Между тигром и медведем

Что можно узнать о Южной Корее за одну неделю

Фото: Петр Каменченко

В России, особенно в европейской ее части, о Южной Корее знают на удивление мало. Доходит до анекдотов. Представители Samsung рассказывали, как на московской выставке к ним подходили посетители и спрашивали: а вы из какой Кореи — Южной или Северной? В последние годы россияне стали бывать в Корее чаще: прирост турпотока составляет примерно 10 процентов в год, и в лучшем по этому показателю 2016 году в Южной Корее побывали уже 233 тысячи наших сограждан. И хотя большую часть из них составляют российские корейцы с Дальнего Востока, жители европейской части страны едут в Корею все с большей охотой.

Для знакомства со страной у меня было чуть больше недели — совсем немного, чтобы узнать ее хорошо, но вполне достаточно для ярких впечатлений. Тем более что программа была насыщенной, ездить пришлось много, вставать рано, а ложиться поздно.

Да, чуть не забыл: накануне поездки, чтобы быть в теме, пересмотрел несколько фильмов Ким Ку Дука и «Олдбоя» Пак Чхан Ука. Вернувшись, могу с уверенностью сказать: пытаться составить представление по этим фильмам о Южной Корее — все равно что о России по фильмам Балабанова.

О происхождении корейского народа

Согласно южнокорейской версии сотворения мира, Бог, создавший землю и заселивший ее разнообразными примерами флоры и фауны, однажды заскучал, а заскучав, решил создать людей. В качестве исходного материала Бог выбрал тигра Сухоранга и медведя Бандаби. Божий промысел состоял в том, чтобы определить зверюшек на сто дней под замок в холодную пещеру и кормить редькой, хреном и чесноком. Тигр божественного перерождения не выдержал и вскоре сбежал, мишка же все перетерпел и превратился в женщину. Поскольку мужчина у Бога не получился, а людям нужно было как-то плодиться и размножаться, творцу пришлось выдать бывшего медведя замуж за собственного сына.

Так получился корейский народ. Вернее, южнокорейский. Потому что в Северной Корее распространена альтернативная версия, в которой ключевую роль исполнял уже Ким Ир Сен — более поздняя реинкарнация Бога.

Судьба Сухоранга после побега из пещеры сложилась вполне счастливо: он стал покровителем корейского народа, а с недавних пор еще и символом будущей зимней Олимпиады 2018 года. А Бандаби досталась роль политкорректного талисмана паралимпийцев.

Корейцы и американская мечта

Южная Корея оказалась исключительно цивилизованной и неожиданно малоэкзотической страной. В особенности для Азии. Сеул напоминает Чикаго, разве что раза в три больше по размеру. Да и в целом Южная Корея похожа на Америку, но не такую, какой она стала теперь, а ту, какой была в 1960-1980-х. В хорошем смысле…

Объяснение этому можно найти в современной корейской истории. До 1945 года, в течение 35 лет, Корея была японской колонией. С корейцами японцы обходились безжалостно. Наши сахалинские корейцы рассказывают, что их предков японцы завозили на остров как рабов.

В 1950-1953 годах в Корее шла война, после которой страна была окончательно поделена надвое, причем южная часть оказалась особенно бедной. Корейцы голодали. Америка посылала им гуманитарную помощь. Но в США практически не выращивали рис — основной продукт корейского рациона, что ситуацию усложняло. Именно в это время находчивые корейцы и придумали, как делать из муки и всего, что найдется под рукой, корейскую лапшу с привкусом креветок, грибов, курицы и т.п.

Но даже голодные корейцы были буквально помешаны на учебе. Родители отдавали последний вон, лишь бы их дети могли получить приличное образование. В это время американские университеты стали принимать корейскую молодежь на обучение бесплатно (да еще и стипендию давали). Приехав из бедной, голодной, разоренной войной страны в США, молодые корейцы понимали, что попали в рай: жестко организованный, высокотехнологичный, работающий на результат — то есть идеальный рай с точки зрения особенностей их национального характера.

Корейцы — патриоты (за примерами — чуть ниже по тексту), и, получив образование, они возвращались на родину, чтобы построить новую Корею по образу и подобию. Ну, а кому, скажите, не хотелось воплотить в жизнь юношеские идеалы? Что касается США, американцы всегда умели заводить благодарных друзей, в отличие от России. В 1990 годы поколение, получившее образование в США, вступило в силу и сотворило то самое корейское экономическое чудо, с которым теперь уже невозможно не считаться.

Корейцы и работа

Корейцы — трудоголики. В работе смысл их жизни. Национальные черты характера — упорство, терпение, аккуратность, исполнительность — очень этому способствуют.

В год корейцы имеют право всего на 15 рабочих дней отпуска, причем за один раз им разрешается взять не больше пяти плюс два выходных. Больничные оплачиваются только в том случае, если человек находился в больнице. Температура, насморк, кашель или высокое давление поводом для невыхода на работу не являются. Можно пропустить один день в месяц по болезни, но только за счет отпуска (и не более 12 дней в совокупности за год).

В Корее считается невежливым уйти с работы даже после окончания рабочего дня, если непосредственный начальник еще на месте. А уходя, работник извиняется перед теми, кто остается.

После введения (вернее, ограничения) фиксированного времени рабочего дня на госпредприятиях (с 9.00 до 18.00, с часовым перерывом на обед) «послушные» корейцы стали вовремя покидать рабочие места: выключали свет, после чего под разными предлогами пробирались на свои рабочие места, включали настольные лампы и продолжали прилежно трудиться.

Пенсионный возраст в Южной Корее — 60 лет. Выходя на пенсию, работник получает единовременное пособие в размере средней зарплаты за последний год работы, умноженной на количество отработанных лет. То есть отработал 40 лет — получи 40 окладов. Существуют и накопительные пенсионные фонды, но это дело сугубо добровольное.

Корейцы и золото

Как уже говорилось выше, корейцы — патриоты. Вот обещанный пример.

В 1997 году Южную Корею накрыл экономический кризис. Пострадали крупнейшие национальные компании: Samsung, Hyundai, Kia, Daewoo. Сокращение рабочих мест привело к росту безработицы, свертыванию социальных программ, резко возрос уровень преступности, увеличилось число самоубийств. За короткое время курс южнокорейской воны упал по отношению к доллару более чем вдвое. Чтобы выправить ситуацию, Южная Корея была вынуждена взять кредит у МВФ. Антикризисный пакет составил 58 миллиардов долларов — самый крупный за всю историю МВФ.

Однако валютный и золотой запасы страны к тому времени опустели, и производить выплаты по кредиту вовремя Корее никак не удавалось. И тогда 5 января 1998 года правительство попросило помощи у народа: сдать собственное золото, чтобы помочь стране.

В это трудно поверить, но корейцы рассказывают, что золото сдавали безвозмездно (!). Корейцы любят золотые украшения, они есть в каждой семье. Их-то и потащили сдавать: кольца, браслеты, наградные знаки, кокарды, пряжки, пуговицы, золотые слитки, монеты, статуэтки... Сдавали, несмотря на связанные с ними семейные истории и личные привязанности. Сдавший получал расписку и стандартный значок жертвователя — три маленьких красных шарика. Служащим госпредприятий было просто неприлично прийти на работу без такого значка, особенно если у босса он уже был. Каждый день рекордсменов показывали по телевидению: абсолютный рекорд достиг 10 килограммов, а по три килограмма сдавали едва ли не ежедневно. Золотые предметы переплавляли, очищали и в слитках отправляли на продажу в Швейцарию. В общей сложности собрали 226 тонн. И хотя это золото покрыло лишь незначительную часть долга, кампания по его сбору стала важным источником финансирования выплат по кредиту, а также продемонстрировала патриотизм и единство южнокорейского народа. К августу 2001 года — почти на три года раньше запланированного срока — долг в 58 миллиардов Корея возвратила полностью.

Корейцы и еда (правда о съедобных собаках)

Корея расположена на полуострове, омываемом Желтым и Японским (сами корейцы с возмущением называют его исключительно Восточным) морями, а потому морская еда, казалось бы, должна здесь преобладать. Однако рыбе и морским гадам корейцы предпочитают мясо, в первую очередь говядину. Особенно корейскую, которая раза в полтора дороже импортной — австралийской, и значительно ее вкуснее: нежнейшая, с тонкими прожилками жира. У нас такое мясо называют «мраморным». За говядиной следует баранина, птица и лишь затем — свинина.

Было бы странно, побывав в Корее, не спросить о том, действительно ли корейцы едят собак — как, к примеру, не спросить психиатра, правда ли, что все его коллеги — сумасшедшие. Примерно на третий день, уже немного освоившись, я задал этот ключевой вопрос девушке, сопровождавшей нас в поездке.

Выяснилось, что процентов 80 современных корейцев никогда собачьего мяса не пробовали. А вот их бабушки и дедушки собак действительно ели, считая, что их мясо дает особую силу и защищает от болезней. В магазинах и на рынках никакой собачатины я не обнаружил, хотя специально ее и не искал.

А вот риса корейцы едят действительно много. В отличие от хлеба, который даже в магазине купить сложно. Отварной круглый рис подается обычно в отдельной мисочке (или кастрюльке) в чистом виде, и уже потом его добавляют в другие блюда и смешивают с соусами. Соусов всегда много, включая обязательный соевый. И обязательно на столе присутствуют овощные салаты. Чаще всего они даже не входят в заказ, а просто сопровождают другие блюда.

Так же обязательно к столу подают кимчи (или ким-чи). Как выяснилось, кимчи — это не столько блюдо, сколько способ приготовления: нечто среднее между квашением, маринованием и засолкой. Для приготовления кимчи используют капусту, редиску, лук, чеснок, баклажаны, огурцы, свеклу, перцы… да, похоже, любые овощи, разве что не картошку.

Кимчи и рис входят даже в саморазогревающийся НЗ южнокорейского солдата, предложенного мне на границе двух Корей в качестве съедобного сувенира.

Что любопытно, «традиционная» корейская острая морковь, которую в этом качестве корейцы продают на всех московских рынках, в самой Корее практически неизвестна. Рассказывают, что таким образом русские корейцы адаптируются к условиям средней полосы России.

Мясо корейцы готовят непосредственно за столом во время еды. На столиках в ресторанах стоят газовые плитки (столики оборудованы специальной вытяжкой, напоминающей свисающие с потолка кислородные маски), сырая говядина подается тонко наструганной. На плитку ставят кастрюлю с мясным бульоном, в который участники процесса кладут сырые овощи (капусту, картошку, лук, чеснок…), проросшую сою, грибы и т.д. Мясо варят недолго, как только изменит цвет — тут же вытаскивают, макают в соус и отправляют в рот. И бульоном все это запивают.

Мастер-класс от Виктории Зию и Стеллы Пак
Видео: Петр Каменченко

Или 20-градусной корейской водкой — соджу. Градус, на русский вкус, совершенно недостаточный. Ни то ни сё, и головная боль на утро обеспечена. Рисовое вино якчу тоже на любителя. Корейское пиво — вполне обычное, разве что стоит дороговато: 7,5-8 долларов за бутылку 0,33 в ресторане и 5-6 долларов — в магазине.

Чай пьют зеленый, красный, белый, розовый и других цветов. А вот обычный черный даже в магазине купить непросто.

Готовить еду непосредственно за столом (варить или жарить), разумеется, не корейское ноу-хау, но здесь это особенно популярно. Любопытно, что мясо жарят, подкладывая под него на сковородку длинные кедровые иглы (чтобы не пригорало?).

Удовольствие процесса в том, что никто никуда не бегает, все сидят за столом, неторопливо беседуют, а в процессе готовят то, что хотят, и в необходимом количестве. Не столько еда, сколько приятное времяпрепровождение.

Вернувшись из Кореи, немедленно купил настольную газовую плитку (Kovea, корейского производства) и опробовал ее в новогодние праздники. Дети были в восторге: сами приготовили, сами все съели. И никто не капризничал.

Корейцы и туалеты

В Корее культ общественных туалетов! Русскому человеку, привыкшему к суровому аскетизму отечественных отхожих мест, это особенно заметно. И дело не в том, что в корейских туалетах чисто, всегда есть туалетная бумага и играет приятная музыка. Туалеты в Корее — предмет гордости и даже соревнования. По пути из Сеула к побережью наш микроавтобус несколько раз останавливался у придорожных туалетов, ставших центрами небольших придорожных цивилизаций.

У нас обычно как происходит: появляется на трассе бензозаправка, к ней прирастает магазинчик, кафе и так далее. В Корее все начинается с туалета, а уже вокруг него вырастают заправки, автомойки, магазинчики, кафе, рынок и прочее.

Разумеется, все туалеты бесплатные. При входе вас встречает доска почета, из которой можно узнать, что именно этот туалет в таком-то году получил приз как лучший туалет трассы или лучший туалет месяца. Со стены вам улыбается известная медийная персона — актер или поп-музыкант, который этот туалет лично курирует. Рядом — его тематическое высказывание о здоровом образе жизни, необходимости посещать подобные заведения регулярно и ни в коем случае не терпеть, и электронное табло, из которого можно узнать, какие кабинки сейчас заняты, а какие — свободны. Есть и мемориальные туалеты — в честь разных местных знаменитостей.

Унитазы — результат новейших технологий (хотя встречаются унитазы попроще). Кроме сидений с подогревом присутствует специальный пульт управления, при помощи которого осуществляется мойка, сушка и массаж интимных мест потребителя.

К описанным туалетным излишествам корейцы относятся с умилительной естественностью. А вот в рассказ о том, что на российских дорогах до сих пор существует традиция «мальчики налево, девочки направо» корейские товарищи не поверили. Такого, по их мнению, просто не может быть, потому что не может быть никогда!

Читайте в продолжении впечатлений: о корейцах и мирных беспорядках, северных соседях, зимней Олимпиаде, бане, суицидах, корейской медицине и многом другом. Не пропустите!

P.S. «Лента.ру» выражает благодарность за содействие в подготовке материалов московскому офису Национальной организации туризма Южной Кореи, а также Стелле Пак и Виктории Зию.