Без барина

Из-за чего герои картины Григория Мясоедова боятся отмены крепостного права

«Чтение положения 19 февраля 1861 года»
Изображение: Григорий Мясоедов / Государственная Третьяковская галерея

В полутемной риге, среди охапок сена сидят мужики — кто помладше, кто постарше. Ближе к покосившейся двери расположились дети, из дыры в крыше сочится свет. Все внимательно слушают мальчика в красной рубахе — видимо, единственного грамотного среди них. Он читает Положение 19 февраля 1861 года. Собственно, сама картина Григория Мясоедова так и называется: «Чтение положения 19 февраля 1861 года».

В этом документе говорилось, что крепостное право на крестьян, водворенных в помещичьих имениях, и на дворовых людей отменяется, им предоставляются права свободных обывателей. На бумаге все выглядело замечательно, но стоит учитывать, что хотя сами крестьяне выходили из-под юрисдикции помещика, земля, на которой они жили и трудились, по-прежнему принадлежала их бывшему хозяину, и ее было необходимо выкупить. До того времени, пока деньги не выплачены, мужик продолжал трудиться на барина как и прежде, разве что теперь его нельзя было продать другому помещику или изувечить.

Крестьянские общины и помещика государство обязывало самостоятельно договориться об условиях, сроках и стоимости выкупа земли. Если достичь соглашения не удавалось, начинали действовать общие правила, которые разнились от губернии к губернии, но в конце концов бывший крепостной должен был стать хозяином своей земли. Больше повезло государственным крестьянам, которые формально были свободны, но привязаны к своему земельному наделу, за выкуп которого они также должны были заплатить — для них правила были более понятными.

Плюсы и минусы

В целом отмена крепостного права произвела положительный эффект на повышение продуктивности сельского хозяйства. Реформа поспособствовала улучшению жизни крестьян и дала толчок развитию промышленности. Данные исследований, посвященных проблеме крепостничества в Российской империи, показывают, что эта практика существенно замедляла экономический рост страны в целом. Согласно подсчетам некоторых специалистов, если бы крепостное право было отменено в начале XIX века, то к 1913 году ВВП на душу населения в России составил бы вдвое больше достигнутого.

С чем же связаны позитивные изменения в сельскохозяйственной деятельности крестьян? В отсутствии прямого принуждения у них появилось больше стимулов к самостоятельным действиям. Они стали инвестировать в себя и своих детей, и это повлияло на качество их труда. Бывшие крепостные стали полноправными владельцами плодов своих трудов, начали вести мелкую предпринимательскую деятельность. Косвенно об этом свидетельствует увеличение поголовья скота в личном владении, который выращивали не только для прокорма, но и на продажу.

Возможно, результаты реформы были бы более позитивными, если бы право на землю передавалось не всей общине крестьян конкретного помещика, а лично каждому крестьянину. К тому же повысилась мобильность бывших крепостных, и крестьяне ехали в город, где нанимались рабочими на заводы и фабрики, что способствовало развитию промышленности страны.

Тем не менее результаты реформы 1861 года по сей день считаются спорными и подвергаются критике. Нельзя говорить о том, что она была проведена в интересах крестьян, — большое количество помещиков к тому времени погрязли в долгах из-за нерентабельности крепостного труда, и выкуп земли должен был помочь прежде всего им. С другой стороны, это привело к обнищанию крестьян и уменьшению площади наделов, которые они могли обрабатывать.

Возвращаясь к вопросу об общинной собственности на землю, можно также говорить о том, что она тормозила развитие капитализма в России, ведь община по своей сути — архаичное объединение, не приемлющее нового и не способствующее пониманию смысла частной собственности. Крестьяне могли выйти из общины и получить личный надел, однако большинство этого не делало.

Дорога к 1917 году

Земельная реформа 1861 года не была, как считают многие, западнической. Александр II, ее инициатор, говорил: «Мы желаем, давая личную свободу крестьянам и признавая землю собственностью помещиков, не сделать из крестьян людей бездомных и потому вредных как для помещиков, так и для государства <. . .> Мы хотели избегнуть того, что происходило за границей, где преобразование совершалось почти везде насильственным образом». Действительно, реформа проводилась с учетом западного опыта, но не бездумно, а с ориентацией на местные особенности.

Но если говорить об этих преобразованиях в перспективе, то, будучи правильными по сути, они не получили должного развития. Спустя 30 лет дальнейших шагов по модернизации существующего общественного строя предпринято не было. Помещики оставались помещиками, и крестьяне, по большей части, формально являясь свободными людьми, фактически продолжали зависеть от них. Экономическая модель, в которой представители дворянства являлись крупными землевладельцами, была пережитком феодальных времен.

После неудавшейся революции 1905 года в Российской империи началась столыпинская реформа: государство решило пойти по западному пути, нацелившись на уничтожение общин и внедрение индивидуальной частной собственности на землю, используя бюрократически-административные средства принуждения. По сути, реформа предполагала ликвидацию крестьянства в той форме, в которой оно существовало, и эта инициатива не встретила понимания в консервативной крестьянской среде, став еще одной каплей в чаше народного терпения, переполнившейся в 1917 году.