Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram
Новости партнеров

«Не дорогие часы, а браслет на руке определяет, кто ты есть»

Мэдс Корнеруп: датский ювелир сделал «четки» модным аксессуаром

Мэдс Корнеруп
Фото: Вероника Гудкова / «Лента.ру»

Датский ювелирный дизайнер Мэдс Корнеруп и его брат Миккель создали свой бренд Shamballa Jewels в 2001 году. Он завоевал популярность благодаря придуманному Мэдсом браслету, напоминающему четки: круглые золотые бусины, некоторые из которых покрыты бриллиантовым паве. Новинкой быстро заинтересовались звезды. Первый браслет Shamballa по индивидуальному заказу был сделан для рэпера Jay Z, за ним последовали и другие знаменитости — модельеры Джорджио Армани, Карл Лагерфельд, Диана фон Фюрстенберг, стилист Карин Ройтфельд, актриса Гвинет Пэлтроу, датская принцесса Мария и норвежская принцесса Мeтте Марит, гонщик «Формулы-1» Льюис Хэмилтон. Сам Мэдс Корнеруп постоянно носит свои изделия и вообще выглядит немного хиппи 70-х: длинные волосы, «фенечки» и небрежная одежда. Ювелир рассказал «Ленте.ру» о вдохновении, которое черпает в восточной культуре, и о том, почему никогда не будет выпускать под своей маркой недорогие изделия.

«Лента.ру»: Вы строите все свои коллекции вокруг ориентальных декоративных элементов и идей?

Мэдс Корнеруп:Эти идеи для меня чрезвычайно важны. Когда-то, попав на Восток, я подумал, что это и есть моя истинная национальность. Древняя восточная история, восточная мудрость, культура, искусство — все это переходило из поколения в поколение, передавалось из уст в уста на протяжении тысячелетий, а затем распространилось на Запад и повлияло на нашу западную культуру. Я считаю, что и христианство, и ислам сформировались под влиянием культуры и религии Востока. Вряд ли где-нибудь еще так велика сила изустных преданий: их идеи в итоге стали частью Священного писания и Корана. Знаковая система, которой пользуются на Востоке, — мантры, например — действительно исполнена энергии. Самое яркое тому доказательство — что она существует по сей день и перенимается другими народами.

Вероятно, в юные годы вы много путешествовали по Востоку?

Нет, в юности не слишком много. Но позже я провел немало времени в Катманду. Разумеется, это тоже Восток, но совершенно особенный. На меня произвели громадное впечатление Гималаи, обычаи и верования тамошних горных племен, виды их ни на что не похожих деревень на скалах — их сравнивают с орлиными гнездами, а также живописные одеяния и украшения тибетцев. Мне кажется, ни одна другая страна Востока, даже Индия, не впечатлила меня с такой силой. Но в Индию я часто езжу, там у нас производство. А еще, как ни парадоксально, мою связь с Востоком поддерживает Нью-Йорк, где у Shamballa Jewels есть офис. В этом насквозь западном, на первый взгляд, городе много мест, где практикуют йогу, много преподавателей йоги. Все те, кто хочет нести свое умение и знание восточных практик в массы, стекаются в Нью-Йорк. В начале 90-х он был практически Меккой для всех, кого интересовала эзотерика, кто хотел практиковать с признанными восточными мастерами. Многие из них сами стали учителями йоги, медитации и тай-чи и даже превзошли своих наставников.

Ваши украшения носят Карл Лагерфельд и Льюис Хэмилтон. Нет ли у вас новых знаменитых стихийных бренд-амбассадоров?

Мы не стремимся никого и ни в каком смысле «обратить в свою веру» и нанять в качестве бренд-амбассадора. Но я, конечно, хотел бы видеть в украшениях Shamballa Jewels некоторых известных людей — например, Илона Маска. Иногда я с удивлением обнаруживаю наши браслеты на фото, скажем, политиков. Могу предположить, почему так происходит: у нас каждая вещь имеет свой смысл, свой глубокий энергетический посыл, который считывают люди, облеченные властью или стремящиеся к ней.

И вам не кажется неуместным это этническое, эзотерическое украшение на руке политика?

Нисколько. Все понимают, насколько это круто — носить часы, причем часы, уже превратившиеся в украшение и для многих клиентов практически утратившие свой основной смысл — инструмента для определения времени. Браслет — это тоже ювелирное изделие, но оно куда более многозначно. Посыл этнического украшения в том, чтобы продемонстрировать, кто ты есть и кем стремишься стать. Ты можешь носить Patek Philippe или Richard Mille и показывать этим только уровень своего благосостояния. Но браслет вроде нашего демонстрирует, что ты не просто скучный офисный работник — ты некто еще, не всем понятный и потому уникальный.

Ваши вещи напоминают предметы буддистского культа. А христиане тоже могут их носить?

Разумеется, наши вещи — не культовые. Я считаю йогу и медитацию философией, а не религией. Конечно, человек может превратить их в религию, если ему этого хочется, если он практикует йогу как религиозный культ. Но для меня они универсальны, они не накладывают на практикующего обязанность ограничивать себя рамками одной религиозной группы.

А в частной жизни вы используете буддистские артефакты? Для украшения дома, например?

У меня очень много вещей с Тибета и из других уголков Востока. В Базеле, на ювелирной выставке BaselWorld, где мы уже не первый год представляем свои коллекции, я украшаю предметами из моей собственной коллекции стенд бренда Shamballa.

Да, у вас каждый год очень живописный стенд, и вы показываете не только новинки, но и бестселлеры прежних лет. Скажите, почему их до сих пор покупают и носят, почему ваши вещи не выходят из моды? В чем секрет?

В том, что и украшения, и бренд в целом «рассказывают истории». Они сами — олицетворение истории и философии, а клиенты любят такие вещи. Мужские драгоценности выглядят так, словно предназначены для героев, воителей и победителей, а люди, как вы понимаете, хотят быть героями и победителями. Shamballa Jewels позволяет им это. Мне кажется, украшения напоминают нам об истинах, которые мы давно знаем, но успели подзабыть: о скрытой ярости и отваге, о потаенном огне в душе каждого мужчины, о тех подвигах, на которые мы оказываемся способны в какой-то момент.

Немного прозы: какой металл сейчас, на ваш взгляд, самый популярный в ювелирном деле?

Я снова вернул в коллекции желтое золото. Последние несколько лет доминировало золото розовое, но я достал из шкатулок мои старые украшения из желтого золота, и они вдохновили меня на новые, свежие модели и формы. Я сам ношу сейчас свои часы Linde Werdelin и Rolex из этого металла и браслеты Shamballa с бусинами желтого золота.

Вы не думаете выпускать линию из серебра? Все же в Европе и России кризис, многим хотелось бы демократичных украшений.

Shamballa Jewels — это только золото и платина. Я рад создавать украшения для всех желающих, но мы все же стремимся оставаться high end jewellery, брендом класса люкс. Поэтому выпуск линии из серебра под этой маркой невозможен. Но не исключено, что когда-нибудь мы откроем другую компанию, другой бренд, более мейнстримный — или демократичный, как вы говорите. Меня как-то приглашали отвечать за креатив в один крупный датский бренд украшений именно такого толка, делающий браслеты со съемными шармами. Да, вы наверняка знаете, о каком бренде речь. И хотя их концепция действительно очень удачная, я отказался — именно потому, что для меня это «чересчур мейнстрим».

Ценности00:0210 октября

Жиголо и денди

Когда-то мужчины с гордостью носили колготы, юбки и трико. Что заставило их переодеться?