Новости партнеров

Искусственная реальность

Об эмоциях и домыслах, мешающих журналистике

Фото: Itsuo Inouye / AP

«Не судите опрометчиво», — говаривал, если верить Александру Дюма, кардинал Ришелье. Однако в наш век информационных технологий и социальных сетей этот принцип ни у кого не в чести. Даже у тех, кто согласно незыблемому профессиональному кодексу, должен следить за соблюдением данного правила неукоснительно, а именно (и к сожалению) — у журналистов. В частности, у обозревателя одного популярного издания, голословно обвинившего в гибели нерп на Байкале крупную корпорацию. Профессиональные ученые, специализирующиеся по этой проблематике, в своих оценках были значительно скромнее.

Металлическая вода

Но обо всем по порядку. 8 ноября в интернет-версии «Новой газеты» была опубликована статья «Зов смерти», рассказывающая о гибели нерп на Байкале. Статья эта вызвала недоумение у профессиональных экологов. Например, директор НИИ биологии Иркутского государственного университета Максим Тимофеев нашел в ней не только откровенные ошибки, но и плагиат. Ученый поделился впечатлением от прочтенного материала на своей персональной странице в Facebook, отметив, в частности, что «в статье, среди прочего, сделана попытка подать результаты нашего (!) проекта, выполняемого под моим руководством, совместно с коллегами из немецких институтов объединения им. Гельмгольца — UFZ и AWI». «Причем результаты изложены очевидно безграмотно, некорректно и вообще не про то… Не говоря уже и о том, что ни единого слова про нас (институт, научную группу) не сказано», — пишет Тимофеев. «С нами никто не связался (поговорить с источником информации — одно из основных правил кодекса журналиста — прим. «Ленты.ру»), не спросил, что все-таки мы показали своими исследованием и для чего они делались. Также, без какого-либо согласования, в статье использовано рабочее фото с E. verrucosus, авторства нашей сотрудницы Дарьи Бедулиной. Ну, а вершиной этого высоко-профессиональной аналитики является то, что эндемичных рачков амфипод из озера Байкал официально именуют Байкальскими креветками-бекарасами!» — подчеркивает директор НИИ.

Коллеги Тимофеева — представители известных в профессиональном сообществе исследовательских институтов, в том числе Лимнологического института СО РАН и даже Государственного университета штата Теннеси, не остались в стороне, что подтверждает развернувшаяся дискуссия в комментариях к посту. Надо сказать, что их мнение крайне нелестно по отношению к «трудам» обозревателя уважаемого издания.

Хотя, конечно, нельзя не согласиться, что гибель животных выглядит очень загадочно — тела внешне совершенно благополучных животных, находившихся в репродуктивном возрасте, обнаруживают с одним и тем же посмертным диагнозом — остановка сердца. Но по каким причинам нерпы умирают от сердечной недостаточности, пока не могут сказать даже ученые, которые уже давно занимаются изучением популяции. Над решением данной загадки природы бьются лучшие профессиональные умы. Сколько времени это займет, сказать сложно. Например, когда 1987-1988 годах байкальских нерп косила эпидемия чумки, а их тушки находили по всему южному побережью моря-озера, на установление причин катастрофы потребовалось около двух лет. Сколько понадобится сейчас, ведает лишь Создатель. Однако это не означает, что ученые не будут вдумчиво работать над тем, чтобы понять причину внезапной смертности нерп и помочь в конце концов несчастным животным. Правда, пока они будут этим заниматься, журналисты уже могут сформировать общественное мнение, ни в коей мере не отражающее реальность. И даже потом, когда станет известна истинная причина гибели нерп, в общественном сознании может закрепиться именно эта ложная интерпретация, являющаяся не более чем плодом воображения разошедшихся в благородном порыве журналистов.

Сейчас же в изысканиях обозревателя Алексея Тарасова можно встретить, например, ссылку на мнение некоего «знатока Байкала», исходившего его весь, Алексея Никифорова из Иркутска. «Эксперта» именно так и представляют, не уточняя при этом, имеет ли он какую-либо ученую степень или отношение к какой-либо экологической организации. Просто «знаток». Ему приписывается следующее мнение: «На южном Байкале — ​ряд подводных вулканов: Маленький, К-9, Санкт-Петербург. Маленький более чем на 90 процентов выплескивает метан. Его выбросы могут быть связаны с солнечными вспышками, а нерпа могла надышаться и "забалдеть" в интоксикации, ничего не есть потом». То есть, по мнению «знатока», на гибель нерп повлияли активность на солнце, подводные вулканы, скрытый в толще воды метан, которые, собственно, и совершили свою смертельную работу.

К факторам-убийцам также причисляются «повышение температуры воды» (для понимания, объем озера — 23 тысячи кубических километров) и «увеличение металлического содержания в структуре воды». Последнее даже комментировать как-то неприлично. Ведь даже школьникам очень средней школы известно, что вода состоит из двух атомов водорода и одного атома кислорода, без каких-либо металлических включений. О том, что вода может иметь какую-то другую структуру, как правило, рассказывают представители лженаучных направлений — например, гомеопаты или специалисты по эзотерике. Теперь, как выясняется, к ним присоединяются еще и журналисты.

В этой связи надо отметить, что по появившейся 10 ноября информации вода в южной части акватории Байкала, где произошла массовая гибель нерп, соответствует нормативам. Об этом сообщили ТАСС в пресс-службе Байкальского межрегионального управления Росприроднадзора. В ведомстве отметили также, что концентрация загрязняющих веществ в отобранных пробах не превышает допустимые показатели.

Человек человеку хищник

Справедливости ради нужно сказать, что в деле продуцирования загадочных и одновременно невероятных теорий гибели нерп Тарасов не одинок. Очень многие СМИ, хотя животные погибли в воде, были обнаружены в разных местах побережья Байкала и не имели никаких внешних признаков повреждений, стали распространять версию о том, что наблюдается случай «саморегуляции» численности популяции.

Понятно, что представители средств массовой информации могут не обладать достаточными познаниями в биологии или экологии, и делают подобные заявления по незнанию. Но простой человеческой логики достаточно для того, чтобы понимать: водоплавающему зверю, находящемуся в родной для него стихии, утонуть довольно-таки проблематично. Но у сторонников «теории суицида» есть аргумент — «такие механизмы регуляции характерны для всех хищников». Правда, массовых самоубийств львов, коллективного суицида волков или групповых прыжков со скал у медведей за последнее время как-то не отмечалось (да и в эпосе упоминаний о таких событиях нет).

Тот же Тарасов утверждает, что «человек, безусловно, тоже хищник, и у нас такие вспышки самоуничтожения известны». Ключевое слово тут — «безусловно». Потому что с точки зрения биологии, а именно анатомии, это далеко не так. Наука говорит, что человек прежде всего — существо разумное, руководствующееся в своем поведении в основном рациональными вещами. Да и по своей физиологии мы отнюдь не хищники. Об этом свидетельствуют и строение зубов и ногтей (никоим образом не приспособленных для охоты), и челюстей, и лицевых мышц, и пищеварительного тракта. Все вышеперечисленное, по крайней мере в нынешнем виде, позволяет сделать только один вывод: человек все-таки формировался как биологический вид, более приспособленный к питанию растительной пищей, нежели животного происхождения.

Тем не менее Тарасов утверждает, что человек — хищник, склонный к суициду. В подтверждение этой теории он даже проводит параллели между гибелью нерп и самоубийствами школьниц из поселка Могзон Забайкальского края (кстати, в материале его называют почему-то Мозгоном). Между тем связи между двумя этими жуткими событиями, естественно, никакой нет.

И опять олигархи

Ну и закономерным образом, согласно выводу журналиста, в гибели животных оказываются виноваты олигархи. Ну а действительно — кто еще? Потому что только они могут «заставить инженеров пресмыкаться перед финансистами, перегружать турбины в надежде огрести побольше денег, и тогда гидроагрегат начинает летать по воздуху, как это было на Саяно-Шушенской ГЭС 8 лет назад». Хотя еще семь лет назад было известно, что «погони» не было, равно как и перегруженности турбин (не все из них даже были включены). Такая версия мелькала в прессе до того, как было закончено расследование. Видимо, она и вытеснила более позднюю, подтвержденную расследованием. Но, к сожалению, именно гипотеза ретранслируется читателю.

Ровно по такому же принципу «энергометаллургические коррпорации» обвиняются в том, что из-за них превышается предельно допустимый коэффициент (ПДК) по вредным веществам в воздухе. В то время как сеть независимых пунктов наблюдений за воздухом «Красноярск. Небо» публикует данные, совпадающие с наблюдениями стационарных постов и передвижных лабораторий министерства экологии Красноярского края. И вывод из них простой — проблема не в металлургическом заводе, а в ТЭЦ, мелких котельных и автомобильном транспорте.

В общем, в качестве итога, коллегам хочется пожелать главного — поумерить фантазию и лучше проверять факты, особенно, если коллеги не являются специалистами в той или иной области. А также помнить, что эмоции в журналистике допустимы, но они не должны подменять собой реальность.

Экономика00:0214 августа

Построят всех

Россия возвращает советское будущее. Это будет очень дорого
Экономика12:05 8 августа

Платье из сундучка

Предпринимательница из Архангельска сменила офисную работу на творческую
Экономика07:03Сегодня

В тени не стоять

Налоговики вплотную занялись «серыми» грузоперевозками