Новости партнеров

«Через какое-то время он покончил с собой»

Рассказ не самого доброго коллектора о работе с не самыми порядочными заемщиками

Кадр: фильм «Коллектор»

В этом году вступил в силу закон, регулирующий коллекторскую деятельность в России. Теперь работать смогут только те агентства, что вошли в реестр Службы судебных приставов, а напоминать должникам о просроченной задолженности они станут реже и тактичнее. Пока коллекторы пытаются легализоваться и подстроиться под новые требования закона, «Лента.ру» встретилась с руководителем крупного агентства по сбору долгов и увидела ситуацию с другой стороны. С той, где неадекватные должники и нерешительные приставы, бандитские разборки и бесконечные угрозы, подлые подставы и внезапные погони.

Не по доброй воле

Все жалуются на коллекторов. Но с нами можно договариваться. Мы готовы идти на компромисс, если человек вменяемый. К сожалению, в основном наши клиенты неадекватны. Их даже не смущает присутствие пристава. С кем мы только ни сталкивались за пятнадцать лет работы: и с бандитами, и с инвалидами, и с эфэсбэшниками, и с психами. Угрожают постоянно. Просто так, добровольно, долги почти никто не отдает.

Один «солнцевский» на аресте заявил, что и машину сожжет, и нас всех вместе с ней, но ничего не отдаст. Первый раз уехали ни с чем. Реально напряглись. Потом все-таки удалось решить вопрос через его друзей. Объяснили. Или: арестовываешь машину, снимаешь все на камеру, протоколируешь, а человек идет и подает в полицию заявление об угоне. Потом получает судимость за дачу ложных показаний. Нормальный вообще?

Был случай, когда должник, увидев нашего сотрудника в компании с приставом, попытался уехать на залоговой машине, агент тут же бросился за ним на своем авто и через несколько километров оттормозил его на Звенигородском шоссе. Там и арест произвели.

Другой раз на трассе пытались остановить нашего сотрудника, который перегонял арестованный автомобиль. Догоняют несколько машин, и сидящие в них люди показывают, что нужно остановиться. Естественно, наш агент не подчинился, поехал дальше. В итоге оторвался.

Вообще мы часто встречаемся с откровенным беспределом. Работали в Москве с одной дамой на BMW X6M. Вся в долгах, кредиты не выплачивает. Живет в элитном жилом комплексе. Везде шлагбаумы, охрана. В общем, к ней не подобраться. И даже если попадаешь на территорию — найти машины в подземных гаражах почти нереально. Много времени ушло на поиски. В итоге нашли, нашего сотрудника избили охранники должницы. В следующий раз ребята приехали уже в усиленном составе.

Психопат и батюшка на Audi

Мы работаем только по решению суда. Мы не пишем в подъездах угрозы, не бросаем в окна коктейли Молотова, не воздействуем физически. Даже звоним редко — у нас нет технической возможности обрывать телефоны должников. Раньше некоторые коллекторы приходили к должникам в траурных смокингах и передавали конверты с черной полоской. Но сейчас мы таким баловством не занимаемся. И уж тем более — не угрожаем, не доводим до суицида.

Лет восемь назад мы сотрудничали с крупным иностранным банком, перед которым у жителя Нижнего Новгорода образовался долг в двадцать тысяч рублей. Наш сотрудник дозвонился до его матери и сообщил ей об этом. Через некоторое время должник покончил с собой. Поднялся шум. Нас обвинили в том, что это мы его довели. Но, во-первых, мы с ним самим даже не общались, а во-вторых, выяснилось, что он стоял на учете в психдиспансере и был алкоголиком. Банк после этого с нами разорвал договор, сколько бы мы ни пеняли на то, что он сам выдал кредит запойному психопату.

Зачастую банки сами виноваты, что им не возвращают кредиты. Некоторые должники умудряются по три года водить за нос банковских сотрудников. Есть уникальные люди, которые могут напеть такую историю, что реально начинаешь верить в эту чушь. Вот, к примеру, берет батюшка кредит на Audi A6, а обещает вернуть, «как господь соизволит». Бегали, бегали за ним, в итоге машину арестовали, батюшка нас проклял. А другой должник доказывал, что ему нужно ездить только на Mercedes, потому что у него беременная жена, и если его будущий ребенок умрет, виноваты будем мы.

Исполнение нежеланий

Нам приходится делать за судебных приставов большую часть их работы: искать должников, узнавать, какое у них имущество, выяснять их местонахождение. Например, нам нужно арестовать автомобиль. Он, естественно, движется. И пристав не поедет на арест, если точно не будет знать, что конкретная машина стоит в конкретном дворе и что она никуда не уедет. Поэтому приходится идти на ухищрения — ставим на машины маяки и отслеживаем перемещение. Некоторые процессы оплачиваем из своего кармана: поиск, взаимоотношения с правоохранительными органами и другими инстанциями. Но таким образом мы и информацию получаем быстрее, работаем более оперативно.

Исполнительный лист — это 20 процентов успеха. Он денег не нарисует. Остальные 80 процентов — это как раз имущество, которое надо «взыскать», как написано в исполнительном листе. А у должника взыскивать и нечего — быстро все спрятал, все раздал, и нет у него ни земли, ни квартиры, ни заработка, ни машины. Что ты с него возьмешь?

Если все уполномоченные органы подтверждают, что брать нечего, выносится акт о невозможности взыскания ввиду отсутствия имущества у должника. Нам как взыскателям возвращается исполнительный лист. Мы можем немного подождать, а можем хоть на следующий день снова отправлять всюду запросы. И так — пока не найдется хоть что-нибудь. Предъявлять лист можно до бесконечности. Правда, если этого ни разу не делать в течение трех лет, то он утрачивает силу.

Бывало, что люди к нам приходили, предлагали много тысяч долларов за то, чтобы мы затянули производство. Мы, конечно, отказывались. Тогда они идут с тем же предложением к приставу говорят: «Спрячь мое дело». Кто-то соглашается, ведется на деньги, которых он с зарплатой 30 тысяч в месяц никогда не заработает. В итоге срок исковой давности проходит, никто не может найти концов. Пропадали документы нужные, а случалось, что целые отделы сгорали!

У провинции свои принципы

В Москве у нас есть связи, знакомые, инструменты воздействия. А в другом городе у людей свои связи и знакомые. Там работать сложнее. Например, историю по взысканию долга в Краснодаре мы проиграли полностью. Нас послали на всех уровнях так, что мы ничего не смогли сделать. Проблема в том, что у нас нет единообразия судебной практики. И при этом Верховный суд РФ не будет бить по рукам Краснодарскому краевому суду. Что говорить про регионы, у нас в одном и том же суде можно одно дело выиграть, а другое, точно такое же, проиграть, потому что один судья дает право на арест автомобиля, а другой — нет.

Вот, например, наши сотрудники приезжают на арест машины в Белгород. Со всеми документами, с решением суда: наложить арест на автомобиль BMW X6, передать на ответственное хранение в агентство по сбору долгов для дальнейшей реализации с торгов. С нашей стороны все законно. Ребята приходят с местным приставом, инициируют процедуру ареста. Тут нашим начинают звонить местные полицейские. Приставу названивают прокурорские: не лезь в это дело, машину не передавай. Начали с ним бодаться, он позволил только отогнать машину на штрафстоянку в Старый Оскол (хотя он уже нарушил закон, не исполнив решение суда), и все стали ждать развития событий.

Дальше этот влиятельный должник пошел в Белгородский суд и оспорил саму цессию — то есть уступку прав собственности банком нашему агентству. Поскольку у него все в городе схвачено, решение вынесли в его пользу, договор цессии признали недействительным. Все — наше агентство больше не сторона по делу, арест снимается, имущество возвращается.

Мы снова подаем в суд, получаем новое решение, возвращаемся в Белгород, заручаясь поддержкой тамошнего предводителя ветеранов ВДВ, местных быков, качков, бандитов. Пристав машину не отдает ни в какую, говорит: «Вы уедете, а мне здесь жить. Ничего делать не буду». И только когда ему объяснили, что его никто не тронет, он наконец исполнил законное требование.

Как-то имели дело с девушкой из Ростова-на-Дону, не платившей по кредиту за BMW 5-й серии. Лично ни разу не пересекались. Она пыталась по «левой» страховке починить поврежденную машину, а когда и это не вышло — просто бросила ее в салоне и пропала. Наши агенты приехали в Ростов с исполнительным листом, арестовали авто прямо в салоне, нам там же передали ключи, и мы ее забрали. Эта девушка в итоге объявилась, приехала в Москву на суд (который проиграла), а потом написала в ОВД заявление о том, что наши сотрудники якобы ее избили после заседания. К нам приходили полицейские, мы дали объяснения, и всем стало понятно, что мы имеем дело с сумасшедшей.

Но как бы то ни было — мы ничего не могли сделать с машиной пока шли процессы. А она обжаловала все решения, дошла до Мосгорсуда. В итоге мы все выиграли, но полтора года BMW стоял на нашей стоянке и дешевел. Буквально месяц назад мы нашли на нее покупателя. Теперь будем довзыскивать разницу, ведь общая сумма ее долга — два миллиона, а машину продали за миллион сто пятьдесят.

Кредитные пирамидки

Основная масса должников появляется от финансовой безграмотности. Люди не понимают, на что идут. Берешь чужое ненадолго, а отдаешь свое и навсегда. Тут ты и становишься неадекватным. Тебе кажется, что отбирают твое имущество. Ведь когда садишься в машину, через пару месяцев уже думаешь, что она твоя родная ласточка, не понимая, что она куплена на 80 процентов из заемных средств.

Некоторые грамотные заемщики умудряются проворачивать махинации с автокредитами. Из всех видов кредитов у него самая дешевая ставка из-за того, что есть залог — автомобиль. В некоторых случаях она доходит до 9 процентов, а это очень мало. Обычный кредит наличными банк не даст меньше чем под 15-18 процентов. Поэтому эти знатоки берут машину за пять-шесть миллионов, оплачивают 20 процентов ее стоимости, сразу же ее продают и крутят полученные деньги. Закидываете, условно, миллион в банк, и ежемесячно аннуитетными платежами списывается по сто тысяч. Так можно купить и перепродать несколько машин. И получить уже не пять миллионов, а двадцать пять. У нас, кстати, был такой клиент. Он создал компанию, сделал ее лицом футболиста Андрея Аршавина, оформлял машины на родственников и знакомых. А когда рубль рухнул — рухнула и вся эта пирамида. Его и упаковали в тюрьму. Правда, потом выпустили. И, надо сказать, долги перед нами он закрыл.

PS

Фильм «Коллектор» — абсолютная выдумка. Можно один раз посмотреть, но не больше. Истории там совсем какие-то сказочные и нелепые. Ну, каким надо быть неадекватом, чтобы принять коллектора за своего сына?

Россия00:0124 сентября

«Делая вид, что лечишь»

Как работать без лекарств и оборудования: откровенный рассказ российского врача