Не только почитать, но и посмотреть — в нашем Instagram
Новости партнеров

Очередь за чудом

Как верующие провели ночь у храма Христа Спасителя, ожидая доступа к мощам

Фото: Станислав Красильников / ТАСС

В понедельник, 22 мая, из итальянского Бари в Москву доставили мощи святого Николая Мирликийского (Чудотворца). Желание прикоснуться к святыне у верующих оказалось столь велико, что некоторые всю ночь простояли невдалеке от храма Христа Спасителя в окружении полицейских в надежде первыми попасть утром к заветной раке. «Лента.ру» побывала на Пречистенской набережной, чтобы узнать, чем занимаются, о чем говорят и думают люди в ожидании чуда.

«Самовольство вышло»

В пять с небольшим часов утра Курсовой переулок абсолютно пуст. Лишь в самом его начале, напротив храма Христа Спасителя, припарковано несколько машин. Контуры собора подсвечены восходящим солнцем. Так ярко, что на контрасте кажется, будто в переулке еще ночь. В недорогой иномарке с заведенным двигателем спят двое. Один, помладше, сидит на водительском месте. Рядом второй, с седеющей бородой и в черной рясе священника. Золотой наперстный крест батюшки лежит в подстаканнике передней панели.

Четырьмя часами ранее они вдвоем ходили по широкой проезжей части Соймоновского проезда, отделяющего Курсовой переулок от территории храма Христа Спасителя. Полицейские, заставившие всю округу железными ограждениями, их не гоняли. Священник производил впечатление исполненного заботами организатора: то и дело указывал куда-то пальцем, морщился, поглаживал бороду. Молодой делал заметки и торопливо кивал после каждой реплики.

Батюшка приехал из Воронежа как рядовой паломник. К тому же без ведома своего епархиального руководства. «Самовольство вышло, с моей стороны, поэтому не стоит вам мое имя в статье указывать. Вырвался на день», — рассказал он «Ленте.ру».

Однако к началу очереди, где он был еще в два часа ночи, батюшке и его молодому спутнику уже не попасть. В пятнадцать минут пятого полицейские отделили ближайшую к храму группу верующих, создав сектор, покинуть который можно, но вернуться или придержать для кого-то место — нет.

«Не надо было мне рясу одевать: в очереди градом философские вопросы посыпались. За четыре часа язык точно бы отсох, — продолжает батюшка. — Но к машине пошли не из-за этого, а потому что хотели дождаться еще знакомых. Вместе приложиться к святыне, но они еще спят. Куда теперь идти? К парку культуры, Крымскому мосту? Далековато».

«Сейчас бы донку»

За порядком строго следили сотрудники окружных батальонов ППС и подразделения ОМОНа. Строгость заметно усилилась, когда стало светать. В темноте правоохранители и верующие спокойно курили здесь же на набережной. Но когда небо над Кремлем заалело, стражи порядка стали подходить и требовать немедленно прекратить нарушение. До рассвета можно было перебежать набережную прямо здесь возле храма и встать в первую, ближнюю к храму группу паломников, а не идти до Крымского моста — туда, где стоят металлоискатели и начинается равномерно разгороженный на сектора путь паломников к святыне.

Ночь на вторник, 23 мая, на Пречистенской набережной выдалась на редкость (для нынешней весны) теплой, ясной и почти безветренной. Для паломников пригнали два больших автобуса. В том, что стоял ближе к храму, свободных мест не было. Второй, полупустой, превратился в спальный вагон.

«Смотри, кружит чайка здесь. Значит, место хорошее, рыбное. Сейчас бы донку», — сказал, прищурясь, 50-летний Олег, приехавший из села Рассказовка Тамбовской области. Он едва ли не единственный, кто пришел сюда без компании, в одиночку. Старается «не светить» тюремными наколками на кистях рук, но не стесняется тяжелого перегара изо рта. Впрочем, к утру его дыхание заметно очистилось.

«Был здесь батюшка из Воронежа… Я спрашивал у него разное. К примеру, почему во Владимире все сделали, как в Иерусалиме… А потом он ушел… Хотел я еще сфотографировать фабрику "Красный Октябрь", но туалетные кабинки помешали», — тамбовчанин хватается за следующую мысль, не досказав предыдущую. Он явно раздражал окружающих, но замечаний ему никто не делал.

Особый знак

На улице с фонариками в руках люди, меняя друг друга, пели акафист (сборник молитв) святому Николаю. Многие вычитывали про себя те же молитвы из заранее приготовленных книжек и тетрадей. Другие вели беседы на отвлеченные темы или молча наблюдали за рекой, отражавшей яркую городскую подсветку.

Молодых людей среди пережидавших ночь на набережной почти не было. Из тех, что пришли, большинство сопровождали престарелых родителей. Олег из Пермского края — исключение. Он громко и эмоционально пересказывал окружившим его в автобусе пожилым женщинам древние притчи.

«Это величайшее событие. Ведь не каждый человек вообще знает, что есть такой город в Италии — Бари (где хранятся мощи святителя Николая — прим. «Ленты.ру»). Не каждый может позволить себе туда съездить. Я вот не могу, — говорит Олег, сжимая в руках молитвослов. — Другое дело, когда мощи привозят сюда, к нам, в Россию. Как можно сюда не прийти и не поклониться этой святыне?».

Олег видит особый знак в том, что мощи святого Николая прибыли в Москву ровно через сто лет после революции и начала гонений на христиан в России.

«Этот святой спас у нас много церквей от разорения своим небесным заступничеством», — продолжает молодой человек. Ему не нравится, когда люди обращаются к Николаю Чудотворцу за какими-то земными благами, а не исповедаться и причаститься.

Недавно начальство в ресторане быстрого питания, где Олег работает, потребовало от него снять крестик. Он отказался. Хотя многие, по его словам, снимают.

«Атаманша»

В соседнем автобусе верховодит «единственная в Поволжье женщина — казачий атаман» (так ее представила соседка) — Ирина из Марий Эл. В казачьей форме и погонах подхорунжего (младшего лейтенанта), она что-то раздает окружающим из своей женской сумки, больше напоминая не атамана, а кондуктора.

«Зашли, приложили крестик и вышли. Приедете домой, обнимите близких и благодать перейдет им, — прокатывается по салону автобуса ударной звуковой волной, но видно, что связок она вовсе не напрягает и даже не повышает голос. — Денежку и записочки с молитвами о близких нужно приготовить заранее. В храме у вас для этого времени не будет».

Ирина уже 20 лет возит группы паломников по святым местам. За это время насмотрелась чудес, научилась легко и быстро отвечать на любые вопросы экскурсантов. К примеру о том, почему в России так почитают святого Николая, который жил в Ликии (юг Турции) в IV веке и никакого непосредственного отношения к Руси, казалось бы, не имел.

«Люди, которые вчера прикладывались, сегодня стоят в очереди, еще едут сюда — это десятки тысяч человек. Раньше не было такого массового паломничества, — рассказывает атаманша. — Община отряжала нескольких странников, которые шли с записками к святым местам и мощам, долго шли пешком, с одними лишь сухарями за плечами. Это был тяжелый и опасный путь, поэтому без конца лилась молитва к Николушке, небесному покровителю всех странствующих, как от самих паломников, так и от тех, кто их в дорогу отрядил».

Ирина верит в силу искренней общей молитвы верующих, потому что тогда, по ее словам, среди них незримо присутствуют и святитель Николай и сам Господь.

«Часто бывает, что вместе с воцерковленной женщиной в паломничество случайно отправляется какая-то подруга, которую интересуют в основном житейские, а не духовные проблемы, — добавляет она. — Но и таких порой пробивает на слезы во время наших молитв, и такие отряхиваются от суеты, претерпевая трудности дороги и многочасового ожидания, как сейчас».

Первые и последние

У металлической ограды, прямо напротив пешеходного перехода, ведущего к храму Христа Спасителя, то есть первой в очереди, стоит Анна Владимировна из Серпухова. Ее привезли на машине родственники. Она вспоминает, как тяжело ей было попасть к поясу Богородицы в ноябре 2011 года. «Мы стояли с ребенком: с шести утра и до двенадцати ночи. В этот день президент поздравлял патриарха Кирилла с днем рождения, и на три часа очередь просто встала, — говорит Анна. — Но все равно того стоило, и сейчас, думаю, людям даже приятно будет постоять. У нас, как и у многих тут, машина на платной парковке с часу ночи. Кто-то расстраивается, но что с того? Набежит 500 рублей. Это ничтожная плата за возможность увидеть своими глазами святыню».

Оживились палатки с едой и питьем, оборудованные специально для паломников. Ночью к ним никто не подходил. Бутылка воды стоит 50 рублей. Тарелка гречневой каши — столько же. Суп и пельмени — по 100 рублей

Возле ограды, отделившей первый сектор от остальных, к половине пятого утра собирается уже целая толпа. Большинство терпеливо ждет, читая молитвы, но некоторые просят полицейских пропустить их: «Мне на работу никак нельзя опоздать», «Ну, вот, человек один вышел, можно одному зайти вместо него?» Но стражи порядка непреклонны.

В пять по набережной по огороженному коридору в сторону храма Христа Спасителя движется сплошной поток людей: это организованные группы, прибывшие из регионов на автобусах. У них опознавательные знаки — прицепленные к груди ленточки, а у некоторых даже бейджи с названиями храмов их общин. Ночь они провели в пути, и многие, не сомкнув глаз, молились небесному покровителю путешественников, чтобы благополучно добраться до этой набережной, а затем попасть в храм.

Организаторы предупреждают: после 17:00 очередь занимать бессмысленно. Стоять не менее четырех часов, а храм закрывают в девять вечера.