Дошли до Монреаля

Как повлияет на авиапассажиров ратификация Россией Монреальской конвенции

Фото: Дмитрий Лебедев / «Коммерсантъ»

Россия присоединилась к Монреальской конвенции об унификации правил воздушных перевозок. Соответствующий закон в первом чтении приняла Госдума. По просьбе «Ленты.ру» авиаэксперт, редактор сайта aviablogger.com Константин Парфенёнок рассказал, чего теперь ждать пассажирам российских авиакомпаний.

Что еще за конвенция?

В мире гражданской авиации есть две международные конвенции: Варшавская и Монреальская. Для авиаперевозок в России сейчас действует Варшавская конвенция. Монреальская же принята более чем в сотне стран мира.

Монреальская конвенция больше отвечает современным условиям авиаперевозок, но и накладывает на авиакомпании множество дополнительных требований, что может сказаться на конкурентоспособности, особенно на развивающихся рынках. Поэтому разговоры о ратификации конвенции начались лишь несколько лет назад, когда рынок гражданских авиаперевозок в стране более-менее стабилизировался.

Ключевое отличие Варшавской конвенции от Монреальской для пассажира — в размере максимальных компенсаций, которые можно получить от перевозчика. Речь идет о разных ситуациях, от потери/повреждении багажа или задержки рейса до авиакатастрофы.

Значит, максимальные компенсации вырастут?

Да. Дело в том, что все компенсационные выплаты в Монреальской конвенции привязываются к специальным правам заимствования (СПЗ). Это искусственное платежное средство, курс которого формируется на основе корзины пяти валют — доллара, евро, японской иены, китайского юаня и фунта стерлингов. На начало текущей недели один СПЗ соответствовал 77,7 рубля.

По сравнению с Варшавской, Монреальская конвенция устанавливает в четыре раза более высокую компенсацию в случае гибели или телесного повреждения пассажира — 113 100 СПЗ (около 8,7 миллиона рублей), в то время как сейчас — не более двух миллионов рублей.

В семь раз вырастет компенсация за утрату или повреждение багажа и ручной клади. Сейчас компенсация для предметов, сдаваемых в багаж, — 600 рублей за килограмм (12-13,6 тысячи рублей за чемодан), для ручной клади — не более 11 тысяч рублей, а по Монреальской конвенции — до 19 СПЗ (1476 рублей) за один килограмм багажа и до 1131 СПЗ (87,8 тысячи рублей) за чемодан.

Но, самое главное, существенно возрастет компенсация за задержку рейса. Сейчас это не менее 25 процентов минимального размера оплаты труда (МРОТ) — 1875 рублей за каждый час задержки, но не более 50 процентов стоимости билета. Монреальская конвенция же определяет максимальный размер компенсации в 4694 СПЗ (около 364 тысяч рублей).

Стоит отметить, что это максимальные компенсации. Минимальные суммы, а также механизмы их получения должны быть прописаны регулятором. В России это министерство транспорта.

Как еще конвенция скажется на пассажирах?

Помимо размеров компенсации, в списке законопроектов также содержатся поправки к Воздушному кодексу, призванные облегчить авиакомпаниям возможные споры с пассажирами.

Речь идет об ответственности перевозчика за пассажира. Сейчас она начинается с момента прохождения контроля в аэропорту и заканчивается выходом пассажира из аэропорта прилета. То есть, если с ним что-то случается уже за пределами самолета, с юридической точки зрения отвечать придется авиакомпании. Поправки исключают двойное толкование, ограничивая ответственность авиакомпании за пассажира моментами посадки и высадки из самолета.

Еще один момент — контрольные сроки. Сейчас срок исковой давности начинается на следующий день после получения ответа об отказе или о частичном удовлетворении претензии, в новой редакции документа — с момента прилета самолета в пункт назначения. В общем, не стоит откладывать претензионную работу с перевозчиком на потом.

Как скоро заработают новые нормы?

Не сразу. Они должны быть рассмотрены во втором чтении, одобрены Советом Федерации, затем подписаны президентом и опубликованы. Кроме того, часть изменений, например в Воздушный кодекс, заработают только через 180 дней после их публикации.

То есть реальный срок — вторая половина 2017 года, однако, скорее всего, в полную меру новые нормы заработают лишь с начала 2018-го.

Значит ли все это, что пассажиры будут более защищенными, чем раньше? С одной стороны — безусловно, юридические формулировки станут прозрачнее. С другой — конвенция устанавливает максимальные пороги компенсаций, но ничего не говорит о минимальных, тут слово за регулятором, который должен принять какое-то решение. Например, в Европейском союзе действует норма по компенсациям 261/2004 с нижним порогом выплат на уровне 250-600 евро в зависимости от дальности полета.

Тем не менее это большой шаг вперед для авиационного законодательства страны: Монреальская конвенция гораздо больше отвечает современным требованиям, чем Варшавская, которая просто устарела.