«Отъезд этих людей — серьезная потеря»

Экономист Александр Гребенюк о том, кто, куда и почему уезжает из России

The skyline of New York's Lower Manhattan
Фото: Eduardo Munoz / Reuters

С 1989 по 2015 год, по данным Росстата, Россию покинуло около 4,5 миллиона человек. Пик отъездов пришелся на 1992 год — 704 тысячи. В последующие годы количество отъезжающих сокращалось. В 2011 году страну покинули всего 29 тысяч россиян. Но уже в 2012-м тренд сменился на противоположный — в последние пять лет из страны уезжали в среднем по 120 тысяч человек в год. При этом эксперты «Комитета гражданских инициатив», подготовившие доклад «Эмиграция из России в конце ХХ — начале ХХI веков» утверждают, что официальные цифры статистики в разы меньше реальных. Кто такие «поуехавшие» и как сказывается их отъезд на развитии страны, «Ленте.ру» рассказал заместитель директора по научной работе Высшей школы современных социальных наук МГУ имени Ломоносова Александр Гребенюк.

«Лента.ру»: Данные официальной статистики действительно так сильно расходятся с реальными цифрами?

Александр Гребенюк: Судите сами. По данным Росстата, в 2013 году в Израиль выехала тысяча россиян, а Министерство алии и абсорбции Израиля дает цифру более четырех тысяч. Такая же ситуация и с Германией. По данным статистической службы ФРГ, поток россиян там в 3,5 раза выше, чем заявляется Россией. В 2012 году данные национального статистического управления Великобритании о количестве эмигрантов из России в 17 раз больше, чем сведения, предоставленные Росстатом.

Росстат намеренно лукавит или там не могут нормально собрать данные?

Во всех странах мира эмиграция учитывается плохо. Гораздо хуже, чем миграция. Поэтому бросать камень в огород Росстата я бы не стал. Ведомство получает информацию от Министерства внутренних дел. Там данные собираются на основе уведомлений граждан. Предполагается, что человек, уезжая за рубеж на постоянное место жительства, должен сообщить об этом властям. Однако не все это делают. Поэтому и статистика официальная не совсем достоверна. Наверное, можно было бы по-другому организовать учет. Например, вести поименную регистрацию уезжающих при пересечении границы. Если за год человек ни разу не появился в стране, мы бы понимали, что он уехал безвозвратно. Нечто подобное есть в Канаде.

В вашем исследовании упоминается 21 страна, куда уезжают россияне. Они наиболее популярны?

Просто там официальная статистика о мигрантах представлена в открытом доступе на сайтах ведомств или в статистических сборниках. Мы пробовали сначала отправлять запросы в госорганы тех стран, где такой информации нет. Но столкнулись с трудностями: нам просто не отвечали. В результате в выборку не попал Китай, Турция, некоторые страны Южной Америки.

Какие страны для эмиграции россияне выбирают чаще всего?

Лидеры по приему еще с 1990-го года — США, Германия, Израиль. Также мы фиксируем рост выезда в Великобританию и Швейцарию. Туда уезжают обеспеченные люди, так как проживание там довольно дорого. Менее обеспеченные россияне едут в основном в «молодые» страны Евросоюза: Чехию, Польшу, Латвию. Там им проще и дешевле натурализоваться. Есть еще группа стран, которые раньше считались экзотическими для миграции. Туда уезжали единицы. А сейчас поток стабильно растет: это Китай, Восточная Азия. Много наших в Таиланде, Южной Корее, Японии.

В докладе отмечается, что сейчас наиболее обеспеченные россияне живут как бы на две страны, имея за пределами России какую-то недвижимость. Их можно назвать эмигрантами?

Есть международная методология учета мигрантов. Если человек больше года живет в другой стране постоянно, его можно включать в статистику.

Сколько всего сегодня россиян постоянно живет за рубежом? Есть сплоченные диаспоры?

По информации Евростата и Организации эко­но­ми­чес­ко­го сот­руд­ни­чест­ва и развития в 21 стране, которая фигурирует в нашем исследовании, находятся сейчас полтора миллиона граждан России. По другим данным, в мире живут от 25 до 30 миллионов наших соотечественников. Но русскоязычная диаспора отличается от многих других. Последние десятилетия уезжают люди с высокими показателями человеческого капитала — люди состоявшиеся, профессионально подготовленные. Поэтому русская диаспора как социальный институт им не нужна. Наши люди в основном востребованы за рубежом. Им, как мигрантам из Таджикистана, не требуется держаться своих. Диаспора тем сильней, чем хуже квалификационные характеристики мигрантов.

Член-корреспондент РАН Сергей Рязанцев исследовал русскоязычную общину в Австралии. И он показал, что есть несколько подвидов нашей диаспоры. Наиболее активны потомки тех, кто переселялся в Австралию в начале и в середине XX века. У мигрировавших в 1990-е годы совершенно другая стратегия. Они пытаются как можно быстрее интегрироваться в страну. И как правило, с соотечественниками общаются не столь активно.

Из каких российских городов уезжают за границу чаще всего?

Мы смотрели интенсивность выезда — не абсолютные числа, а количество эмигрировавших на 10 тысяч жителей. Выяснилось, что едут в основном из благополучных в социальном плане регионов. Например, Московская, Калужская области, Санкт-Петербург. То есть это регионы с относительно высоким уровнем жизни. А меньше всего эмигрируют из бедных регионов: Тыва, республики Северного Кавказа. Также с 2011 по 2014 год почти в пять раз увеличилось количество уехавших из приграничных регионов — Калининградской, Сахалинской областей, Карелии. Там у народа есть возможность не сразу сниматься с мест, а сначала съездить на заработки к соседям, присмотреться, привыкнуть.

Почему жители депрессивных регионов не едут в другие страны в поисках лучшей жизни?

Есть гипотеза, что население в таких регионах больше нацелено на переезд внутри страны. На то, чтобы уехать куда-то дальше, у них просто нет средств.

Тогда почему люди бегут из благополучных городов?

Люди образованные и с высоким социальным статусом уезжают, когда понимают, что достигли определенного потолка. Давайте смоделируем ситуацию. Представьте квалифицированного программиста лет 30 в Москве. В среднем он зарабатывает две тысячи долларов, жена его — вдвое меньше или даже столько же. В принципе его все устраивает. Потому что по российским меркам семья живет вполне обеспеченно. Но он видит, что в Калифорнии его зарплата могла бы быть шесть тысяч долларов. То есть эмиграция — это всегда сравнение плюсов здесь и там. Почти все причины отъезда из России экономические. Это элементарное желание повысить свой уровень жизни. Люди понимают, что их компетенции где-то ценятся выше. И тут речь даже не о деньгах, а о возможности дальнейшего роста.

Политическая ситуация на это никак не влияет?

Политические эмигранты есть. Многие из них известны. Но их подавляющее меньшинство.

Можно ли составить обобщенный портрет уезжающего: возраст, социальный статус?

К сожалению, такую статистику Росстат не собирает. Есть большая дыра в данных. Нужно менять методологию учета. Мы попытались собрать имеющиеся официальные сведения в странах приема. Получилось любопытно. Например, большинство ученых, приехавших в Германию, — из России. А в Финляндии россияне лидируют среди иностранных студентов. Что касается возраста, то, по оценкам социологов, миграционные настроения сильнее всего у студентов. Но по их поводу я бы опасаться не стал: просто возраст такой, когда хочется мир посмотреть и себя показать. И вторая группа — это высококвалифицированные граждане 30-40 лет.

Здесь уже нужно беспокоиться. Если с 1990 года разделить эмиграционную историю на пятилетки, то получится, что в самом начале уезжали люди постарше. А сейчас едут достаточно молодые, предприимчивые, инициативные. У большинства — высшее образование, материальный достаток. То есть вымывается лучший человеческий капитал. Сейчас перед Россией стоит задача диверсификации экономики, технологического рывка. И отъезд этих людей — серьезная потеря.

Некоторые ваши коллеги считают, что говорить об утечке мозгов, как это было в 1990-е годы, сегодня некорректно. Происходит интеллектуальная циркуляция. Россияне едут в Германию, а немецкие специалисты — в Россию.

О циркуляции можно говорить в Европе, где фактически нет границ. Между США и Канадой, даже между Индией и США, Китаем и США. Циркуляция означает, что есть поток исходящий и есть поток обратный — и человеческих ресурсов и денег. В прошлом году из Малайзии в Китай было переведено несколько десятков миллиардов долларов. И с этими деньгами туда же пришли технологии. В России этого нет в принципе. Допустим, на обучение физика мы потратили за всю его жизнь миллион долларов. И вот он уехал. Где формируется добавленная стоимость на его изобретения? На Западе. Налоги — там же. О циркуляции говорят в основном в тех странах, которые активно принимают мигрантов. Для них такая формулировка приятней, чем «выкачивание мозгов». Американцы, например, ее особенно любят. Хотя США — глобальный пылесос. Собирает в себя лучший человеческий капитал со всего мира, в том числе и из России. Обратного потока инвестиций и людей мы оттуда не наблюдаем. Мы несем прямые убытки.

Американцы с пистолетом у виска никого не заставляют к себе переезжать. Просто создают условия. А что нам-то делать? Границы прикрыть?

Это путь в никуда. Нужно работать над альтернативой здесь. Нужны новые производства с большой добавленной стоимостью. Тогда появятся другие возможности у наших инженеров, программистов, появятся социальные лифты. Все лежит в экономике и диверсификации.

Недавно в социальных сетях обсуждали новость о том, что детям чиновников могут запретить учиться за границей. Это поможет?

Это уже проблема из другой плоскости. Речь идет о национальной безопасности. Представьте, что у какого-то высокопоставленного сотрудника Минобороны или другой госструктуры ребенок живет в за границей. В такой ситуации у наших «партнеров» появляется рычаг давления. А в случае конфронтации отношений это немыслимо.

То есть в других странах дети высокопоставленных государственных деятелей обязаны жить в стране родителей?

Не знаю. Но если человек занимает высокий государственный пост, а сюда я отношу и депутатов Госдумы, и сенаторов, и губернаторов, он должен верить в будущее своей страны. Знать, что от его решений будет зависеть будущее его детей. Политики, госслужащие еще в начале карьеры обязаны принять решение — пойдут ли они вверх по государственной лестнице. И если да, то их семьи должны жить в России.

Обсудить
Первый тур отыграли
В финале президентской гонки во Франции — Ле Пен и Макрон
French Foreign Legionnaires carry the coffin of French politician Yves Guena during an official funeral ceremony at the Hotel des Invalides in Paris, France, March 8, 2016 REUTERS/Charles Platiau TPX IMAGES OF THE DAYУтрата масштаба
Франция рискует стать малой европейской страной
Эрдоган, Аллах и Россия
Стоит ли бояться исламизации Турции
Государства Ближнего Востока: что их ждет в XXI веке?
Эксперты РСМД пытаются предсказать будущее арабской государственности
Столица мира
Повседневная жизнь послевоенного Нью-Йорка
«Американцы — радостный народ»
Рассказ москвича, переехавшего в Сан-Франциско
People dance on the opening day of the Coachella Valley Music and Arts Festival in Indio, California, U.S. April 14, 2017. Беззаботно раздеты
Как проходит Коачелла — один из самых модных фестивалей в мире
Заработала на шпильки
Предприимчивые австралийки стали богаче на миллионы благодаря «женскому» бизнесу
Новые машины для старого «Форсажа»
Современные спорткары в раскраске автомобилей из самого первого «Форсажа»
Полу-шоу-багги-стоппер
Забытые концепт-кары: Porsche Panamericana, предвестник купе-кроссоверов
Быстро и просто
Навещаем Михаила Алешина на самой гламурной гонке Indycar
Зверские пикапы
Пикапы, которые подготовлены для жесточайшего бездорожья
Чудеса селекции
Что получится, если скрестить квартиру с дачей: опыт россиян
Шведы поневоле
Исповедь россиянина, живущего в групповой семье
Добро пожаловать в рай
Жилье в Крыму: новую квартиру на полуострове можно купить за миллион рублей
Сносное настроение
Демонтаж жилых домов в Москве: что нужно знать
Вышка светит
Как выглядит частный особняк, побивший мировой рекорд этажности