Новости партнеров

Нетрадиционный кандидат

Как Дональд Трамп пытается привлечь на свою сторону геев, негров и индусов

Фото: Manish Swarup / AP

В минувшие выходные кандидат в президенты США от Республиканской партии Дональд Трамп неожиданно для журналистов и политологов выступил на благотворительном вечере, организованном Республиканской коалицией индуистов. Он тепло отозвался об индийском премьер-министре Нарендре Моди и пообещал, что Вашингтон станет лучшим другом Нью-Дели после прихода к власти администрации Трампа. Эксцентричный политик, из-за своей скандальной репутации утративший поддержку части однопартийцев, давно ищет союзников за пределами традиционных для республиканцев электоральных групп. «Лента.ру» решила вспомнить, к кому еще обращался Трамп за поддержкой и что из этого вышло.

В начале избирательной кампании резкий тон и нехарактерные для консерваторов позиции по важным вопросам отпугнули от Трампа часть республиканской верхушки и простых избирателей. Масла в огонь подлила и утечка аудиозаписи, на которой политик хвастался, что трогает женщин и целует их без разрешения.

Это привело к тому, что на середину октября, по данным Gallup, к выдвиженцу от республиканцев положительно относятся лишь 64 процента однопартийцев. Для сравнения: конкурент Трампа Хиллари Клинтон может похвастаться показателем на 20 процентных пунктов выше. Все это вынуждает Трампа в поисках поддержки обращаться к нетрадиционной для республиканцев аудитории.

Путь к сердцу индуса

Индия никогда не занимала в риторике Трампа особого места — обычно он упоминал ее через запятую с другими странами, жители которых отнимают работу у простых американцев. В феврале этого года на одном из республиканских съездов он громогласно заявил: «Китай, Япония, Индия — они крадут наши рабочие места! Парни, так дальше нельзя!»

Риторика Трампа внезапно изменилась после скандала с обнародованной аудиозаписью. Он решил побороться за голоса индийцев, которых в Штатах проживают без малого 3,5 миллиона — около одного процента всего населения.

«Я большой поклонник индуизма и Индии. Люблю Мумбаи, понимаю этот город», — начал он, прибыв на благотворительный вечер в Нью-Джерси. Республиканский кандидат заявил, что у американцев и индийцев есть общий враг — мусульманские террористы, назвал Нью-Дели ключевым стратегическим союзником Вашингтона и пообещал стать лучшим другом Индии в случае победы, а также рассказал о вкладе многих поколений индийцев в развитие США.

Участникам вечера загодя раздали колоритные картинки: на них Хиллари Клинтон изображалась в виде дьявола, который хочет свалить на Моди ответственность за гибель женщин и детей во время беспорядков в Гуджарате в 2002 году (тогда жертвами межрелигиозных столкновений стали более двух тысяч человек, в большинстве своем мусульмане). Нарендру Моди, который в то время был главным министром штата Гуджарат, обвиняли в потакании погромщикам.

Республиканская коалиция индуистов, организовавшая благотворительный вечер, была основана в 2015 году, ее возглавляет Шалабх Кумар. Кумар — один из главных доноров кампании Трампа, активно работающий над улучшением имиджа республиканца в глазах соплеменников. «Американские консервативные ценности ничем не отличаются от ценностей индуистов, — провозгласил он в свое время. — С победой Трампа индийцы превратятся во влиятельную силу в США».

Судя по всему, однако, Трамп начал борьбу за умы и сердца индийской общины слишком поздно, да и аргументы подобрал так себе. Индийцы традиционно голосуют за демократов — по последним опросам, за Трампа готовы отдать голоса лишь около семи процентов из них. В основном это богачи, которые поддерживают республиканцев из-за их налоговой политики.

Антимусульманская риторика Трампа индийский электорат в основном отпугивает. Выезжающие в штаты граждане Индии — как правило, люди более образованнее, нежели их соотечественники, и придерживаются широких взглядов. Аргументы Трампа имели бы успех в самой Индии, среди избирателей Нарендры Моди, хотя стоит отметить, что даже сам индийский премьер такой резкости и откровенности себе не позволяет.

Лучший друг американских геев

Другая группа американского общества, за симпатии которой решил побороться Дональд Трамп, — геи, лесбиянки, бисексуалы и трансгендеры. Их среди избирателей примерно семь процентов. После теракта в городе Орландо, когда в ночь на 12 июня выходец из Афганистана джихадист Омар Матин расстрелял 49 посетителей гей-клуба Pulse, кандидат-миллиардер решительно встал на защиту сексуальных меньшинств.

Тогда, напомним, республиканцы и демократы оценили произошедшее по-разному: если Клинтон и демократы сочли расстрел очередным «шутингом» и призвали к ограничению свободного оборота оружия, Трамп расценил нападение как проявление исламского терроризма. «Спросите себя, кто же настоящий друг женщин и ЛГБТ-сообщества? Дональд Трамп с его действиями или Хиллари Клинтон с ее заявлениями?» — вопрошал он, выступая перед сторонниками вскоре после теракта.

Его слова вызвали поддержку среди некоторых представителей секс-меньшинств и их защитников. «Республиканцы так долго даже не использовали словосочетание "ЛГБТ-сообщество", а тут вероятный кандидат от Республиканской партии не только использует его, но и выражает прямую поддержку», — рассказал Грэг Анджело, глава объединения Log Cabin Republicans.

«Спасибо вам, ЛГБТ-сообщество! Я буду сражаться за вас, пока Хиллари засылает в страну все больше людей, посягающих на ваши убеждения и свободы», — написал после всего этого Трамп в Twitter, имея в виду желание бывшего госсекретаря увеличить количество допущенных в страну сирийских беженцев.

Тем не менее республиканец был не до конца последовательным: в ходе кампании он обещал, что предложит назначить в Верховный суд только тех судей, которые придерживаются традиционного понимания института брака. Критики припомнили ему и то, что когда высшая судебная инстанция страны разрешила однополые союзы, Трамп их не поддержал.

Представители ЛГБТ тоже к единому мнению прийти не могут. Доходит до абсурда: один из авторов журнала для геев The Advocate ставит под сомнение гомосексуальность талантливого миллиардера Питера Тиля только потому, что тот открыто поддерживает Трампа. «Он мужчина, который занимается сексом с другими мужчинами. Но гей ли он?» — задается нелегким вопросом доцент-историк Тим Даунс и сразу приходит к выводу, что никакой Тиль не гей, потому что не оценивает по достоинству страдания людей, которые не могут определиться с собственной сексуальностью, и поддерживает партийную платформу, враждебную ЛГБТ.

Проведенный в конце сентября опрос NBC News и SurveyMonkey показал, что определенного успеха в агитации среди секс-меньшинств Трампу добиться удалось: его поддерживают 20 процентов представителей ЛГБТ-сообщества. Впрочем, четыре года назад, по данным Gallup, выдвиженец от республиканцев Митт Ромни набрал на два процента больше.

Черная Америка

Еще одна традиционно демократически ориентированная группа населения, привлекшая интерес Трампа, — афроамериканцы, которых среди жителей США немногим более 12 процентов. По данным Pew Research Center, ведущего подробную статистику электоральных предпочтений различных групп населения, с 1992 года число демократов и разделяющих демократические взгляды среди американских чернокожих ни разу не опускалось ниже 80 процентов.

«Да чего вам терять?» — именно с этим вопросом Трамп обратился к ним в конце августа, выступая, правда, перед преимущественно белой аудиторией в Огайо. До этого он практически не обращал внимания на проблемы негров.

«Наше правительство полностью подвело наших друзей-афроамериканцев, друзей-латиноамериканцев да и вообще жителей страны <...> Нищета. Равнодушие. Ужасное образование. Домов нет, собственности нет. Преступность на невиданном уровне. Можно поехать в какую-нибудь воюющую страну, и там будет безопаснее, чем во внутригородских районах, руководимых демократами. Я спрашиваю вас, афроамериканцы, которых я, кстати, много нанимаю, и вас, латиноамериканцы, чудесные люди. Спрашиваю насчет преступности прежде всего: чего вам, черт возьми, терять? Дайте мне шанс. Я исправлю ситуацию. Чего вам терять?» — можно сказать, что именно эта пламенная речь дала старт сближению с неграми.

Тем не менее реальной информацией о положении дел Трамп, кажется, не владел. Например, он говорил, что 45 процентов афроамериканцев живут в бедности (на самом деле таких лишь 24 процента) и утверждал, что у негров нет работы (по факту трудоустроенных чернокожих в десять раз больше, чем безработных).

Он даже посетил преимущественно черные церковные приходы, чтобы наладить личный контакт с избирателями-неграми, но, кажется, не сильно в этом преуспел: по данным опроса NBC News и The Wall Street Journal, его поддерживает девять процентов негров. Этот показатель существеннее, чем в июле — когда, например, в Огайо опросы показывали его нулевую популярность у чернокожих, но не очень отличается от республиканских результатов прошлых лет.

Решающий момент

До выборов остается менее трех недель, и пока перспективы Трампа выглядят весьма тревожно: по данным агрегатора общенациональных опросов RealClearPolitics, Хиллари Клинтон обгоняет его на семь процентов. Его попытки заручиться поддержкой меньшинств больших результатов не принесли — последний шанс предоставится ему на президентских дебатах, которые пройдут в Лас-Вегасе в четверг, 20 октября, в четыре часа утра по московскому времени.

Мир00:0431 августа

«Сначала убьют ваших мужчин, а потом и вас»

Черные тигрицы воевали в джунглях и взрывались в толпе. А теперь сидят на кухнях