Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram
Новости партнеров

«Если бы я не предпочитал женщин, я бы влюбился в Брэда Питта»

Гвидо Дамиани: ювелир аристократов, князей и японских футболистов

Гвидо Дамиани
Фото: Alessandro Garofalo / Reuters

Президент ювелирно-часовой компании Damiani Group Гвидо Грасси Дамиани представил в Москве новую технологию персонализации драгоценных камней и рассказал «Ленте.ру» о сотрудничестве с представителями монархических династий и кинозвездами, о том, что нужно сделать, чтобы понравиться японским покупателям, и как написать признание в любви на бриллианте.

«Лента.ру»: Сейчас вы предлагаете в России помолвочные и обручальные кольца на заказ. В чем их особенность?

Гвидо Дамиани: У нас большой выбор и камней, и оправ: 20 тысяч разных комбинаций. На рундисте — боковой части бриллианта, к которой сходятся грани верха и низа камня, — по фирменной технологии лазером гравируется номер сертификата камня и, по желанию заказчика, — инициалы, имена, признание в любви или какие-то важные для пары слова и пожелания. Они видны, если рассмотреть камень под микроскопом.

Кто-то еще предлагает такую услугу?

Нет, мы единственная ювелирная компания в мире, персонализирующая бриллианты в помолвочных кольцах. В этом есть практическая польза: персонализация в определенной степени страхует владельца от краж. Перепродать краденый «подписанный» камень сложно: его легко идентифицировать и уличить недобросовестного приобретателя. А если камень все-таки будет утрачен, мы сможем заменить его точно таким же, с идентичными характеристиками.

У Damiani хороший выбор и обручальных колец.

Да, особенно популярна коллекция, которую мы делали при участии Брэда Питта. Я встречался с ним несколько раз. Он, конечно, суперзвезда и очень привлекательный человек, особенно сейчас, когда он снова свободен. Если бы я не предпочитал женщин, я бы влюбился в Брэда Питта (смеется). Отличная фигура, голос, обаяние! Лучший мужчина на планете.

Одна из самых резонансных работ Damiani последнего времени — бюст князя Монако Альбера II, выполненный из чистого золота. Расскажите об этом проекте.

Княжеская семья и известный американский скульптор Barry X Ball обратились к нам, потому что искали ювелирную компанию, в принципе способную этот проект реализовать. Думаю, таких компаний в мире — считанные единицы. Для нас такая работа важна и стратегически — поскольку, как вы верно заметили, о подобных проектах много говорят и пишут, и тактически — сложные задачи всегда развивают исполнителя, позволяют освоить новые техники, приобрести новые навыки.

Ваши ожидания оправдались?

Полагаю, да. Бюст с указанием компании-исполнителя постоянно экспонируется в музее княжеской семьи Монако, в Galerie des Glaces, и это, безусловно, предмет гордости для Damiani. Кому попало подобный заказ не доверят, это доказательство того, что мы — одна из ведущих ювелирных компаний мира.

На скульптуру пошло около 13 килограммов золота. Металл был ваш?

Конечно. Мы работаем только с таким материалом, в качестве которого уверены на сто процентов. Работа велась под руководством Кристиана Рицетто, ювелира Damiani, на нашей фабрике в Валенце, итальянском центре ювелирного производства изделий из золота (по серебру лидирует Виченца), где мы контролируем каждую операцию. Потом я лично передал бюст князю Альберу.

В минувшем году Damiani представил еще одну громкую коллаборацию с лицом, имеющим отношение к царствующим домам: с Николеттой Консоло-Романовой, праправнучкой российского императора Николая I.

Совершенно верно. Я знаком и с самой Николеттой, и с ее отцом, сенатором итальянского парламента и известным юристом Консоло. Как-то Николетта рассказала мне историю материнской линии своей семьи, о своих предках Романовых, бежавших из России от революции, и сохраненных ими фамильных драгоценностях. Например, у ее прабабки было роскошное очень длинное жемчужное ожерелье, и много лет семья жила на деньги, которые они выручали, продавая по одной жемчужине. Очень крупные были жемчужины. После этого разговора я предложил Николетте создать коллекцию украшений по мотивам драгоценностей ее семьи.

То есть это не копии старинных изделий?

Безусловно, нет. Это современные вещи. Николетта общалась с дизайнерами Damiani, и они вдохновлялись в работе старинными колье и диадемами, которые сейчас принадлежат матери актрисы. Но это не копии.

Участие Николетты ограничивалось консультациями?

Мы прислушивались к ее мнению об эскизах, учитывали ее пожелания. К тому же она красивая женщина, модель и актриса, она стала лицом коллекции, рекламной кампании. Николетта представляла украшения линий Fiocco и Fiori d’arancio на презентациях в разных странах, от России до Японии. Кстати, первыми коллекцию увидели клиенты и эксперты именно в Москве — потому что сама история этой коллаборации восходит к семье Романовых.

Дом Damiani популярен в Японии?

Да, это для нас второй по значимости рынок после итальянского. Вообще, в мире более сорока монобрендовых магазинов нашей компании, и в прошлом году открылся флагманский бутик в токийском районе Гинза. Мы выпустили коллекцию украшений Metropolitan Dream, в которую, помимо прочего, вошли мужские запонки. В работе над этой коллекции мы сотрудничали с бывшим футболистом Хидэтоси Накатой, выступавшим за японскую сборную и за итальянский клуб «Рома». Очень модный и элегантный парень, его фото часто печатают в глянцевых журналах. Японцы любят учиться, в том числе охотно подражают иконам стиля, а он — одна из таких икон. И к тому же известен как благотворитель. Так что вещи, которые нравятся Накате, наверняка станут популярными в Японии.

Итальянцев учить элегантности нет необходимости.

Да, Италия, в частности Милан — центр моды и стиля, хорошо одеваются и умеют подобрать аксессуары у нас и мужчины, и женщины. Если в Лондоне, скажем, адвокат или финансист одевается чопорно, то в Италии можно встретить юриста, одетого со слегка небрежным шиком. Он может себе позволить надеть браслет, например, или шейный платок вместо галстука, если это не суперофициальное мероприятие, конечно. А если ты работаешь в модной или ювелирной компании — тем более.

Много говорят о кризисе в ювелирной индустрии. Вы не боитесь потерять покупателей?

К сожалению, экономическая ситуация оставляет желать лучшего, но, полагаю, те, кто покупает Damiani, могут себе позволить наши украшения и сейчас. Мы также выпускаем модели для молодых и не самых состоятельных людей. Главная идея в том, что украшение необязательно покупать однажды и на всю жизнь. Это может быть модный аксессуар, который подбираешь к одежде или носишь, пока не наскучит. Например, браслеты-шнурки или кольца из керамики.

Ваша компания занимается благотворительностью?

Да, мы помогаем бедным в Африке — реализуем проекты по снабжению населения питьевой водой, а также поддерживали итальянцев, пострадавших от недавних землетрясений — покупали предметы первой необходимости для детей, оставшихся без крыши над головой. Стараемся делать, что можем.

Какие новинки вы покажете в ближайшее время?

Это пока секрет. Но я рекомендую вещи, появившиеся в прошлом году. Например, коллекцию браслетов-трансформеров Animalia с декором из цветной кожи ската (галюши) и со съемными брошами в виде животных и птиц, а также новые ювелирные часы и часовые оправы с бриллиантами, пополнившие коллекцию Mimosa. Считается, что женщины не любят механические часы — заводя их, можно испортить маникюр — но у нас есть и кварцевые, и механические модели.

Ценности00:0210 октября

Жиголо и денди

Когда-то мужчины с гордостью носили колготы, юбки и трико. Что заставило их переодеться?