Любили и зарыли

Как семья майора полиции унаследовала квартиру чужого человека в обход его родни

Фото: David Gray / Reuters

Родственники москвича Владимира Кузьминского уже год пытаются выяснить, где он похоронен. Им неизвестно, отчего и при каких обстоятельствах скончался пенсионер, его медицинская карта исчезла из поликлиники. Зато в наследниках всплыла мать заместителя начальника ОВД «Хорошево-Мневники» Андрея Левчука. Офицер утверждает, что опекал 86-летнего пенсионера, в отличие от претендентов на наследство. Родственники же подозревают его в корысти. «Лента.ру» разбиралась в ситуации.

Версия дочери покойного

Пенсионер жил один в двухкомнатной квартире на улице Седова в Свиблово. Был самостоятелен, дружил с ровесницей Тамарой Андреевной Левчук из соседнего дома, тоже одинокой. Регулярно общался с бывшей женой Делярой, их общей дочерью Еленой, внучкой Валерией.

«В сентябре 2016 года мы вернулись с дачи, звонили отцу на домашний телефон, но никто не отвечал. Мобильным он не пользовался. Думали, что просто его нет дома. Когда 2 октября, в день рождения мамы, он не появился, поняли: что-то случилось», — рассказывает «Ленте.ру» Елена Фокина (девичья фамилия — Кузьминская), дочь 86-летнего Владимира Кузьминского.

По ее словам, она с дочерью Валерией (внучка Кузьминского) приезжала к нему в квартиру. Почему не вызвали спасателей, чтобы вскрыть дверь?

«Понимаете, дедушка не любил, когда вмешивались в его дела. Если бы оказалось, что он просто вышел, а мы взломали входную дверь, он бы смертельно обиделся на нас и прекратил общение. Соседи говорили, что видели его, все в порядке», — объясняет Валерия.

По совету юристов родственники обратились в загс и там узнали о смерти Владимира Кузьминского. Свидетельство было выдано 4 сентября 2016 года не Бабушкинским загсом, к которому относится улица Седова, а Тушинским отделением, что вызвало у родственников недоумение.

Через какое-то время Елена узнала, что ее отец оставил завещание, передав все имущество некой Галине Леонидовне Левчук. Это родственница его подруги Тамары (жена ее родного брата). Эти детали Елене тогда не знала.

«Я подумала, что она (Галина) и есть та приятельница, с которой мы не были знакомы. Из разговоров с отцом я знала, что он дружит с женщиной, наверное, с 2013 года. Они просто приятельствовали, поддерживали друг друга, оба ведь были одиноки. Готовили вместе обеды», — рассказывает Елена.

Завещание было составлено нотариусом Николаем Тоцким 18 июня 2016 года в его офисе на Зоологической улице Москвы. Но помощница нотариуса выезжала на дом, потому что документ оформлялся в субботу.

«Мы собирали информацию по крупицам, не знали вообще ничего: как он умер, кто был с ним рядом, кто его хоронил? Оказалось, что помощница нотариуса приезжала не к нему домой, а в квартиру Тамары Андреевны», — говорит Елена.

Возникает вопрос: если Кузьминский дружил с Тамарой Левчук, то почему он оставил свою квартиру не ей, а ее родственнице Галине Левчук? А вот и ответ: Тамара Левчук скончалась 1 августа 2016 года. Трудно поверить в случайное совпадение, видимо, кто-то знал, что ей уже недолго оставалось жить.

«Родители разошлись, когда мне было полтора месяца, но сохранили хорошие отношения. Он был приходящим отцом. Постоянно что-то чинил у нас, у него были золотые руки. Мы как-то говорили с ним про завещание, на что он заметил: смысла нет, все равно тебе достанется. Это ведь надо платить нотариусу, а он был экономным. И даже если бы он решил вызвать нотариуса, то почему вызвал не из Свиблово, где жил, а откуда-то из центра. Все это странно и совершенно не похоже на отца. Он бы сам пошел и никому бы не доверил этот вопрос», — размышляет Елена Фокина.

Она попросила у нотариуса контакты наследницы Галины Левчук, чтобы узнать о последних днях отца и причинах его смерти. Нотариус пообещал передать своей клиентке контакты Елены, однако с ней так никто и не связался.

В конце концов, она пошла в квартиру покойной Тамары Левчук. Дверь открыла девушка. Она отказалась отвечать на вопросы Елены, но сказала, что передаст номер ее телефона Галине.

Хозяин в погонах

Дочери Кузьминского сразу же перезвонил мужчина, и она начала его расспрашивать про отца.

«Он сообщил, что отец умер от старости, на его руках, в этой квартире (где жила Тамара Левчук). Я сказала ему, что хотела бы пойти в квартиру отца и забрать семейные фотографии и личные вещи, письма», — говорит Елена.

По ее словам, они условились встретиться в выходные у квартиры отца. Но их знакомство произошло на улице. Мужчина, Андрей Левчук, оказался сыном Галины Левчук. Он не пустил Елену и ее дочь Валерию в квартиру Кузьминского.

«Он сказал: квартиру вам не открою, где похоронен, не скажу. На вопрос почему, ответил: они с Тамарой Андреевной так любили друг друга, что не хотели расставаться даже после смерти, хотели быть похоронены вместе, и чтобы никто не знал где», — пересказывает Елена свой разговор с Левчуком.

Эта версия вызвала у нее и ее дочери Валерии сильные сомнения.

«Дело в том, что у дедушки в жизни было немало женщин, но самая главная женщина для него была его мать, за которой он ухаживал до самых ее последних дней. Она прожила 90 лет. Ради нее он бросал своих жен, детей. И он давно высказывал желание быть похороненным рядом со своей матерью. Все знали, что мы его похороним там», — объясняет Валерия.

Позже выяснилось, что Андрей Левчук работает заместителем начальника по личному составу ОВД «Хорошево-Мневники» в звании майор полиции.

Еще дочь и внучка Кузьминского узнали, обращаясь в разные инстанции, что причинами его смерти указаны очагово-сливная пневмония, ишемический инфаркт головного мозга. Справка о смерти выдана частной медицинской клиникой 5 сентября 2016 года. В архиве скорой помощи им сообщили, что Кузьминскому не направлялась бригада медиков, государственный катафалк развернули за ненадобностью, «родственники» (люди, находившиеся рядом с умершим) сказали, что вызовут частный катафалк.

«Вообще странно, что он мог подхватить пневмонию в это время. Еще мы обратили внимание, что завещание дедушка писал в субботу, умер в воскресенье, эти совпадения не случайны», — считает Валерия.

Пропавшая медкарта

Решив проверить версию о тяжелой болезни отца, дочь обратилась в районную поликлинику, посчитав, что он должен был вызвать или посетить врача. В регистратуре Елене сообщили, что у них нет медицинской карты Кузьминского. Это тоже очень странно.

«Где-то с 2013 года он стал хуже соображать, руки дрожали, он вдруг посреди разговора замолкал. Из разговора с ним мы поняли, что он обращался в поликлинику, но какой диагноз ставили, не знаем, он не говорил», — говорит дочь.

Свидетельство о смерти было выдано Тушинским загсом, потому что там находится морг частной медклиники, куда было доставлено тело. Дальше следы обрываются. В беседе медработники проговорились, что умерший мог быть кремирован, но официальный запрос в медклинику пока остался без ответа.

Проанализировав всю эту ситуацию, родственницы Кузьминского подали заявление о возбуждении уголовного дела в связи с незаконным, как они считают, завладением его квартирой Галиной Левчук.

23 марта 2017 года участковый вынес постановление об отказе в возбуждении дела в связи с отсутствием состава преступления.

Состава преступления не обнаружили

Согласно документам проверки, Галина Левчук рассказала участковому, что была знакома с Владимиром Кузьминским с 1984 года, он проживал у ее золовки и она считала его близким родственником. «А он, в свою очередь, считал их своими близкими родственниками, о детях никогда не упоминал. В июне 2016 года Кузьминский составил завещание, завещав квартиру Левчук Галине Леонидовне, мотивируя это тем, что она за ним длительное время ухаживала. 1 августа 2016 года умерла его гражданская жена Левчук Т.А., а Кузьминский остался проживать в ее квартире. Гражданка Левчук Г.Л. ухаживала за ним, а 4 сентября он умер, и его похоронили. Затем Левчук Г.Л. открыла наследственное дело. При жизни Кузьминский о дочери никогда не говорил и считал Левчук Г.Л. и ее детей своими близкими родственниками», — указано в постановлении участкового.

Елена Фокина обратилась в суд с заявлением о признании недействительным завещания отца.

Представители семьи Левчук настаивают на законности последней воли умершего, однако место его захоронения так и не хотят раскрыть родной дочери их благодетеля.

В Федеральной нотариальной палате «Ленте.ру» разъяснили, что вызов на дом нотариуса для составления завещания — обычная услуга. Если нотариус сам не может приехать к завещателю по уважительной причине, то вправе выехать его помощник. Законом предписано, чтобы нотариус общался с завещателем наедине, без посторонних. Он обязательно спрашивает, по доброй ли воле человек собирается писать завещание. Представитель палаты рассказал об одном случае в Краснодаре, когда пожилой человек сказал нотариусу наедине, что его подставные родственники принуждают отписать квартиру и попросил вызвать полицию. «А бывает и такое: дед съездил в институт Сербского, взял справку о вменяемости и потом к нотариусу, чтобы потом недовольные родственники не оспорили его завещание», — говорит наш собеседник.

Еще нотариус обязан спросить у человека, есть ли у него прямые родственники. «Бывает так, что они есть, но с ними нет отношений, а вот те, кто находится рядом с пожилым, ухаживают за ним, и им оставляют квартиру», — пояснили в палате. «Не надо стариков бросать, родственники появляются, когда квартира уплыла, и начинают обвинять во всем нотариуса», — сказала представитель ФНП.

На сайте Московской городской нотариальной палаты указано, что Николай Тоцкий, чей помощник оформлял завещание Владимиру Кузьминскому, работает нотариусом с 1994 года. Один из его коллег сообщил «Ленте.ру» на условиях анонимности, что ранее Тоцкий не был замечен в черном рейдерстве. «Грубых нарушений за ним не водится», — добавил наш собеседник.

«Он умер у меня на руках. Где они были?»

«Лента.ру» связалась с главным фигурантом запутанной истории — офицером полиции и задала ему несколько вопросов о том, как он унаследовал квартиру и почему родственницы остались ни с чем.

«А дочь ли она ему? Вы поинтересуйтесь, где они были, когда он лежал больной, помирал? Когда она последний раз видела папу, приносила ему что-нибудь, как она встречалась с ним? Где он жил, с кем он жил? И тогда, я надеюсь, все вам станет ясно, — ответил Левчук. — Он с моей теткой жил 34 года (Тамара Левчук — прим. «Ленты.ру»). И наследник не я, а моя мать. А я наследник теткиной квартиры — тетка мне завещала. Вот и все. Дед (Кузьминский) никогда не упоминал о дочери. То, что два сына у него, мы узнали после смерти, когда бумаги разбирали. Умер он у меня на руках. Сейчас суд идет — он примет законное и обоснованное решение».

По поводу того, что у родственников возникли вопросы по процедуре констатации смерти, Левчук сообщил, что вся информация есть в свибловском райотделе полиции столицы. «Описывал тело, по-моему, участковый. Можете к ритуальному агенту обратиться. А то, что я сотрудник полиции, — ну так обстоятельства жизненные сложились. Это что, криминал? Пусть она сначала подтвердит, что она дочь. Вдруг она сама аферистка? Записала мать ее, что якобы он был отцом, а непонятно, состояли ли они в браке. В суд она ничего не предоставила».

Офицер настаивает на том, что действует по закону. «Она в полицию обращалась, писала на нас заявление... И что толку? Подала на нас в суд [Фокина] — мы явились, свою позицию высказали», — уточнил он.

Левчук не считает в настоящее время нужным сообщать Фокиной, где находятся останки Кузьминского.

«Ей? А кто она такая? Вот будет решение суда, подтвердится, что она дочь, может, и сообщу. Почему же она не взяла на себя заботы о похоронах, где была? Я не знал о ее существовании, она возникла после его смерти. Когда он слег, мы спрашивали у деда: "Есть у тебя кто? Может, сообщить кому надо?". "Нет, я один. Только Тамара Андревна", говорил. Я его знаю с 84-го года, как он с теткой моей стал вместе жить. Вот и все».

Левчук уверяет, что ему есть чем подтвердить длительность своего знакомства с умершим — совместные фотографии разных лет.

«Он все праздники с нами проводил. В суд все эти материалы будут предоставлены. У нашего адвоката они имеются. Всех годов фото, еще при советской власти, на даче у моего отца! А у нее-то есть? Они общались с ним раз в полгода — по телефону».

Левчук не исключает, что Фокина — родная дочь Кузьминского. «Но документов, что она дочь, кроме липового, как я считаю, свидетельства о рождении, нет, — высказал свою позицию собеседник «Ленты.ру». — Я не собираюсь проводить никаких экспертиз, мне это не нужно. Она заварила эту кашу — пусть расхлебывает. Как суд решит — так и будет. Еще раз подчеркиваю, наследник — не я, а моя мать. Мне эта квартира — не нужна».

«Лента.ру» продолжит следить за развитием ситуации.