Удали!

Страх в интернете заставил целую нацию молчать

Фото: Bobby Yip / Reuters

Жители Китая, вынужденные жить под плотным колпаком правительства, кардинально поменяли свое поведение как в интернете, так и в обычной жизни. За сказанное слово любого китайца могут вычислить и допросить, и многие уже смирились с этим. «Лента.ру» публикует третью часть цикла статей о создании, развитии и современном облике китайского интернета.

Зарегулировали

Наличие «Золотого щита» и армии проправительственных блогеров не могло не наложить отпечаток на повседневное поведение китайцев в сети. Кроме того, у государства есть еще один механизм контроля за интернетом — обязательная регистрация под реальными именами.

Автор книги «Политическая открытость в развивающихся, нестабильных и неудавшихся демократических режимах» Дэниел Оченг рассказывал, что Министерство общественной безопасности с начала 2000-х годов призывало пользователей крупных сайтов и блог-платформ указывать при регистрации свои реальные данные, а с 2009 года обязательная регистрация только под настоящими именами и фамилиями была введена на торговых площадках Alibaba и в сервисах компании Tencent, а также при выходе в интернет из кафе и компьютерных клубов.

В 2012 году началась разработка законопроекта об обязательной регистрации под реальными именами. Ею занялись министерство общественной безопасности, министерство науки и технологий, а также главное государственное управление радиовещания, кинематографии и телевидения

Первыми подопытными стали жители Пекина и ряда провинциальных городов.

С 2013 года в Китае также был принят закон, требовавший в обязательном порядке указывать реальные личные данные при подключении услуг доступа к интернету или покупке сим-карты для мобильного телефона и использовании IP-телефонии. В 2014 году под действие закона также попали покупка мобильных приложений и загрузка роликов на видеохостинги.

Закон об обязательном указании реальных личных данных всех пользователей при регистрации на всех онлайн-ресурсах вступил в силу в январе 2015 года и был призван положить конец «распространению слухов и вредоносной информации». За его неисполнение предусмотрены различные штрафы и тюремное заключение.

Любопытно, что согласно анализу постов в популярной соцсети Weibo многие китайские пользователи сети не поддерживают этот закон, но абсолютно не ассоциируют его с другими запретами. Более того, подавляющее большинство блогеров не опасается, что закон не позволит им открыто обсуждать политические темы.

При этом множество постов в Weibo были посвящены позитивным сторонам закона. Пользователи отмечали, что инициатива властей заставит блогеров «отвечать за свои слова», позволит эффективно бороться со слухами и домыслами, а также «быстрее доносить до большинства правду» и «построить гармоничное онлайн-сообщество, где каждый сможет открыто выразить свое мнение».

Делай то, что можно

Автор книги «Кибер-национализм в Китае» Ин Ян отмечает, что подобные настроения легко объяснимы, ведь «китайские пользователи сети давно научились существовать с ограничительными мерами и просто делают то, что можно».

По его словам, главная отличительная особенность китайской блогосферы состоит в осознанном отсутствии интереса к политике. Если в США 43 процента записей посвящены обсуждению различных новостей и мнений из мира политики, то в Китае эта цифра составляет менее одного процента.

84 процента блогов в китайском интернете представляют собой персональные дневники и рассказы о повседневной жизни, 23 процента рассказывают о литературе и искусстве, 9 процентов публикуют забавные истории, мемы и смешные картинки, а 6 процентов — новости из мира технологий и спорта.

При этом 70 процентов китайских блогеров моложе 30 лет и имеют высшее образование, то есть представляют собой тот самый состоящий из представителей так называемого поколения Y креативный класс, который в Европе и США проявляет наибольший интерес к экономике и политике.

Однако в случае с Китаем даже популярные блогеры практически не освещают политические темы. Ян отмечает, что это во многом связано с отсутствием возможности коммерциализации политических интернет-проектов, ведь блоги о своей жизни, красоте и даже видеоиграх приносят немалые доходы с рекламы, а также с опасениями потерять подписчиков в случае закрытия аккаунта из-за оппозиционных высказываний.

В результате нишу политических блогов постепенно занимают официальные аккаунты государственных новостных агентств, министерств и ведомств. Встречаются и авторские блоги, но в подавляющем большинстве случаев они выражают провластную, а порой и открыто националистическую позицию и не имеют обширной аудитории.

Ян уверен, что в вопросах взаимодействия с пользователями сети китайские власти опираются на два ключевых постулата — консьюмеризм и национализм. «Первый подменяет собой классическое понимание свободы и мотивирует блогеров как можно больше рассказывать о своих приобретениях и красивой жизни, а второй позволяет перенаправить гнев недовольных с внутренних проблем на внешних врагов», — подытоживает исследователь.

Поколение без политики

С Яном согласна и журналист Руби Мюррей. В своей статье для издания The Saturday Paper она побеседовала с несколькими молодыми людьми, активно использующими интернет в повседневной жизни (так называемыми представителями китайского поколения Y), которые рассказали ей, что прекрасно осведомлены о цензуре в интернете и считают ее обыденным явлением. Большинство опрошенных предпочитают вообще не обсуждать политические темы в сети и не интересуются оппозиционной точкой зрения на происходящие в стране процессы.

Это подтверждается исследованиями профессора Нью-Йоркского университета Кевина Чжена. По его словам, в китайском интернете есть несколько уровней самоцензуры. Первый — администрация онлайн-сервисов, которая с помощью собственноручно разработанных алгоритмов отслеживает негативные посты и комментарии, поскольку по закону несет ответственность за все публикации.

Второй уровень — владельцы популярных аккаунтов с большим количеством подписчиков в QQ и WeChat. Они могут придать своим профилям статус публичных, но перед этим в обязательном порядке подписывают дополнительное соглашение, согласно которому обязуются не публиковать критических материалов в отношении государства и общества.

На третьем уровне располагаются обыкновенные пользователи сети, которые имеют представление о том, что может вызвать недовольство надзорных органов и администрации сервисов, а потому предпочитают не публиковать провокационные или осуждающие посты о политике Китая или инициативах партийного руководства.

Эти настроения активно поддерживаются властями, которые нередко устраивают над авторами оппозиционных записей показательные судебные процессы и заставляют публично извиняться за предоставление своим подписчикам недостоверной информации. Чжен приводит в пример случай с известным венчурным капиталистом Чарльзом Сюэ, который регулярно критиковал социальную политику властей в своем аккаунте в Weibo, где имел более 12 миллионов подписчиков. В 2014 году его арестовали якобы за связь с проституткой, но отпустили только после того, как он извинился за содержание своих постов в эфире канала CCTV 1.

«Создается ситуация, при которой ведущую роль в зачистке интернет-пространства играет именно самоцензура. Другими словами, политика властей в области интернета заставила людей осознанно думать о том, что стоит публиковать, а что нет. Даже если их посты не подвергаются прямому воздействию властей», — подытоживает исследователь.

Полная версия истории о китайской цензуре — в сюжете «Ленты.ру».

Обсудить
Иссам ЗахреддинХалифат убери
Сирийский терминатор три года косил джихадистов, но взорвался в день победы
Шпион, разлогинься
Мировые корпорации породили свои ЦРУ и КГБ, но проиграли интернету
«Мне довелось убивать русских»
Жажда крови, шепот смерти и грязная работа головорезов в Сирии
Пиво и сигареты
Тайная жизнь Северной Кореи
Доброе утро, Вьетнам!
Еще одна азиатская страна сошла с ума по караоке
«Бабушка спрашивает, заставляют ли мусульмане сменить веру»
История москвички, которая переехала в Объединенные Арабские Эмираты
Жируха
В лондонской канализации нашли мерзкое нечто
Тайное оружие наркобаронов
У них есть танки, суперкомпьютеры и беспилотники
Как через Instagram продают машины за миллионы
Соцсети, молодеющие покупатели и другие причуды современного рынка суперкаров
Семиместность не порок
Как из пятиместной Mazda CX-5 получился семиместный кроссовер CX-9
Тест: зачем машине эта штуковина?
Попробуйте угадать, зачем инженеры это придумали
Офф-топчик
Какие кроссоверы и внедорожники в сентябре покупали лучше других
Братва помнит
Чем украшают могилы криминальных авторитетов
Интим предлагать
Секс стал способом решения квартирного вопроса
«Я тупо решила, что теперь ем одну гречку»
Одинокая мать год сидела на крупе, чтобы накопить на квартиру
Раз, два, взяли!
Жилье в Крыму пока еще можно купить за копейки