Украина
Сегодня
Начало в 21:45 (МСК)
Португалия
ЧЕ-2020 - квалификация • Группа B. 8-й тур
Франция
Сегодня
Начало в 21:45 (МСК)
Турция
ЧЕ-2020 - квалификация • Группа H. 8-й тур
Швеция
Завтра
Начало в 21:45 (МСК)
Испания
ЧЕ-2020 - квалификация • Группа F. 8-й тур
Новости партнеров

Трудности перевода

В чем на самом деле призналась и.о. главы РУСАДА

Фото: Валерий Мельников / РИА Новости

В допинговом скандале, развернувшемся вокруг российского спорта более года назад, возникли новые обстоятельства, о которых The New York Times по уже сложившейся традиции (ранее с этой же газетой своими откровениями делился Григорий Родченков) под Новый год поведала исполняющая обязанности главы Российского антидопингового агентства (РУСАДА) Анна Анцелиович. «Это был институциональный сговор», — она первой из официальных лиц признала существование допинг-системы в нашей стране, не уточнив, правда, ни о каком промежутке времени идет речь, ни фамилии лиц, причастных к махинациям.

Не сказать, что заявление Анцелиович действительно революционное, но все же довольно неожиданное. Почему она обратилась не к российским СМИ, а снова в The New York Times? Как известно, ранее эту площадку для своих откровений облюбовал сбежавший из страны Григорий Родченков. С чем связан такой демарш Анцелиович?

В РУСАДА на публикацию отреагировали оперативно. По традиции слова российского чиновника были признаны «искаженными и вырванными из контекста». Далее приводим текст РУСАДА без купюр.

«В ходе беседы А.А. Анцелиович и журналисткой Ребеккой Руиз и.о. генерального директора было сделано замечание, что в отчете, опубликованном 9 декабря 2016 года, Ричард Макларен отказался от слов "государственная система допинга" и использовал словосочетание "институциональный заговор", исключая таким образом возможную вовлеченность высшего руководства страны. К сожалению, Ребекка Руиз, вырвав из контекста данные слова, создала впечатление, что руководство РУСАДА признает наличие институциональной схемы покрытия допинга в России. Хотелось бы подчеркнуть, что у РУСАДА нет и не могло быть полномочий на признание либо отрицание подобного факта. Расследованием по данному делу занимается следственный комитет Российской Федерации. Кроме того, хотелось бы отметить твердую убежденность РУСАДА в том, что у каждого обвиняемого спортсмена есть неотъемлемое право возражать на предъявленные обвинения. Со своей стороны мы подтверждаем приверженность принципам борьбы с допингом и продолжаем свою деятельность в соответствии со Всемирным антидопинговым кодексом и Общероссийскими антидопинговыми правилами», — говорится в ответном заявлении.

Допустим, но все равно не очень понятно, зачем наши чиновники дают интервью зарубежным СМИ, а затем сами же пишут на них опровержения.

Напомним, что независимая комиссия WADA во главе с Маклареном недавно опубликовала второй доклад, подробнее изложив тезисы, прозвучавшие накануне Олимпийских игр. Правда, с одним существенным отличием. Макларен отказался от прямых обвинений нынешнего вице-премьера Виталия Мутко, на которого ранее указывали как на одного из главных виновников и инициаторов формирования в России с 2011 по 2015 годы так называемой «государственной системы допинга».

Один из основных контраргументов болельщиков, специалистов, спортсменов и чиновников Макларену — отсутствие доказательной базы. Хотя сам канадец не раз говорил, что основные факты, отраженные в его докладах, предоставляются WADA, а также международным федерациям разных видов спорта. Благодаря Макларену Россию уже лишили чемпионата мира по бобслею и скелетону, а также вынудили отказаться от этапа Кубка мира в Тюмени и юношеского чемпионата мира в Острове по биатлону. Международный союз биатлонистов (IBU) сообщил о своем собственном внутреннем расследовании. Видимо, фактическая сторона доклада Макларена достаточно убедительна, раз чиновники разных федераций уже применили санкции. Правда, с ними не все согласны.

Так, например, двукратная олимпийская чемпионка по биатлону Ольга Зайцева накануне сообщила о готовности подать в суд на бывшего главу Московской антидопинговой лаборатории Родченкова, если ее фамилия окажется в докладе WADA.

«Пускай разбираются по закону, мы будем ждать. Скажу одно — спортсмены ни при чем. Они не могут поцарапать свои пробирки, не могут засыпать туда соль или что-то еще. Я никогда ничего не принимала. Если вдруг всплывет моя фамилия — это будет бред. Подам в суд на Родченкова, куда угодно. Потому что это неправда. Я всегда знаю, что принимаю», — сказала Зайцева «Спорт FM».

Макларен, конечно, в своих выступлениях был бездоказателен, но с юридической точки зрения его доклад выполнен профессионально и убедительно. WADA — независимая организация со своим кодексом, и при вынесении вердиктов она руководствуется только им. Этому кодексу обязаны следовать любая федерация и любой спортсмен, участвующий в соревнованиях. И там нет понятия презумпции невиновности и других уголовно-процессуальных терминов.

То есть если специалисты организации сложат все доказательства и решат, что нарушение скорее было, — выносится соответствующий вердикт. А доказательства у Макларена, похоже, все-таки имеются. В том числе показания Родченкова и его электронная переписка, из которой следует, что о допинговых махинациях знали чиновники Минспорта, в частности Юрий Нагорных, уже давно отстраненный от должности и хранящий до сих пор вполне логичное молчание.

Вкупе с показаниями семьи Степановых и ряда других неназванных свидетелей WADA делает вывод о существовании допингового сговора в России. Оговорилась Анцелиович или ее слова действительно были искажены нерадивыми зарубежными СМИ — вопрос второй. Пока никто из российских спортсменов, чиновников не подал в суд на Макларена, который в том же материале The New York Times выразил удовлетворение тем, что российские чиновники не оспаривают результаты его расследования.

Американская газета, чьи корреспонденты давно и плотно занялись проблемой допинга в России, беседовали не только с Анцелиович. Журналисты опросили и других чиновников, призванных реформировать систему российского надзора за допингом. В обсуждаемой статье также приводится высказывание руководителя Независимой общественной антидопинговой комиссии Олимпийского комитета России (ОКР) Виталия Смирнова.

«С моей точки зрения, как бывшего министра спорта, президента Олимпийского комитета, мы сделали много ошибок», — признал чиновник, добавив, что сейчас необходимо понять, почему молодые спортсмены соглашаются принимать допинг. В беседе с изданием Смирнов также подчеркнул, что и в других странах принимают допинг, сославшись на информацию, полученную в результате взлома аккаунтов WADA.

«WADA повезло, что у них оказался Родченков», — заявил The New York Times юрист Олимпийского комитета России Виктор Березов. Он предположил, что подобные нарушения могут «происходить в Китае или Лондоне», так как «система сломана».

Что же на самом деле хотела сказать Анцелиович? Скорее всего, конечно, трудности перевода сыграли свою роль. Но какой был смысл соглашаться на интервью с изданием априори жаждущем сенсации и уже вылившем много грязи на российский спорт? Вот, пожалуй, главный вопрос, на который бы стоило ответить и.о. главы РУСАДА.

Спорт00:0312 октября
Алена Леонова

«Перегрузка больше, чем у космонавта»

Фигуристки рискуют стать инвалидами из-за сложных прыжков. Зачем они все равно это делают?