Электоральная стимуляция

Латвия тратит миллионы на патриотизм, но все равно пустеет

Фото: Michael Bothager / EPA

Парламент Латвии решил выделить 7,1 миллиона евро на патриотические чувства соотечественников, уехавших на заработки в Европу. По замыслу депутатов, эти деньги помогут укрепить у граждан «чувство принадлежности к Латвии», чтобы они не забывали о родине. Однако, как выяснила «Лента.ру», многие в стране встретили очередную программу интеграции общества со скепсисом. Средства на это выделялись и раньше, но, как и в прежние времена, деньги могут уйти совсем на другие цели. Тем более в предвыборный период.

На укрепление чувств

Власти Латвии давно уже выказывают озабоченность тем, что соотечественники, переезжая в другие государства, теряют чувство принадлежности к исторической родине, а значит — не строят планов на возвращение и не участвуют в политической жизни. За последние годы в поисках лучшей доли страну покинули несколько сотен тысяч граждан — для небольшого государства с населением менее 2 миллионов человек это огромная потеря. Крупные общины латвийцев сложились в Великобритании и Ирландии, также едут в Германию, Скандинавию, другие страны — благо дорога открыта в любое государство ЕС.

Бывшая журналистка из Даугавпилса Карина Кошелева, перебравшаяся в Ирландию тринадцать лет назад, сообщила «Ленте.ру», что большинство переселенцев никак не озадачиваются сохранением своего национально-культурного своеобразия. «Сначала просто не до этого — нужно как-то адаптироваться на новом месте, искать средства к существованию, — рассказывает Кошелева. — Когда эти вопросы решены, интересы эмигрантов переключаются в более приятном направлении — отдых, развлечения и так далее. А поскольку переселенцам тут нравится, то они хотят, чтобы их дети закрепились в этом обществе, и поощряют своих отпрысков активнее знакомиться с местным языком и обычаями. Если говорить о детях переселенцев, которые родились здесь, то они, в принципе, уже ничем не отличаются от местного населения — за исключением разве что имен».

Не все ладно с национальной самоидентификацией и у тех латвийцев, которые пока еще живут на родине. В республике много русскоязычных, которые в основном проводят время в информационном пространстве соседней России, смотрят на мир и на обстановку в самой Латвии с точки зрения российских СМИ. Как показывают результаты социологических опросов, с годами чувство принадлежности к Латвии у представителей проживающих на ее территории нацменьшинств (а это около 35 процентов населения) падает. Так, если в 2000 году это чувство испытывали 81 процент русскоязычных, то в 2014 году — 75 процентов.

Кроме того, среди этнических латышей немало тех, кто рассматривает свое пребывание в стране как временное и строит планы отъезда. В связи с этим в латвийском парламенте сочли необходимым выделить средства, которые, по словам депутатов, пойдут «на поддержку диаспоры, развитие гражданского общества, укрепление чувства принадлежности к государству».

О том, на какие конкретно мероприятия направят упомянутые 7,1 миллиона евро, в сейме говорят туманно. Депутаты из комиссии по сплочению общества считают, что необходимо поддерживать организации национальных меньшинств, вовлекать молодежь в общественные процессы, способствовать развитию и изучению латышского языка, налаживать интеграцию прибывающих в Латвию беженцев из третьего мира. Особое внимание комиссия призывает уделить работе с латышскими диаспорами за рубежом, чтобы там не теряли связь с родиной, сохраняли родной язык и обычаи.

Министерство культуры даже разработало «Институциональный механизм политики интеграции общества». Это будет трехуровневая структура, возглавляемая стратегическим руководством. Второй уровень — учреждения, координирующие интеграционную политику, третий — те, кто реализуют эту политику на местах.

Танцы патриотов. Дорого

Этот план в Латвии встретили с недоверием. Журналистка Байба Лулле пишет о продолжающихся «танцах вокруг темы интеграции, патриотизма и государственности» и о «швырянии миллионов в эту черную дыру». По словам Лулле, ей пришлось несколько раз перечитать документ, чтобы понять, что именно планирует министерство культуры.

Она вспоминает, как на референдуме 2012 года значительная часть граждан Латвии голосовала за признание русского языка вторым государственным, и делает вывод, что проблема общественного раскола действительно существует. По мнению Лулле, в Латвии до сих пор так и не сложилась единая «политическая нация», а продолжающийся отток латвийцев за рубеж только усугубляет проблему.

«Было же столько инициатив — секретариат и министр интеграции, Центр интеграции общества с его программами, рабочая группа по политике сплочения общества при президенте, подкомиссии Сейма и так далее, — говорит журналистка. — Конечно, отдельные проекты были адекватными и целесообразными, но эти ручейки не слились в общий поток. Похоже, что институции, законы и руководства по сплочению общества живут одной жизнью, а люди — другой».

Действительно, средства на «сплочение общества» в Латвии выделялись уже неоднократно. Так, в мае текущего года на эти цели было направлено 998 тысяч евро. В госбюджете 2016 года на поддержку НКО, проводящих мероприятия по «интеграции», нашлось 400 тысяч евро. В свою очередь, финансирование государственного Фонда интеграции общества в прошлом году достигло рекордных 10 миллионов евро. Деньги пошли на поддержку таких проектов, как Центр национальной интеграции, программа изучения латышского языка, программа реэмиграции, программа по гендерному равноправию, «Портрет граждан третьих стран в Латвии», обмен опытом по интеграции беженцев и др. Но несколько месяцев назад директор Балтийского центра стратегических исследований Талавс Юндзис признал, что до сих пор все усилия не дали результата.

Член правления Латвийского комитета по правам человека Александр Кузьмин объяснил «Ленте.ру», что делу реального общественного сплочения могло бы послужить принятие закона, по которому дети многочисленных неграждан, проживающих в стране, получали бы гражданство с момента рождения. На днях президент страны Раймонд Вейонис предложил на рассмотрение в парламент соответствующие поправки, но их заблокировал состоящий в правящей коалиции праворадикальный Национальный блок.

Опрошенные «Лентой.ру» эксперты выразили мнение, что усилия латвийских чиновников не дают результатов, потому что за этим стоит банальное стремление «освоить средства». «Еще семь миллионов коту под хвост, опять растащат по карманам, — говорит заместитель главного редактора рижской газеты "Сегодня" Элина Чуянова. — Ну, может, конференцию устроят, брошюрку напечатают, парочка чиновников смотается в Великобританию на встречу с латышской диаспорой, которую надо интегрировать назад — и все это для отвода глаз. "Общественная интеграция", "укрепление чувств принадлежности к Латвии" — такие удобные и обтекаемые формулировки, что прямо вставай за деньгами: сразу отвалят! Лучше бы бесплатные курсы по латышскому языку устроили для людей. Или подлечили бы больных, помогли бы нищим на эти деньги. Нет, правильно сказал наш бывший премьер-министр Вилис Криштопанс, который давно "дезинтегрировался" в США: Muļķu zeme ("страна дураков" на латышском)».

О том, что механизм распределения средств отлажен в Риге не лучшим образом, догадываются и в Евросоюзе. Евродепутат от Латвии Андрей Мамыкин рассказал «Ленте.ру», что несколько месяцев назад он получил официальный документ от комиссара Еврокомиссии Веры Юровой — о том, что ЕК выделила Риге 13 миллионов евро, которые страна может использовать в том числе и на нужды интеграции неграждан. «Я сразу же написал запрос с просьбой пояснить, на какие нужды были потрачены деньги», — говорит он. В ответе МВД страны, по словам Мамыкина, говорилось, что средства на неграждан потрачены не были. Он предположил, что деньги власти выделили не на 240 тысяч неграждан (хотя имели полное право сделать это), а на 400 человек беженцев, три четверти которых к тому времени уже сбежали из Латвии. «В общем, забегали и начали изворачиваться как ужи на сковородке. Потому что прекрасно все попилили. В противном случае потратить 13 миллионов на 400 африканцев означает, что каждый из них должен получить по 32,5 тысячи евро. Так нагло лгать руководству ЕС, как лгут наши министры в отчетах для Еврокомиссии, это надо уметь», — возмущается евродепутат.

Зарубежные голоса

В свою очередь, сопредседатель партии «Русский союз Латвии» Мирослав Митрофанов отмечает, что выделение средств на «интеграцию» может быть связано с предстоящими в 2018 году парламентскими выборами. «Очень похоже на вывод денег из бюджета на нужды предвыборной кампании правящих партий, — говорит Митрофанов. — Уже в тексте информационного сообщения есть ссылка на некую работу с латышской диаспорой за рубежом. Завоевание симпатий латышских эмигрантов имеет особое значение для правящих партий».

По его словам, раньше латыши, переселяясь в другие страны ЕС, «дисциплинированно» голосовали за правящие партии. Дело в том, что основу переселенцев составляли собственно латыши. В последние годы состав эмигрантских общин сильно изменился — гораздо активнее переезжают из страны русскоязычные жители. Работать с ними властям тяжелее, они традиционно скептически относятся к правящим партиям. А общее количество потенциальных избирателей вне Латвии, соответственно, и значимость этой части электората сильно возросла. Если сравнить данные переписи населения за 2000 и 2011 годы, приходится сделать вывод, что за это время количество латышей сократилось на 85 567, а нелатышей — на 221 445 человек. Демографы объясняют это именно тем, что русскоязычные жители не имеют сильного чувства принадлежности к Латвии.

Экономят латвийские чиновники не только на негражданах, но и на своих соотечественниках. На тех самых переселенцах, на чьи голоса так рассчитывают парламентарии. В 2015 году директор Совета по образованию латышских зарубежных диаспор Мира Анта Спрунде заявила, что знания родного языка у детей эмигрантов из Латвии все слабее. Хотя для латышей в эмиграции важно, чтобы их дети знали родной язык — это признают более 70 процентов эмигрантов. На данный момент латышский можно учить в 23 государствах в 100 воскресных школах. Госагентство латышского языка ежегодно выделяет в среднем около 150 тысяч евро на покупку учебных материалов, методические курсы для зарубежных учителей, командировки для латвийских лекторов, поддержку для школ диаспор.

Однако, как показало исследование, проведенное институтом философии и социологии Латвийского университета, примерно 59 процентов диаспоры вообще не знают, что языковые программы в принципе существуют. Зарубежные соотечественники рассказывают, что школы, в которых преподается латышский язык, чаще всего расположены в зданиях, принадлежащих латышским общинам. Представители диаспоры содержат их за свой счет — учителя работают бесплатно, директора школ — тоже. По мнению Спрунде, ощущается огромный дисбаланс между выделяемыми государством средствами и проводимыми мероприятиями.

Митрофанов называет эмигрантов лакомой целью для оплаченной государством агитации в пользу действующих властей. «Другая потенциальная цель подкупа и агитации, на которую могут быть потрачены "интеграционные миллионы" — это латышские общественные организации внутри страны, а также клубы, библиотеки и другие учреждения культуры по всей Латвии, способные организовывать события (концерты, дискуссии, выставки), на которых в качестве главных персон, еще до начала официальной избирательной кампании, смогут выступать правящие политики, — считает он. — Да и после ее начала тоже. Будет ли организован такой подкуп в отношении русской общины? Думаю, что отдельные случаи будут, но после восстановления независимости общим правилом расходования ресурсов в Латвии была и остается концентрация этих средств в руках "своих" — латышских чиновников и профессиональных общественников».

В связи со всем этим эксперты вспоминают скандал 2012 года, когда государственный омбудсмен Юрис Янсонс обвинил власти в «распиле» средств на общественную интеграцию проживающих в Латвии цыган. С 2007 года на это был потрачен 1 миллион латов (около 2 миллионов евро), но никакой практической отдачи это не принесло. Тогда дело удалось замять, никто из чиновников не был наказан. Можно предположить, что темы «сплочения общества» и «культурной интеграции» латвийские чиновники будут эксплуатировать еще долго. Не исключено, впрочем, что скандалы станут более резонансными, ведь интеграция обходится все дороже.

Обсудить
Пришли к успеху
Американская секта порабощала женщин, клеймила их и мучила диетами
Шпион, разлогинься
Мировые корпорации породили свои ЦРУ и КГБ, но проиграли интернету
Шам на крови
Что скрывает павшая столица «Исламского государства»
Пиво и сигареты
Тайная жизнь Северной Кореи
Иссам ЗахреддинХалифат убери
Сирийский терминатор три года косил джихадистов, но взорвался в день победы
«Попробовал экстази — и понял, что такое секс»
Молочные оргии, голые девушки и беспробудный кайф Владимира Епифанцева
Если не мы, то кот
Кино недели: от «Геошторма» до «Двуличного любовника»
Матильда Кшесинская«Это был первый грех на моей совести»
Матильда Кшесинская о романе с Николаем II и другими членами императорской семьи
Тигуанище
Мы поехали на тест одного удлиненного VW Tiguan, а встретили сразу два
Дайте грязи: конкуренты вседорожному хэтчу Kia Rio X-Line
Renault Sandero Stepway, Lada Vesta SW Cross и другие приподнятые бюджетники
Как через Instagram продают машины за миллионы
Соцсети, молодеющие покупатели и другие причуды современного рынка суперкаров
Семиместность не порок
Как из пятиместной Mazda CX-5 получился семиместный кроссовер CX-9
Братва помнит
Чем украшают могилы криминальных авторитетов
Интим предлагать
Секс стал способом решения квартирного вопроса
«Я тупо решила, что теперь ем одну гречку»
Одинокая мать год сидела на крупе, чтобы накопить на квартиру
Раз, два, взяли!
Жилье в Крыму пока еще можно купить за копейки