Новости партнеров

Как Якутск удивил Сколково

С чем приедут в «Сколково» инноваторы самого большого региона России

Фото: sk.ru

В Якутске стартовал Open Innovations Startup Tour-2017 — уже пятые «инновационные гастроли» фонда «Сколково» по России и СНГ. За ближайшие полгода в 14 городах определятся проекты — участники конференции Startup Village-2017, которая пройдет в технопарке «Сколково» в июне. Корреспондент «Ленты.ру» ознакомился с новейшими разработками ученых Якутии — пока неизвестными за пределами самого большого региона России.

«Ваши идеи ничего не стоят», — сообщает гендиректор технопарка «Сколково» Ренат Батыров молодым и зрелым предпринимателям Республики Саха (Якутия). В Якутске, в зале университетского культурного центра «Сергеляхские огни» полным ходом идет троллинг-сессия «Все, что вы хотели знать о Сколково, но стеснялись спросить». Судя по отсутствию возмущенных криков с мест, правила игры приняты всеми: троллинг так троллинг. Тем более Ренат тут же поясняет: «Хватит ли сил, компетенций и денег эти идеи реализовать — вот главный вопрос».

Свое подлинное отношение к технологическим инициативам якутян эксперты фонда «Сколково» показали еще до начала Open Innovations Startup Tour-2017. По регламенту, в каждом из 14 городов инновационных гастролей — 11 российских плюс Алма-Ата, Ереван и Баку — к соревнованию за право приехать в Сколково Startup Village-2017 допускаются 30 соискателей девяти путевок. Однако в Якутске, первой точке нынешнего сколковского тура по России и СНГ, пришлось взять на борт 42 инновационные команды.

«Изобретай или умри», — формулирует смысл инновационной жизни самого большого региона страны Анатолий Семенов, глава ГАУ «Технопарк "Якутия"». Нынешний Startup Tour, как утверждают в республике, привез в Якутск тепло. Что означает: на градуснике — около минус тридцати. Обычно в это время бывает еще меньше — градусов на десять. «Либо ты что-то делаешь, чтобы не замерзнуть, либо замерзаешь», — уточняет Анатолий Аскалонович. Просто и не вполне инновационно. В отличие от того, что можно увидеть в самом технопарке Якутска.

От кота до ящерицы

Кот Персик, по-английски Peach, что-то ловит на экране смартфона, наведенного на страницу обычной детской книжки-раскраски. «Дополненная реальность», — объясняют в технопарке. Историю про Персика заказали в США для реабилитации особых детей. Другая книжка made in Yakutsk — про морских животных — ушла в канадскую компанию, которая занимается океанскими круизами.

Цены в Якутии, разумеется, не как у Кремниевой долины — ближе к прейскурантам Шэньчженя или Бангалора, где трудятся китайские и индийские программисты. «Но и товар ничего, да?» — говорит Анатолий Семенов.

Чистых айтишников, по словам Анатолия Аскалоновича, ни в якутский технопарк, ни на парад стартапов не зовут: даже на уровне региона — перепроизводство. А вот программистов, привязанных к какому-нибудь делу, обласкают всячески. Например, создателей онлайн-игры «Грязь на шинах». Симулятор бездорожья, три миллиона скачиваний по всему миру. Капитализация, однако, скромная: около ста тысяч в месяц на каждого из небольшой команды разработчиков.

«А кто из вас занимается внедорожным спортом? — обращается к Алексею Шарыгину, заместителю директора игровой фирмы, старший вице-президент фонда "Сколково" по внешним коммуникациям и рекламе Александр Чернов. — Эксперты по этому делу есть?»

Алексей улыбается. Специфика Якутии такова, что здесь труднее найти того, кто с бездорожьем не знаком. «Нам хватает, мы пока о большем не думаем», — уверяет Шарыгин. «А надо бы», — говорит Чернов.

«Матрикс покажешь, Влад?» — спрашивает директор Семенов Владислава Алексеева.

«У меня замороженный», — откликается Владислав. Вернувшись с продолговатым контейнером — собственно, матриксом —Алексеев объясняет технологию генной регенерации органов. Для этих мест, где обморожение отнюдь не редкость даже в нынешнее «теплое время», актуальнее придумать трудно. «Отращивание конечностей по принципу ящерицы, — объясняет Владислав Алексеев. — Каждый человек — каркас, многоквартирный дом. Клетки — его жильцы». По его словам, руку — при должном техническом обеспечении — можно нарастить за неделю. А палец — часа за два.

Молодой ученый Алексеев некогда занимался проблемами старения. Вслед за научным руководителем уехал в Калгари, где и провел три года на контракте в одной из лабораторий. Вернулся, когда контракт закончился. «Не знаю», — честно отвечает Владислав на вопрос, увидела бы его родина в противном случае. «Зато честно», — спешит на помощь Семенов. В планах у Алексеева — создание центра биотехнологий, «наиболее конкурентного на Дальнем Востоке». «Здесь уже немного не наши компетенции, совсем другой уровень исследований», — признается директор технопарка. Впрочем, фирма Владислава и так участник фонда «Сколково», и визит сюда — скорее, внеконкурсная программа.

А, к примеру, дистанционная медицина подопечным Анатолия Семенова так или иначе подвластна уже сейчас. Кардиограммы, томография, УЗИ — «в идеале мы бы хотели исключить врача из процесса диагностики», объясняет Игорь Савин, совладелец одного из компьютерно-медицинских стартапов и практикующий рентгенолог. Объявленная им точность на текущий момент — 80 процентов, требуется около ста. Якутия почти вся состоит из отдаленных районов, актуальность очевидна; стало быть, и прямой интерес в совершенствовании — налицо.

«Бульдозер» вызывали?

«Только не спрашивайте, нравится ли мне изменение цен на нефть», — предупреждает Пекка Вильякайнен, советник президента фонда «Сколково» Виктора Вексельберга.

Пекка основал свой IT-бизнес в 13 лет. Отошел от него около десяти лет назад, когда в фирме Вильякайнена уже трудились 20 тысяч сотрудников по всему миру. Теперь Пекка, помимо прочего, — основной мотор идеи сколковских стартап-туров. Мотор — пожалуй, в буквальном смысле: одно из прозвищ Вильякайнена — «бульдозер». Хотя второе — «финский конь», произносится Пеккой по-русски — тоже подходит.

В дальнейшем разговоре все равно выясняется, что падение нефтяных котировок, Пекке весьма по нраву: «Пять лет назад, когда мы начинали, в городах России — в том же Якутске, например — очень часто спрашивали, что такое стартап. Сейчас таких вопросов почти нет. В России поняли, что на одних углеводородах не проживешь».

Чем прожить? Нужна деловая активность, прежде всего — новые технологии и связанные с ними рабочие места, уверен Пекка. Правда, при нынешнем развитии одного могут возникнуть проблемы с другим. «Дешевый аналог угря для суши, — рекомендует Денис Шахталин, резидент «Технопарка Якутия», свою линию по разведению мраморного сома. — Высокий темп роста, до килограмма за полгода. Осетр набирает такой вес за полтора года». Итого, по выкладкам Шахталина, 14 тонн рыбы в год. Но всего один работник — а кормят юных сомов восемь раз в день.

Баланс между прогрессом и занятостью наверняка могли бы обеспечить в лаборатории полимерных нанокомпозитов, которую возглавляет Айталина Охлопкова. Лаборатория — уже не стартап, а вполне зрелое подразделение Арктического инновационного центра Северо-Восточного федерального университета, Якутск. «Морозостойкие и износостойкие резины — манжеты, сальники, пыльники, — перечисляет разработки профессор Охлопкова. — Для труб, для ЖКХ, для автомобилей и прочего. Все у нас было готово задолго до того, как в Москве и вокруг нынешние морозы ударили. Но пока не клюнуло вас кое-куда — никто не обращался».

Есть, однако, и другие причины прохладного отношения к морозостойкой резине. И дело тут не только в китайских аналогах — которые скромнее по характеристикам, зато дешевле. Производители авто и особенно тяжелой техники — вроде бульдозеров (настоящих) — болезненно относятся к перспективе замены фирменных деталей на какие-либо еще, пусть и самые нанопродвинутые. Наказание — вплоть до снятия с техобслуживания.

Что же до ЖКХ, то не каждая контора за пределами Якутии готова закупить большую партию тех же прокладок, даже самых износостойких. А партии небольшие не устраивают производителя. Себестоимость каждой нанотехнологичной мелочи — около десяти рублей. Закажут мало — много не заработаешь, а затеваться с производством выходит себе дороже. Полимерный порошок же сюда везут издалека — Кирово-Чепецк, Кировская область. Проблемы с логистикой — отсутствие прямой дороги на тот же Якутск (только паромом летом, только ледовой переправой сейчас) — рушит многие инновационные планы.

И все же, уверен Пекка Вильякайнен, инновационное будущее неумолимо. «Мы не стесняемся называть наш Startup Tour гастролями. Сидеть в офисе под Москвой — значит, заниматься ерундой, — объясняет Пекка «Ленте.ру». — За пять лет я побывал в 70 городах России, перецеловался с кучей губернаторов. И я вижу, как пришло государственное понимание того, что развитие нового предпринимательства и помощь ему — необходимы. Настоящее понимание, а не кисло-вежливое».

Защищайся!

«Интересного навалом», — коротко описывает Юрий Сапрыкин, вице-президент фонда «Сколково» по региональному и международному развитию, защиту проектов в зрительном зале «Сергеляхских огней». Здесь идет конкурс по индустриальному направлению, в сколковской терминологии — «треку». Сапрыкин торопится, ему надо посетить еще два трека — биомедицина и IT. Треки идут параллельно, и толком разорваться между ними не поможет никакая нанотехнология.

Регламент общий: в каждом треке — по три путевки на Startup Village-2017. На защиту командам дается пять минут, за которые надо убедить комиссию — экспертов, привезенных фондом «Сколково» — в собственной инновационности, научной состоятельности и банальной прибыльности на перспективу.

У айтишников — они заняли большую потоковую аудиторию — не протолкнуться. «Петров Прокопий, основатель, это я», — заканчивает свое выступление молодой создатель аналога Uber’а для авторемонтных мастерских. Его приложение уже стоит в смартфонах 9 000 жителей Якутии, связывая владельцев авто и сервисы: выбираешь услугу, смотришь цены — где заложена сотня рублей в день для Прокопия и его коллег — заказываешь, отгоняешь, принимаешь работу, пишешь отзыв.

«Почему сто рублей?» — допрашивает Петрова эксперт Олег Баранник. «Мы посовещались с сооснователями и решили, что это оптимально», — отвечает соискатель. Более обоснованных бизнес-планов, очевидно, пока нет. «Как с обновлениями у приложения, все в порядке?» — продолжает Олег. «Агаааа», — выдает Прокопий характерный для Якутии ответ. «Если прочитать, что о вас пишут, то агаааа — лучше не читать, — парирует Баранник. — Конкурентов своих знаете?» «Ну да, — откликается Петров. — Их нет». «Нет в пределах Якутии, — моментально уточняет эксперт. — А у вас заявленные перспективы — семь процентов автосервисов по стране».

«Недостатки “Майкрософта” — цена три тысячи долларов, большой вес и время работы два часа, — объясняет следующий претендент на поездку в Сколково. — Наши очки смешанной реальности весят чуть больше, но это покрывается остальными преимуществами». «Продукт есть или нет?» — раздается из экспертного ряда. Ответ «в данный момент разрабатывается», кажется, перестает устраивать и самого потенциального борца с детищем Билла Гейтса.

На индустриальном треке — ничуть не менее жестко. «Ваша графеновая суспензия для лабораторий дешевле американской в два раза, зато дороже испанской более чем в три, — указывают из зала молодой соискательнице. — Вы рынок сбыта своей продукции представляете?» «Наверное, не очень большой», — поразмыслив, отвечает претендентка.

«Здесь бьют по полной программе, — поясняет основной принцип стартап-тура Кирилл Булатов, отвечающий в фонде «Сколково» за грантовую службу. — И все это для того, чтобы авторам проекта было ясно, куда и как идти дальше. Наши эксперты выделяют тех, кто, по их мнению, идти способен — и у кого уже есть, с чем идти».

Попасть в девятку

«Разорвите летом Startup Village, ребята», — кричит Анатолий Семенов со сцены. Только что стали известны проекты-победители. В списке отмеченных якутских изобретений, помимо прочего, — роботизированные хирургические инструменты. Универсальное Wi-Fi-реле RoboHouse — отключает все электроприборы и воду, если в доме пожар либо, соответственно, потоп. Эффективное биоцидное покрытие для деревянной поверхности — отталкивает воду и убивает плесень. Основа покрытия — местные материалы: ягель, лишайники — а стоит в шесть раз дешевле химических аналогов.

Анастасию Томскую с университетского физтеха — первое место на индустриальной площадке, «Получение органического светодиода на основе квантовых точек оксида графена» — прямо со сцены куда-то ведет представительница «Алросы»: алмазный монополист заинтересовался разработкой аспирантки. И, кстати, «Авторемонт» от Прокопия Петрова — хоть и на третьем месте среди айтишников, но в девятке. И, стало быть, при путевке в Сколково.

«Те, кому сейчас не повезло, уже в этом году могут доработать проект и попробовать свои силы еще тринадцать раз», — уверяют организаторы тура. Приехать в другой город, где пройдут сколковские инновационные гастроли, и попытать силы там вовсе не возбраняется. Даже наоборот.

«Начнем с того, что у меня есть друг в Финляндии, — отвечает Пекка Вильякайнен на вопрос об оптимальном количестве проб и ошибок в инновационном бизнесе. — Он выпускал игры для телефонов. Никак не мог преуспеть, где-то полсотни проектов — мимо цели. И вот однажды он пришел ко мне и попросил денег на еще один проект. Несмотря на историю его неудач, я не смог отказать. Потому что мне очень-очень понравилась идея его новой игры: стрелять птицами по свиньям!»

Что ж, автора новых Angry Birds — если что-то подобное возникнет на маршруте Startup Tour-2017 — явно оценят сразу.

Наука и техника00:0120 августа

«Обеспечили нацистам безопасный тыл»

Почему Сталин в 1939 году не захотел вместе с Западом остановить Гитлера