которых погиб актер Джеймс Дин) и легендарные болиды, принимавшие участие в гонках «24 часа Ле-Ман».

Изобретательны вюртембержцы (и штутгартцы — в частности) и в кулинарной области. К примеру, именно в Штутгарте более 80 лет назад появилась популярная шоколадка «Риттер Спорт». Ее придумала жена местного «шоколадного короля» Альфреда Риттера. В 1932 году Клара Риттер предложила выпустить «квадратную шоколадку, которая умещалась бы в кармане спортивного пиджака, а весила бы как обычная прямоугольная». Ей же принадлежит авторство неизменного с тех пор рекламного слогана: quadratisch, praktisch, gut («квадратный, удобный, хороший»).

Квадратно-практичные шоколадки, конечно, можно попробовать почти в любом месте планеты, а вот настоящий маульташен — только здесь. Это блюдо, называемое на местном диалекте трудновыговариваемым и не совсем приличным словосочетанием Herrgottsbscheisserle («херготбшайзерль», в смягченном переводе — «обман Господа Бога»), представляет собой то ли очень маленькие лазаньи, то ли очень большие пельмени со шпинатно-мясной начинкой. Считается, что придумали его в Средние века местные монахи: в пятницу есть мясное им не полагалось, так что они решили схитрить, скрыв его от гнева Божия (и, что еще вернее, отца-настоятеля) под слоем теста и шпината.

С пивом в Штутгарте, как и во всей Германии, полный порядок: в мае тут даже проводят собственный, альтернативный мюнхенскому, пивной фестиваль «Фрюлингсфест». Вюртемберг славится и своим вином (как, впрочем, и Баден, но эта часть объединенного региона остается за рамками нашего повествования). Здесь можно отведать очень недурные рислинги и по-настоящему хорошие красные вина, особенно пино-нуар (здесь его именуют шпетбургундер).

Что касается десертов, они в Штутгарте разнообразны и не очень тяжелы для желудка. Но не стоит искать здесь знаменитый торт «черный лес» — это «специалитет» Шварцвальда, и за ним лучше прокатиться на юго-запад, куда-нибудь в Донаушинген или Фрайбург.

Мюнхен

Один из четырех «миллионеров» Германии, город с самой дорогой в стране недвижимостью, центр науки, культуры и бизнеса, священное место для поклонников BMW — Мюнхен тем не менее остается, как и все девять веков своего существования, консервативным и флегматичным. Как в баварском диалекте редко встречается законченное прошедшее время, так и в жизни столицы Баварии (при условии, что не случится что-то из ряда вон выходящее) все идет неспешно, своим чередом — до логического завершения, которое обычно случается к вечеру пятницы в одном из многочисленных погребков или «пивных садов» Мюнхена и называется здесь трудно переводимым термином Gemütlichkeit, означающим состояние высшего блаженства, достигаемого лишь в кругу друзей, с кружкой пенного напитка в руке.

Название стоящего на берегах реки Изар города происходит от древневерхненемецкого Munichen и означает «У монахов». Монахи поселились здесь еще в VIII веке. Как известно, святые братья и отцы — народ неспешный, так что городом Мюнхен стал только в 1175 году, а на месте того первого поселения, близ главной городской площади Мариенплац, стоит церковь Святого Петра, в народе известная как «Старина Петер» (Der Alte Peter).

С этим храмом, кстати, связана история, немного объясняющая характер мюнхенцев. Во время Второй мировой церковь Святого Петра была практически полностью разрушена авиацией союзников, и после войны городские власти решили снести ее окончательно. Но настоятель храма придумал хитрый, как сказали бы сегодня, пиар-ход: уговорил баварское радио, использовавшее (и использующее до сих пор) в качестве джингла первые такты народной песни Solange der alte Peter — «Пока стоит старина Петер» — обрезать строчку на половине слова «Петер». В песне же объясняется, что тот самый Gemütlichkeit будет у мюнхенцев до тех пор, пока стоит старина Петер, пока течет река Изар и пока в «Хофбройхаусе», главной и самой большой пивной города (где сиживали в разное время Моцарт, Ленин и — хотя об этом не очень любят вспоминать — Гитлер) не перевелось пиво. Обеспокоенные слушатели начали звонить на станцию, чтобы выяснить, в чем дело, и получали объяснение, что старину Петера решили не восстанавливать, остальные последствия домысливайте сами. В результате мюнхенцы добились восстановления церкви, которое, впрочем, завершилось лишь в 2000 году, но джингл вот уже более 60 лет идет в эфир с окончанием строчки.

Пиво, как ни крути, — главное, за чем едут в Мюнхен туристы. Мало кто знает, кстати, что до XVII столетия Бавария была краем больше винным, нежели пивным, но резкое похолодание, случившееся около 400 лет назад, погубило виноградные лозы, и баварцы вынужденно перешли на пиво. Для подтверждения его качества здесь с 1516 года существует (и действует поныне) знаменитый закон о чистоте пива — Райнхайтсгебот (Reinheitsgebot). Принятый баварским герцогом Вильгельмом IV в Ингольштадте акт постановлял, что настоящее пиво может состоять лишь из трех ингредиентов: воды, ячменного солода и хмеля.

В 1906 году Райнхайтсгебот был распространен на всю территорию Германской империи, современная версия с небольшими дополнениями (разрешающими, например, некоторые дополнительные ингредиенты для варки безглютенового пива) действует с 1953 года. Законом баварцы очень гордятся, так что лучше не демонстрировать эрудицию и не сообщать им, что по новейшим историческим данным самый первый акт, регулирующий производство пива, был принят еще в середине XIV века в Тюрингии, — расстроятся.

Главные места потребления пива — это многочисленные «пивные сады» и просто пивные, включая, конечно, уже упомянутый «Хофбройхаус», расположенный неподалеку от главной площади города Мариенплац. По вечерам здесь больше туристов, чем местных, зато таких местных, как здесь, встретишь не везде и в Мюнхене: настоящие пузатые,усатые баварцы в кожаных штанах на подтяжках и тирольских шляпах с перышком степенно закусывают пиво сосисками (чем же еще!) всевозможных видов с непременным «зауэкраутом», по-нашему — квашеной капустой (возможна, впрочем, и тушеная). На огромных стеллажах стоят в закрытых на маленькие замочки ячейках кружки всевозможных (чаще — больших) размеров. Это личные емкости почетных завсегдатаев и, кстати, верный сигнал, кто именно сегодня оккупирует скамьи: если кружек на стеллажах много — то в зале по большей части туристы, если кружки разобраны — значит, удалось попасть на «настоящий» вечер.

Охватить все развлечения и памятные места Мюнхена (как и Штутгарта) в одном маленьком тексте просто невозможно, лучше совершить путешествие самому и увидеть все своими глазами. Прокатиться «с ветерком» по автобану, прогуляться по улицам и, конечно, неспешно, со вкусом поесть. И если повезет — случится столь любимый мюнхенцами Gemütlichkeit, не переходящий, желательно, в разгульное российское пьянство.

Предложения от туроператоров: четырехдневный тур «Мюнхен + замки Баварии» за 44 тысячи рублей. В эту сумму входит перелет, проживание в трехзвездочном отеле (с завтраками), трансферы и страховка.