Как в шелках

Откуда у купленного Березкиным РБК огромные долги

Фото: Давид Френкель / «Коммерсантъ»

В пятницу, 16 июня группа «Онэксим» Михаила Прохорова объявила о продаже РБК. Новым собственником одного из крупнейших в России медиахолдингов стал владелец ЕСН Григорий Березкин, которому также принадлежит доля в «Комсомольской правде», газета Metro и издательский дом «РЖД-Партнер». Березкин рассчитывал закрыть сделку до конца апреля, однако процесс затянулся. «Лента.ру» рассказывает, о чем Березкин договаривался с Прохоровым и вспомнила, как некогда финансово успешный РБК после небывалого подъема превратился в незавидный актив с большим долгом.

Деловые сводки

В начале 1990-х друзья детства, студенты экономической академии имени Плеханова Герман Каплун и Александр Моргульчик задумали продавать информацию от недавно созданного Центробанка и других ведомств игрокам финансового рынка. Они уже пробовали вложиться в несколько бизнесов, а в 1992 году Моргульчик поступил на службу в отдел валютных курсов Центробанка.

На тот момент информации о курсах и котировках в открытом доступе не было, и друзья решили выпускать бюллетень для брокеров с данными от Центробанка, аналитикой западных агентств и инсайдами.

Название пришло не сразу. Игорь Князев, глава того самого отдела ЦБ, в котором работал Моргульчик, рассказывал SmartMoney, что «РосБизнесКонсалтинг» предложил он. У Моргульчика был пафосный вариант — Lord Microsoft International, но в итоге выбрали «более солидное» РБК.

Первый бюллетень РБК увидел свет 1 июня 1993 года. Ежедневно издание доставляли с курьерами и по факсу. Наполнять его помогали сотрудники Банка России, за это молодые бизнесмены делили с ними прибыль, писал Forbes. Сам Центробанк на этом ничего не зарабатывал.

Оперативные деловые сводки пользовались спросом. Клиенты готовы были платить за них немаленькие деньги — до 100 долларов в месяц, что по тем временам было серьезной суммой.

Бизнес динамично развивался, и в 1995 году владельцы РБК решили освоить еще одну незанятую нишу и запустили сайт. Поначалу ресурс транслировал торги с российских торговых площадок. К 1998 году портал обновили. И тут грянул экономический кризис, во время которого интернет-ресурс пережил настоящий бум.

Большим преимуществом сайта РБК был бесплатный доступ к новостной ленте и некоторым котировкам, публикуемым на сайте. Деньги брали только с тех, кто хотел более развернутой информации и аналитики поглубже — как правило, это были немногочисленные специалисты. В эпоху, когда все интернет-издания и агентства в России взимали с читателей плату за доступ к контенту, РБК совершил маленькую революцию, начав зарабатывать не на читателях, а на тех, кто заинтересован этому читателю что-то продать, — рекламодателях.

Казалось, удаче бизнесменов не было предела. В начале 2000-х сайт РБК был одним из самых посещаемых в России. Рынок рекламы бурно развивался, и компания рапортовала о грандиозной выручке, превышающей успехи конкурентов. Партнеры решили разместить акции на бирже. В 2000 и 2001 годах конъюнктура рынка не благоволила выходу на фондовый рынок, поэтому бизнесмены дождались 2002-го, который, по прогнозам, должен был благоприятствовать IPO.

Так и вышло: 18 апреля 2002 года РБК стал первой компанией в России, проведшей IPO. Инвесторам предложили купить 16 процентов уставного капитала компании, или 16 миллионов акций. Остальные ценные бумаги были в равной степени распределены между Каплуном, Моргульчиком и финансовым директором Дмитрием Беликом. Во время размещения спрос на акции РБК впятеро превышал предложение. За год компания снова установила рекорд — продала рекламу на 13,9 миллиона долларов, фантастический результат по тем временам.

В середине 2000-х РБК стоил около миллиарда долларов, что в 11 раз превышало капитализацию до IPO, а в 2007 году — 1,5 миллиарда долларов (это, по некоторым оценкам, превышало выручку в 10 раз).

На пике успеха компания запустила и собственный телеканал — впервые в России нацеленный на профессионалов в бизнесе и финансах. Туда пришли работать десятки первоклассных экспертов, одна половина которых ничего не понимала в экономике, а вторая — в телевизионном деле. Однако за год подготовки кадры окрепли, помогли друг другу обучиться и запустить настоящий биржевой канал, нисколько не уступающий западным аналогам.

Надо сказать, что идею создать РБК ТВ сумели продать руководству холдинга бывшие журналисты ВГТРК, уже работавшие на тот момент в команде РБК. Они заразили заинтересованных в расширении площадок акционеров идеей сделать продукт для людей, которые «принимают решения». Но телевидение открыло доступ к совсем иным финансовым потокам: реклама на ТВ всегда дороже, чем в печатном издании. К слову, печатным изданием (журналом) РБК тоже обзавелся — спустя три года.

Долговая яма

В 2000-х годах холдинг активно скупал на рынке интернет-проекты. В результате к концу десятилетия компания располагала ворохом разношерстных активов — от журнала РБК до Anekdot.ru.

На волне успеха владельцы решили занять денег на бирже и разместили облигационный транш. Долговые бумаги разошлись как горячие пирожки, позволив компании привлечь финансирование, которое, помимо инвестиционных проектов, использовалось также и на фондовом рынке. Что было на тот момент логичным, так как рынок стремительно рос и помогал зарабатывать просто-таки сногсшибательные деньги.

И тут грянул 2008 год. Буквально в один день богатейший холдинг оказался на грани банкротства. В январе РБК имел многомиллионную прибыль и капитализацию в 1,5 миллиарда долларов, но уже в сентябре нес убытки и был должен кредиторам 220 миллионов долларов. Этот долг не удалось погасить до сих пор.

Бывший сотрудник РБК, знакомый с обстановкой в компании, в разговоре с «Лентой.ру» вспоминает, что все рухнуло буквально в один день. Нельзя сказать, что владельцы были не в курсе грядущего финансового кризиса. «Конечно были в курсе. Вот только тяжело отказаться от соблазна еще поиграть (на бирже — прим. «Ленты.ру»). Но, к сожалению, в момент стремительно развивающегося кризиса рынок ошибок не прощает», — рассказывает он. По его словам, биржей чересчур увлекся финансовый директор холдинга Дмитрий Белик. Он понял, что слишком заигрался. Но было поздно — над холдингом нависла угроза банкротства. Ситуация осложнялась тем, что средства занимались на открытом рынке и, соответственно, возврат денег держателям облигаций должен был происходить в соответствии с биржевыми правилами. В противном случае мог быть создан негативный прецедент для всего российского долгового рынка.

Тем не менее РБК начал переговоры с держателями облигаций, среди которых были Альфа-Банк, Deutsche Bank, Barclays Bank, а также структура бизнесмена Михаила Прохорова. Представители РБК долго вели переговоры, в результате чего задолженность была реструктурирована. Однако отсроченный дефолт не позволил единовременно исправить финансовое положение холдинга, на котором негативно сказывались ситуация на резко просевшем рекламном рынке, обязательства по выплатам по трансформировавшемуся в долгосрочный кредит облигационному траншу, а также высокие расходы на персонал (к кризису РБК подошел с чрезмерно раздутым за счет новых медиаресурсов штатом). Компании как воздух нужна была помощь извне.

Находясь в шатком положении, акционеры компании решили ее продать и начали искать покупателей — презентацию холдинга отправили предпринимателю Алишеру Усманову, структуре «Альфа-групп» Михаила Фридмана, немецкой Bertelsmann и южноафриканской Naspers. Кроме того, как писал журнал Smart Money, покупкой якобы интересовалась госкорпорация «Ростех».

Покупателя нашли и показали публике спустя почти два года. Михаил Прохоров согласился приобрести компанию с внушительным миллионным долгом и со значительным дисконтом — за 51 процент акций он заплатил лишь 80 миллионов долларов.

Сделку закрыли в июне 2010 года. Новый собственник пообещал не менять команду управленцев и назначил самого деятельного из них — Германа Каплуна — гендиректором. Тот занимал пост в течение двух лет, пока вместе с бывшими партнерами не ушел в собственный проект — венчурный фонд TMT Investments.

Падение в рамках тренда

Пришедший на смену отцам-основателям новый менеджмент развернул в РБК целый комплекс реформ: сосредоточился на деловых ресурсах, избавлялся от непрофильных активов. После трех лет поисков нашелся покупатель на издательский дом «Салон-пресс», выпускающий журналы о дизайне интерьеров. За ним последовали соцсеть Tvidi.ru, издание Utro.ru и другие развлекательные сайты.

РБК позиционировался исключительно как деловой холдинг, а развивать его в 2014 году пригласили новую команду во главе с бывшим издателем «Ведомостей» Дерком Сауэром. Укреплять бизнес-бренд призвали его давнюю протеже Елизавету Осетинскую, которая стала шеф-редактором проектов РБК. Осетинская провела масштабную чистку, значительно сократив доставшийся ей персонал, объединила редакции всех проектов в одну, а также набрала в команду журналистов, ранее сотрудничавших с ней в «Ведомостях» и Forbes на немаленькие зарплаты.

Однако, несмотря на профессиональный подход к контенту, «звездная команда» не сумела реанимировать пошатнувшуюся еще до нее бизнес-составляющую деятельности РБК. Что, собственно, неудивительно, учитывая предыдущий негативный опыт в «Ведомостях» и Forbes, интернет-направление в которых начало более-менее развиваться лишь с уходом Осетинской. Не спасло ситуацию даже то, что генеральным директором РБК в 2013 году стал выходец из интернет-холдинга «Афиша-Рамблер» Николай Молибог.

В результате, несмотря на активные продажи непрофильных активов в 2014 году (Utro.ru, Smotri.com, Readme.ru, Anekdot.ru), выручка холдинга снизилась на 12 процентов, до 4,9 миллиарда рублей, а убыток по РСБУ составил 6,9 миллиарда рублей. Больше всего пострадали доходы печатных изданий. Выручка газеты и журнала РБК падала вдвое быстрее рынка — на 22 процента, до 215 миллионов рублей. В то же время по темпам роста рынок опережала интернет-реклама РБК. И все-таки львиную долю заработанного (45 процентов) холдингу обеспечило не медийное, а хостинговое направление и продажа доменов (этим занимается «дочка» компании Ru-Center).

В 2015 году холдинг сохранил выручку на том же уровне (около 5 миллиардов рублей) и сократил расходы. Но все равно остался в огромном минусе (1,5 миллиарда). Все потому что проценты по уплате прежнего долга в 2015 году составили около миллиарда рублей.

Собственно, долг, перекочевавший к Прохорову от прежних владельцев и не покрытый до сих пор, и выступал главным яблоком раздора в переговорном процессе по продаже РБК. Не секрет, что «Онэксим» на протяжении нескольких лет искал покупателя на актив, который Прохорову хоть и нравился, но был невыгоден. До сих пор переговоры ни к чему не приводили, но в апреле 2017 года владелец группы ЕСН Григорий Березкин, имеющий доли в «Комсомольской правде» и газете Metro, открыто объявил об интересе к РБК. До этого он претендовал на Forbes, но издание досталось Александру Федотову.

Предприниматель назвал РБК хорошим бизнесом, однако переговорный процесс забуксовал из-за злосчастного долга, который тянется за холдингом уже почти десятилетие и составляет 200 миллионов долларов. В середине 2016 года бизнесмен намеревался продать компанию за 250 миллионов долларов с учетом долга. Березкин рассчитывает приобрести холдинг за сумму, существенно меньше самого долга, сообщали «Ведомости». Владелец ЕСН планировал договориться с Прохоровым по поводу долга и закрыть сделку к маю 2017 года, но произошло это только спустя полтора месяца.

Обсудить
Пришли к успеху
Американская секта порабощала женщин, клеймила их и мучила диетами
Шпион, разлогинься
Мировые корпорации породили свои ЦРУ и КГБ, но проиграли интернету
Шам на крови
Что скрывает павшая столица «Исламского государства»
Пиво и сигареты
Тайная жизнь Северной Кореи
Иссам ЗахреддинХалифат убери
Сирийский терминатор три года косил джихадистов, но взорвался в день победы
«Попробовал экстази — и понял, что такое секс»
Молочные оргии, голые девушки и беспробудный кайф Владимира Епифанцева
Если не мы, то кот
Кино недели: от «Геошторма» до «Двуличного любовника»
Матильда Кшесинская«Это был первый грех на моей совести»
Матильда Кшесинская о романе с Николаем II и другими членами императорской семьи
Тигуанище
Мы поехали на тест одного удлиненного VW Tiguan, а встретили сразу два
Дайте грязи: конкуренты вседорожному хэтчу Kia Rio X-Line
Renault Sandero Stepway, Lada Vesta SW Cross и другие приподнятые бюджетники
Как через Instagram продают машины за миллионы
Соцсети, молодеющие покупатели и другие причуды современного рынка суперкаров
Семиместность не порок
Как из пятиместной Mazda CX-5 получился семиместный кроссовер CX-9
Братва помнит
Чем украшают могилы криминальных авторитетов
Интим предлагать
Секс стал способом решения квартирного вопроса
«Я тупо решила, что теперь ем одну гречку»
Одинокая мать год сидела на крупе, чтобы накопить на квартиру
Раз, два, взяли!
Жилье в Крыму пока еще можно купить за копейки