Новости партнеров

От Лукашенко к Лукашенко

Кого готовят в преемники президента Белоруссии

Александр Лукашенко
Фото: Сергей Гритз / AP

Конец правления Ислама Каримова в Узбекистане вывел на новый уровень вопрос о транзите власти в постсоветских республиках, где у руководства находятся политические элиты, связанные с эпохой Советского Союза. Не исключение и Белоруссия, где дискуссии о том, кому достанется власть после Александра Лукашенко, сохраняют актуальность уже более десяти лет. «Лента.ру» проанализировала нынешнее состояние белорусской политической действительности и попыталась разобраться, кто может встать у руля республики после ее первого президента.

Острый вопрос

За последний месяц тема преемственности поколений в управлении Белоруссией получила невиданный размах. Ее обсуждали не только белорусские, но и российские эксперты. Статьи о сыновьях Александра Лукашенко и их будущем то и дело появлялись в информационном пространстве, а сам президент Белоруссии активно высказывался на тему своего преемника, даже когда его об этом не просили.

В недавнем большом эксклюзивном интервью ТАСС Лукашенко в очередной раз заявил , что не хочет, чтобы его младший сын, 12-летний Николай, был президентом. «У нас не раньше 35 лет ты можешь стать президентом. Это что, я еще 20 лет должен быть президентом?! Да я не доживу до того, пока Коля станет президентом…» Как пояснил глава государства, Николай и сам не изъявляет желания заниматься политикой, так как в семье Лукашенко привыкли не «властвовать», а «служить», что является весьма серьезной ношей, которая не каждому по плечу. Правда, говоря все это, Александр Григорьевич немного лукавил, так как в свое время неоднократно заявлял, что кто-то из его детей вполне может стать главой республики: «президентами не становятся, президентами рождаются». Да и тот факт, что в его семье обсуждается вопрос о том, кто будет управлять страной, говорит сам за себя.

Есть ли преемник?

Специфика сложившейся белорусской политической системы заключается в том, что за время правления Лукашенко в республике была фактически заблокирована смена властных элит путем выборов, а политическая конкуренция сведена к нулю. Это привело к тому, что все ветви власти в стране оказались под полным контролем президента и его администрации, а оппозиция превратилась в маргинальную группу, которая не имеет популярности в деполитизированном за годы правления Лукашенко белорусском обществе и не может предложить адекватную альтернативу нынешнему главе государства. В республике перестали существовать понятные и открытые механизмы передачи власти как на местном уровне, так и на уровне высшего руководства, а выборы все больше походят на театральные постановки. Именно поэтому местный истеблишмент в последнее время все чаще задается вопросом, кто и каким образом получит власть после действующего президента. Правда, на данный момент это скорее риторический вопрос, так как нынешний глава государства пока не собирается уступать свои полномочия.

Отметивший в августе нынешнего года свое 62-летие Александр Лукашенко сегодня выглядит, как и прежде, бодро и уверенно. Он раздает советы о правильном питании и здоровом образе жизни, рассказывает, как выращивать арбузы, собирать урожай, регулировать международные конфликты и даже кого избрать президентом США. Однако все это не означает, что белорусский лидер не задумывается о будущем своих детей и не просчитывает варианты на тот случай, если потребуется передать власть. Иначе трудно объяснить, зачем еще в 2005 году он назначил помощником по национальной безопасности своего старшего сына Виктора, которого тогда многие стали называть преемником.

Еще в 2007 году в ходе пресс-конференции для руководителей белорусских СМИ президент Лукашенко заявил, что «Виктор сегодня слабее и завтра будет слабее ныне действующего президента», а потому его нет смысла готовить в президенты. «Я самого маленького буду готовить в преемники», — огорошил всех Лукашенко. Тогда это многим показалось шуткой, но впоследствии стало понятно, что Лукашенко и не думал кого-то веселить. Например, в 2008-м, во время посещения Хойникского района, он сказал: «Везде муссируется вопрос, якобы эта организация (общественное объединение «Белая Русь» — прим. «Ленты.ру») создавалась под будущего президента, и что этим президентом будет мой старший сын. Я уже сказал: младший сын будет президентом Белоруссии».

В 2012 году в ходе визита в Венесуэлу, говоря о перспективах сотрудничества двух стран, Лукашенко отметил, что «здесь находится мой сын Николай, и это говорит о том, что мы всерьез и надолго заложили основы сотрудничества, — есть кому перенять эстафету лет через 20-25». После этого уже никто не иронизировал над словами Александра Лукашенко, а эксперты лихорадочно обсуждали, что же за всем этим стоит в действительности.

Казалось бы, все вышеуказанное убедительно свидетельствует о том, что белорусский президент видит в роли будущего главы государства своего младшего сына. Однако сегодня вряд ли кто-то из аналитиков предполагает, что в один прекрасный момент Александр Григорьевич поступит так же, как в 1999 году Борис Ельцин. Просто так «взять портфель под мышку» и уйти, как в свое время и обещал белорусский лидер, если народ его не изберет в очередной раз, он не сможет: это поставит под удар всю созданную им политическую систему, от функционирования которой напрямую зависит судьба его семьи. Это означает, что в верхних эшелонах власти республики уже должна идти подготовка к передаче полномочий в надежные руки, которые сохранят и удержат все то, что так долго и упорно создавал первый президент Белоруссии.

Кому Белоруссию?

Трепетное отношение Лукашенко к младшему отпрыску известно всем. Однако говорить всерьез о передаче ему властных рычагов как минимум рановато. Гораздо больше шансов получить в управление Белоруссию и стать новым «батькой» у старшего сына Виктора. И условия для этого в стране формируются уже сегодня. В настоящее время Виктор Лукашенко формально является помощником президента по национальной безопасности и претендовать (в случае непредвиденных обстоятельств) на пост президента вроде бы не может. Согласно законодательству республики, «в случае вакансии должности президента или невозможности исполнения им своих обязанностей» его полномочия переходят к премьеру — «до принесения присяги вновь избранным президентом». И на эту должность Виктор Лукашенко пока тоже не претендует.

Вместе с тем сегодня сложно не заметить его растущее влияние: в последние годы, используя административный ресурс, Виктор смог практически полностью взять под контроль силовые структуры государства, поспособствовав назначению на ключевые должности в МВД, КГБ и Совете Безопасности Белоруссии своих людей. Это позволяет ему довольно спокойно реагировать на разговоры о его младшем брате и чувствовать себя уверенно. Более того, при всей любви к Николаю Александр Григорьевич Лукашенко прекрасно понимает, что его жизнь не может быть вечной, и он вполне может не увидеть политического становления младшего сына.

Что касается среднего сына Лукашенко — Дмитрия, у него практически нет шансов возглавить государство: он слишком далек от политики. Поэтому остается только Виктор, у которого пока нет серьезных конкурентов в Белоруссии. Впрочем, некоторую опасность представляет местная номенклатура, которая, имея определенные связи с Кремлем, может попытаться выставить альтернативную кандидатуру из своего окружения. Но пока у власти находится Лукашенко-отец, все эти попытки будут жестко подавляться, а значит, у его старшего сына есть время подготовиться к возможному противостоянию чиновников.

Ожидание хуже смерти

Так или иначе, отправлять Александра Григорьевича на заслуженный отдых еще рано. Слухи о его плохом здоровье ходят в стране уже много лет, однако они не находят своего подтверждения: белорусский лидер держится молодцом и отдавать власть собственноручно уж точно не намерен, несмотря на то, что время от времени заявляет, что уже «наелся президентством».

Доверять кому-либо, кроме членов своей семьи, глава Белоруссии не может, что подтверждают постоянные ротации в органах власти и чистки в ближайшем окружении президента. Это осложняет ситуацию с поисками преемника и заставляет Лукашенко крепко держаться за власть. Если у первого белорусского президента хватит сил управлять страной еще лет двадцать, кризиса передачи власти страна все-таки не избежит. Старший и младший сыновья Лукашенко могут начать борьбу за президентское кресло, а это не обещает белорусам ничего хорошего.