Поперек течения

В Хакасии строительство опасного понтонного моста вызвало вопросы у общественности

Фото: Александр Колбасов / ТАСС

Через реку Абакан в Хакасии ударными темпами возводят понтонный мост. Переправа предназначена для вывоза к ближайшей железнодорожной станции угля, добываемого на Аршановском разрезе Бейского месторождения. Проблем у стройки много, да и сама она незаконна: проект ее не был официально одобрен, доработанная проектная документация отсутствует. Но самое главное — что строительство этого инженерного объекта угрожает затоплением близлежащим населенным территориям.

По данным местных СМИ, у Аршановского разреза есть разрешение возвести железнодорожный мост, однако вместо этого строится понтонный. В местных надзорных органах знают об этом, но по каким-то причинам предпочитают закрывать глаза на проблемную ситуацию.

Погоня за выгодой

Возможно, владельцы Аршановского месторождения надеются сэкономить средства и сократить время перевозки угля, построив более дешевый мост. Однако такая экономия может обернуться тем, что инженерное сооружение просуществует совсем недолго: понтонные мосты не выдерживают большой нагрузки, в том числе и потому, что грузовые автомобили часто не выполняют установленные требования о предельно допустимой массе. Из-за этого понтоны разбиваются и изнашиваются, на них часто возникают аварийные ситуации. Кроме того, сомнение вызывает целесообразность строительства данного объекта в условиях существования по соседству развитой железнодорожной инфраструктуры для перевозки угля.

Существует также социальный аспект: при проектировании моста не были учтены риски затопления прилегающих к месторождению населенных территорий. В связи с этим стройка уже привлекла внимание федеральных и республиканских СМИ. ИА «Хакасия» пишет, что возведение моста может привести к перекрытию русла реки Абакан и затоплению прибрежных сельхозугодий. Более того, есть реальные риски подтопления близлежащего села.

Местные экологи настаивают: стройка незаконна, ведется без проекта, не были даже проведены геолого-изыскательские работы. По мнению специалистов, помимо затопления территорий есть риск загрязнения воды. Например, если грузовик с углем упадет в реку — а такое на понтонном мосту весьма вероятно, — это может привести к серьезному ущербу для экологии региона, на территории которого расположены два крупных заповедника. Достанется и самой реке Абакан. Однако заявления активистов пока остаются без ответа — надзорные органы не спешат вмешиваться в ситуацию.

Ставка на уголь

Власти Хакасии в долгосрочных планах социально-экономического развития региона сделали ставку на угледобычу. В настоящее время республика занимает пятое место в России по объемам добычи твердого топлива — около 20 миллионов тонн в год. Бейское месторождение — одно из самых перспективных не только в Хакасии, но и в России. Его запасы, по оценкам специалистов, превышают 3 миллиарда тонн угля.

Участок «Аршановский-1» был предоставлен в пользование компании «Разрез Аршановский» четыре года назад. На балансе разреза — почти 860 миллионов тонн угля. В 2017 году, согласно планам предприятия, здесь будет добыто порядка 3 миллионов тонн угля.

Глава региона Виктор Зимин, безусловно, понимает значимость этого проекта для будущего республики. В начале 2017 года менеджмент Аршановского разреза презентовал схему транспортной доставки угля с месторождения, которая была одобрена региональной администрацией. Для перевозки угля в рамках строительства инфраструктуры предполагается возведение железнодорожного моста — капитального объекта строительства, никаких иных вариантов в схеме нет. Однако, как мы видим, крепкий на бумаге железнодорожный мост на практике становится понтонным. И это при том, что альтернативные железнодорожным перевозкам способы доставки угля в экономическом плане значительно уступают как по надежности, так и по экономичности и экологичности. Необходимо отметить, что в 2016 году свыше 80 процентов погрузки на станциях Хакасии пришлось на уголь, общий объем которого достиг 15,4 миллиона тонн.

В этой связи выглядит логичным, что будущее Бейского угольного месторождения связано с развитием железнодорожной инфраструктуры. Так, например, в 2016 году была сдана в эксплуатацию 16-километровая ветка необщего пользования Углесборочная — Бейские Копи с дальнейшим выходом на станцию Камышта Красноярской железной дороги. В ближайшие три года планируется построить станцию Камышта-2, а до 2023 года — инфраструктуру станции Хоных, которая в настоящее время не предназначена для погрузки угля. Сейчас на станции нет машин, механизмов, подъездных путей для перегрузки твердого топлива.

Изобретение колеса

Вопреки вышесказанному, владельцы Аршановского разреза решили сделать ставку на автомобильный транспорт. Хотя у автомобильного транспорта много недостатков: многотонные грузовики разбивают дороги и серьезно загрязняют окружающую среду, генерируя более 12,5 тысячи тонн углекислого газа в год.

Если рассматривать уже имеющуюся дорожную инфраструктуру республики, то автомобильные перевозки с ее использованием вовсе не конкурентоспособны. Но угольщики сумели придумать способ оптимизации логистической составляющей своего бизнеса. Правда, судя по всему, незаконный. Если автомобили могут срезать путь, пересекая реку Абакан, то экономика перевозок сразу улучшится. Вот так, вопреки ранее утвержденным планам, представлявшимся руководству республики, угольщики и начали строить понтонную переправу для автомобилей через реку.

Строители торопятся: для моста уже завершена отсыпка и начато возведение основной части. Спешат так, что допускают нарушения правил техники безопасности. И это закономерно приводит к масштабным авариям. Буквально на днях один из рабочих попал в больницу с термическими ожогами, полученными в результате внезапного воспламенения еще не достроенного моста.

По информации местных жителей, насыпь моста производится грунтом вперемешку с углем. Это много говорит о качестве работ. Зато в последнее время у будущего моста появился паспорт проекта. Правда, как стало очевидно, это паспорт другого проекта — капитального железнодорожного моста, а не понтонного, но кто будет вчитываться!

Наплавные мосты имеют ограничения по эксплуатации в зависимости от длины сооружения и силы течения реки. Понтонные мосты хороши в качестве временной меры — например, в условиях военных действий или природных катаклизмов. Мост же через Абакан предполагается эксплуатировать и после того, как построят железнодорожный мост к Бейскому месторождению.

Как постоянный объект дорожной инфраструктуры, тем более предназначенный для перевозки тяжелых грузов, такой мост может представлять потенциальную опасность. Польза для некоммерческих, гражданских перевозок от новой переправы не просматривается. А самое главное — непонятно, зачем ее строить, когда уже есть железнодорожная инфраструктура, включающая действующую железную дорогу ровно до Аршановского месторождения, и проектом предусмотрено строительство капитального железнодорожного моста.

Законам вопреки

ИА «Хакасия» со ссылкой на мнение экологов пишет, что возведение понтонного моста может привести к перекрытию русла реки Абакан и затоплению прибрежных сельхозугодий. Более того, есть реальные риски серьезных подтопления села Аршаново в период половодий.

«Лента.ру» поговорила с хакасским экологом Алексеем Вернигоровым. По его словам, строительство наплавного моста — не что иное, как «сплошное нарушение законодательства»: «Разрез, который строит понтонный мост, работает незаконно, незаконно и само строительство этого моста. А машины уже через месяц пойдут».

По его словам, инженерные и геологические изыскания на месте строительства моста не проводились. Проекта, впрочем, тоже нет. «Вполне возможно, что мост надо строить, но при этом необходимо позаботиться, чтобы не нанести вреда реке и биоресурсам», — подчеркнул Вернигоров.

Эколог не исключил, что после введения переправы в эксплуатацию резко снизится коэффициент самоочищения реки Абакан. «У них девять понтонов, пять — на основном русле, остальные — на мелких протоках, которые они просто пересыпали», — пояснил Вернигоров. По его словам, первые отрицательные последствия стройки для природы уже налицо: выше по течению поднялся уровень реки, под воду начали уходить заливные луга. Местные жители могут лишиться покосов.

«Я не против развития промышленности. Но делать это нужно в границах правового поля и экологических норм», — говорит собеседник «Ленты.ру».

При этом Вернигоров признался, что не видит результата от обращений в местные подразделения Росприроднадзора и Ростехнадзора. Чиновники не принимают мер к компании, нарушающей природоохранное законодательство.

«Прокуратура пробовала заниматься Аршановским разрезом. Кого-то вроде бы оштрафовали, но дальше этого дело не пошло», — резюмировал Вернигоров.

Встревожены происходящим в Верховном Совете Хакасии. Депутат Михаил Саражаков считает, что понтонный мост — это временное сооружение, надежность и безопасность которого вызывает сомнения. «На сессии Верховного Совета в сентябре мы обязательно вернемся к этому вопросу, потому что нигде в ранее представленных документах о понтонном мосте не было ни слова. Я бы рекомендовал еще раз провести общественные слушания на эту тему», — цитирует Саражакова ИА «Хакасия».

Обсудить
«Дикие люди проявили дикость — удивляться нечему»
Студента заставили извиниться, но он готов продолжить спор с кавказцами
Смеяться грешно
Кто надрывает животы на концертах Петросяна: беспощадный репортаж из преисподней
«Если тебе не на работу — пей»
Почему русские рабочие не могут жить счастливо
Борис Ельцин«Это было время, когда делились огромные богатства»
Чем запомнился россиянам первый президентский срок Бориса Ельцина
Они ушли
Русские покидают Сирию. Там остаются тысячи террористов, а войне не видно конца
«Этим проклятым американцам мы еще покажем!»
Афганцы полюбили русских и возненавидели США
Кровавый конвейер
На Гаити круглый год режут и свежуют скот
Реджеп Тайип ЭрдоганВ спину не больно
Россия забыла обиды и взахлеб дружит с Турцией
Дональд ТрампСвоих не бросаем
План Трампа: спасти богатых и сэкономить на бедных
Домашние заготовки
Почему российской строительной сфере не обойтись без отечественных алюминиевых панелей
Выплюнь бяку
Личинки, тараканы и ДНК человека — на что можно нарваться в батоне колбасы
Бандитский спецназ
Главный киллер ореховских знал толк в конспирации и технологиях
«Закроют меня — другие продолжат»
Бывший полицейский разоблачал коллег и теперь рискует сесть
Судьба офицера
Полицейский убил коллегу, покончил с собой и оставил сиротами троих детей
Темные времена
Лихие 90-е: спецпроект «Ленты.ру»
«За деньги девчонки торгуют любовью»
Чему научили нас первые советские рэперы
«Вся рок-н-ролльная Москва плотно сидела на кислоте»
«Наутилус Помпилиус», золото тещи и расширение сознания Ильи Кормильцева
Слишком много знали
Кто предсказал гибель «Титаника», теракт 11 сентября и тоталитаризм
«Некоторые из них педерасты»
Скандальный балет Серебренникова «Нуреев» собрал в Большом всю российскую элиту
Тест-драйв лучшей BMW M5
Знакомимся с первой полноприводной «эмкой» на серпантинах Португалии
Самые редкие версии BMW M5
Эксклюзивные M5 для пуристов, арабских шейхов и просто прогулок с ветерком
Невероятные стартапы, которые изменят жизнь водителей
Автомат по продаже машин, встроенный алкотестер и так далее
Самые необычные фары в истории
Головная оптика, от которой можно офонареть
«Меня не убили, просто развели»
Россиянка влюбилась по уши и лишилась жилья
Что-то встало за окном
Строения, вызывающие самые пошлые ассоциации
С собой не увезешь
Как живут российские олигархи за границей
Его ворсейшество
Бессмертные ковры возвращаются на стены российских квартир