Дело забронзовело

Десять лет назад в Эстонии начались погромы из-за советского монумента

Фото: Ints Kalnins / Reuters

Этой весной исполняется ровно десять лет с «бронзовой ночи», всколыхнувшей всю Эстонию, — с демонтажа монумента «Бронзовый солдат» на таллинской площади Тынисмяги. На прошлой неделе официальный представитель МИД России Мария Захарова напомнила Таллину о тех событиях, потребовав наконец-то провести расследование убийства россиянина Дмитрия Ганина, погибшего 26 апреля 2007 года. «Лента.ру» вспомнила, как развивались события, безнадежно испортившие отношения Москвы и Таллина.

Ночь противостояния

Монумент павшим во Второй мировой войне, получивший неофициальное название «Бронзовый солдат», был открыт в Таллине, на холме Тынисмяги 22 сентября 1947 года. Памятник установили рядом с братской могилой, в которой захоронили тринадцать советских военнослужащих, погибших в сентябре 1944-го. Есть мнение, что прототипом бронзового солдата, скорбно склонившего голову, послужил эстонец Велло Раянгу, сражавшийся в Красной Армии. После того как Эстония вышла из состава СССР, вокруг монумента начали ломаться копья: заговорили о том, что это символ «оккупационной власти» и в центре столицы ему не место. Противники памятника устраивали митинги, обмазывали монумент краской, возлагали к нему венки из колючей проволоки, даже грозились его взорвать.

Окончательное решение о переносе всего мемориала вместе с останками солдат на военное кладбище на окраине Таллина эстонский кабмин принял в апреле 2007 года. К слову, тогдашний премьер Андрус Ансип некогда работал инструктором отдела промышленности и транспорта Тартуского районного комитета Коммунистической партии Эстонской ССР. По иронии судьбы, тогдашний президент Эстонии Тоомас Хендрик Ильвес, всю жизнь считавшийся ярым антикоммунистом, напротив, высказывал мнение, что «Бронзового солдата» стоило бы оставить в покое.

Руководители общественной организации «Ночной дозор» призвали защитить мемориал. Раскопки на Тынисмяги начались рано утром 26 апреля, сразу после возвращения Ильвеса из Москвы, куда он летал на похороны Бориса Ельцина. «Ночной дозор» сообщил об избиении и задержании полицейскими троих своих активистов, находившихся у памятника. Монумент и прилегающую территорию накрыла огромная белая палатка, по периметру установили металлические ограждения. Однако с рассветом у забора собралась толпа — люди несли цветы. Обстановка быстро накалялась: раздавались крики «Позор!» и «Фашисты!». Вечером некоторые из митингующих попытались преодолеть ограждение полицейского спецназа, но их отбросили при помощи дубинок и слезоточивого газа. В ответ в полицейских летели камни, пластиковые бутылки и яйца. Поскольку толпа отказалась повиноваться прозвучавшим через громкоговоритель приказам разойтись, людей вытеснили с площади Тынисмяги — в ход опять пошли дубинки и слезоточивый газ, а также светошумовые гранаты и даже резиновые пули.

Разъяренная толпа крушила остановки общественного транспорта, переворачивала машины, била витрины и громила магазины. Пострадал и офис правящей Партии реформ. Погромщиков задерживали самым жестким образом. Всего арестовали около трехсот человек, треть из которых были этническими эстонцами. Один из бывших руководителей «Ночного дозора» Максим Рева рассказал «Ленте.ру», что, по его мнению, спецслужбы вели тайную слежку за лидерами общественных организаций, выступавших против демонтажа памятника, еще задолго до массовых беспорядков. «Что касается погромов магазинов и грабежей, то есть основания утверждать, что они были спровоцированы правительственными агентами, стремившимися дискредитировать защитников монумента. Достоянием гласности стал документ полицейской префектуры одного из районов Таллина, из которого следует, что у полиции имелся заранее разработанный план операции, в столицу были загодя стянуты дополнительные силы. Заранее арендовали терминал в порту как место, куда предполагалось свозить задержанных. По словам ряда очевидцев, полиция не мешала некоторым актам вандализма, пока представители спецслужб снимали все это на пленку», — вспоминает Рева.

Правительство сформировало кризисную комиссию, которая рекомендовала как можно быстрее демонтировать памятник и перенести его на новое место. Что и было сделано. Подвели итоги первой ночи столкновений: ранения получили 57 человек, в том числе 13 полицейских. Вечером 27 апреля беспорядки возобновились, пришлось задействовать водометы и газ. На сей раз задержали 600 человек, 153 получили травмы различной степени тяжести. В ту ночь ряд порталов эстонских государственных организаций пострадали от хакерских атак. Глава эстонского Минюста Рейн Ланг заявил, что атаки осуществлялись с IP-адресов российских госучреждений.

«В этом не было никакой логики»

Кроме того, полиция разогнала митинг, переросший в погром витрин, в городе Йыхви, в северо-восточном регионе республики Ида-Вирумаа. Там задержали 46 человек. Акции протеста состоялись и в Нарве — этот город находится в том же регионе Ида-Вирумаа, населенном преимущественно русскоязычными. Под стражу взяли около 70 митингующих. Бунтовали и в портовом Силламяэ — горожане перекрыли трассу Таллин — Нарва. Всего задержали порядка 1200 человек, из которых 700 позже признали непричастными к массовым беспорядкам.

27 апреля были арестованы руководители организации «Ночной дозор» Дмитрий Линтер, Максим Рева и комиссар местного филиала российского молодежного движения «Наши» Марк Сирык. «За мной следили, на мой телефон постоянно поступали какие-то "левые" звонки, затрудняя возможность с кем-то связаться. Меня схватили в тот момент, когда я выходил на интервью. Скрутили руки так сильно, что один палец навсегда потерял чувствительность. В течение нескольких часов на моей квартире шел обыск. Я обнял, расцеловал двух маленьких сыновей — и меня вывели. Бросили на сиденье в машине, и один здоровенный полицейский придавил меня своим весом. Допрос в участке проводился с нарушением процессуальных норм — я сказал, что отвечать не буду. Ну а поскольку несколько предыдущих дней провел без сна, то прямо там у них на глазах и отрубился…» — рассказал «Ленте.ру» Линтер.

По столице Эстонии ходили страшные слухи о судьбе задержанных, которых свозили в терминал D Таллинского порта, — там их много часов держали сидящими на полу, избивая при попытке встать. Немецкий пенсионер Клаус Дорнеманн, которому вместе с сыном Лукасом не посчастливилось оказаться в гуще событий, позднее вспоминал: «Эти избиения были совершенно необъяснимы. Полицейские бестолково били дубинками всех задержанных. В этом не было никакой логики, они просто веселились и получали удовольствие от того, что били людей». 37-летнего Лукаса продержали в заключении восемь часов, а его 60-летнего отца — более 10 часов. «Нас ни разу за ночь не пустили в туалет и не дали ничего попить. Я попытался закурить, но меня за это побили. Мы просидели всю ночь с двумястами другими людьми, но не могли ни говорить с кем-либо, ни двигаться. Если кто-то пытался встать, то его тут же сбивали обратно на землю. В помещении нас все время сторожили более 40 полицейских», — описывал те события Лукас Дорнеманн.

У Линтера воспоминания о тюрьме не лучше. «Сначала меня держали в бетонном мешке без всяких удобств, с глухим окошком и не давали выходить на прогулку. Потом подсадили к отморозкам, и один здоровенный националист, специально провоцировавший на конфликт, сломал мне нос. Я опасался, что меня могут придушить. Меня постоянно перекидывали с места на место и не сообщали родным о местонахождении», — сообщил он «Ленте.ру». Чрезмерное применение силы эстонской полицией признал Комитет ООН против пыток. В ноябре 2007-го в организации заявили, что эти действия «хорошо документированы с помощью тщательной подборки жалоб». Европейский комитет по предотвращению пыток в 2011 году опубликовал свой доклад, отметив, что многим задержанным в «бронзовые ночи» не позволили незамедлительно связаться с близкими, получить доступ к врачу и юристам. Наконец, Европейский суд по правам человека в 2013 года постановил, что эстонские полицейские нарушили 3-ю статью конвенции прав человека (запрет пыток, бесчеловечного и унизительного обращения) в отношении четырех задержанных.

Дело прекращено

Апофеозом тех событий стало убийство гражданина России Дмитрия Ганина. В ночь на 27 апреля он пролежал на улице избитый и раненый ножом в грудь в течение полутора часов и позже скончался в больнице. Посол Эстонии в России Марина Кальюранд заявила, что в карманах убитого были найдены украденные товары, и он, дескать, был убит в драке с другим мародером. Позже по подозрению в убийстве были задержаны несколько человек, но через несколько месяцев их отпустили под подписку о невыезде. В 2009 году дело было прекращено, а троим из его фигурантов выписали штрафы от 5000 до 12 000 крон (от 320 до 770 евро). Это обескуражило Москву. «Дело не в том, что произошел несчастный случай. Нас беспокоит другое: что человеку не оказали помощь, когда он был ранен», — говорил тогда президент Владимир Путин.

Прошло десять лет. Те события в Москве не забыли. «К сожалению, приходится констатировать, что правоохранительные органы Эстонии продолжают бездействовать — расследование не сдвинулось с мертвой точки, несмотря на наши неоднократные требования и призывы», — заявила Мария Захарова 24 марта. Представитель МИД назвала вопрос принципиальным и пообещала, что Россия и впредь будет добиваться от Таллина выявления и наказания всех виновных в убийстве Ганина.

Эксперты уверены, что дело Ганина приобрело политическое значение. «Оно тесным образом связано не только с символами общего прошлого, но и с позицией русскоязычного населения в Эстонии, которое, по мнению тамошних правоохранительных структур, необходимо держать в строгости. В таких условиях это дело не может быть объективно расследовано эстонской стороной. И на мой взгляд, очевидно, что вряд ли что-то изменит позицию Эстонии по этому делу», — считает доктор политических наук, доцент Санкт-Петербургского университета Наталья Еремина.

Что касается Линтера и Ревы, то они в начале 2009 года были полностью оправданы, причем им присудили материальные компенсации за необоснованное заключение. Оба они позже перебрались в Россию, поскольку, по их словам, на родине работодатели опасались с ними связываться. «Я сомневался в оправдательном вердикте, но надо отдать должное мужеству судьи», — резюмирует Дмитрий Линтер.

А сам бронзовый солдат стоит на военном кладбище Таллина. Каждое 9 Мая у монумента собираются те, кто чтут эту дату. Что же до некогда похороненных у памятника солдат, то останки некоторых из них эстонская сторона передала родственникам. Они повторно упокоились в разных регионах России, на Украине и в Израиле, а также на том же таллинском военном кладбище.