Новости партнеров

Праздник не приходит

Германия справляет Рождество в страхе перед террористами на грузовиках

Фото: Sean Gallup / Getty Images

Год назад в Рождество исламист Анис Амри за рулем грузовика врезался в толпу на праздничной ярмарке в Берлине и убил 11 человек. С тех пор в Германии праздничным мероприятиям всегда сопутствуют мероприятия охранительные — на улицах вместе с украшениями и гирляндами появляются бетонные блоки и вооруженные полицейские. «Лента.ру» разбиралась, смогли ли немецкие бюргеры не позволить джихадистам себя запугать.

Канун Рождества в Германии — зрелище, которое стоит увидеть. Тысячи горожан и туристов стекаются по украшенным к празднику улицам в исторический центр города. Неважно, о каком городе речь, — и в Дрездене, и в Кельне, и в Нюрнберге каждый декабрь открывается традиционный рождественский базар. Традиция устраивать на улицах и площадях зимние ярмарки возникла в Германии еще в Средние века и распространилась по всему миру — не так давно она докатилась и до Москвы. Тем не менее немцы остаются рекордсменами: мест, где в уютной праздничной атмосфере можно выпить глинтвейна, съесть сосиску и купить подарки и украшения, в ФРГ насчитывается несколько тысяч.

Но на ту ярмарку, что на берлинской площади Брайтшайдплатц, 19 декабря люди пришли совсем не за подарками — праздничные киоски в этот день не работали. Сотни горожан собрались на площади, чтобы почтить память погибших тут год назад. Мемориал — 17-метровая золотая трещина и имена на ступеньках — освещен десятками свеч и укрыт свежими цветами. В 20:02, спустя ровно год после того, как Анис Амри въехал на многотонном грузовике в толпу, все огни на площади погасли, и ударили колокола церкви кайзера Вильгельма. Колокольный звон продолжался ровно 12 минут — в честь 12 жертв теракта.

В тот день год назад на ярмарке было несколько тысяч человек — она входит в число самых популярных в Берлине. Под колесами угнанной фуры погибло семеро граждан ФРГ и четыре туриста — из Италии, Чехии, Украины и Израиля. Двенадцатая (хронологически — первая) жертва — польский водитель, которого Амри застрелил, чтобы захватить грузовик. Тунисский иммигрант находился в Германии нелегально, но не был депортирован из-за отсутствия нужных бумаг.

Он направил тяжелую машину на скопление людей и проехал несколько десятков метров по территории ярмарки, прежде чем бортовой компьютер активировал тормоза. Террористу удалось сбежать, но уже через 5 дней он был убит в Италии полицейскими, которые пытались проверить его документы. Незадолго до теракта Анис Амри присягнул запрещенному в России «Исламскому государству».

Новая реальность

Теракт изменил многое. На рождественских базарах Европы появились бетонные заграждения. Теперь это обязательный элемент каждой популярной ярмарки под открытым небом не только в Германии. Чтобы массивные бетонные блоки не выглядели слишком угрожающе, кое-где их заворачивают в пестрые упаковки, как подарки, или украшают лентами и еловыми ветвями. Однако, как сообщает Die Zeit, такие преграды лишь создают ощущение безопасности: фуре достаточно скорости в 50 километров в час, чтобы просто сдвинуть их в сторону и ехать дальше.

Во многих городах ярмарки защищают баррикадами из мешков с песком, выставляют на въездах полицейские автомобили или используют более сложные конструкции: емкости с водой, металлические арки и выдвижные столбики. Таким же образом постарались защититься британцы, а венгры и вовсе пригнали на площади Будапешта бронетранспортеры. Но все эти меры, как и усиленное присутствие вооруженной охраны, ничего не гарантируют.

Реальная борьба с терроризмом происходит на совершенно других уровнях — там, где действуют спецслужбы разных государств. Именно из-за просчета силовых органов Анису Амри удалось совершить теракт в Берлине: как стало известно недавно, за ним наблюдали еще с ноября 2015 года. Тунисец даже был включен в список из 549 потенциальных террористов. В декабре того же года он обсуждал в телефонных разговорах покупку взрывчатки и изготовление бомб, а в феврале 2016-го звонил джихадистам в Ливию и предлагал себя в качестве смертника.

Также было известно, что у себя на родине Амри подвергался уголовному преследованию за разбой, а в Германии занимался торговлей наркотиками — и, как показало вскрытие, сам регулярно употреблял экстази и кокаин. Почему сторонник исламистов, уголовник с тремя комплектами поддельных документов гулял на свободе? С этим вопросом возмущенная немецкая пресса обратилась к родным спецслужбам.

Спецслужбы провели работу над ошибками: министр внутренних дел ФРГ Томас де Мезьер посвятил этому отдельное заседание в годовщину теракта. Он указал, что для эффективной борьбы с терроризмом важнее всего налаженные методы обработки данных и сотрудничество различных ведомств и регионов.

Большое внимание уделили также юридической стороне дела — ведь именно несовершенный механизм депортации позволил Амри задержаться в стране. За 2017 год из ФРГ выслали лишь немногим более 50 человек, связанных с исламистами. Эта скромная цифра — большой шаг вперед, ведь в прошлом году депортировали только нескольких потенциально опасных иммигрантов.

Полиция планирует применять современные технологии анализа биометрических данных и другой информации о мигрантах. Постепенно вводятся в эксплуатацию специальные ножные браслеты для слежения за подозреваемыми и камеры, распознающие лица — для этого, правда, пока не сформирована законодательная база.

Реальный прогресс виден уже сейчас, на конкретных результатах: за минувший год Федеральная прокуратура ФРГ возбудила сотни дел по подозрению в терроризме. В августе был арестован один из главарей ИГ в Германии, в октябре сообщали о найденном арсенале террористов, в ноябре раскрыли целую ячейку. В конце прошлого месяца спецслужбы предотвратили новый теракт на ярмарке (исламисты планировали устроить взрыв), а совсем недавно, 20 декабря, немецкие силовики задержали в Карлсруэ исламского пропагандиста, который собирался протаранить на автомобиле рождественский каток.

Единственная удавшаяся акция исламистов за этот год в Германии — резня в гамбургском супермаркете, устроенная в июле палестинским беженцем. В результате нападения погиб один человек, семеро получили ранения. Немцы пережили этот год без крупных терактов — чего, к сожалению, не скажешь об испанцах, россиянах и британцах.

Сила нации

Согласно результатам опросов, 71 процент немцев до сих пор сильно боится повторения нападений. Впрочем, это на 2 процента меньше, чем годом ранее. Европейцы начинают привыкать к полицейским с автоматическим оружием, досмотру сумок на концертах и бетонным заграждениям на ярмарках.

Даже вопрос ограничения иммиграции, кажется, уже не вызывает у немцев такого ажиотажа, как пару лет назад, в разгар деятельности движения против нелегальной иммиграции PEGIDA. На митинг с лозунгами «Они любят смерть. Мы любим жизнь» и «Почему вы это допустили? Закройте, наконец, границы», состоявшийся на Брайтшайдплатц в годовщину теракта, пришло всего около 300 человек.

«Я придерживаюсь того же мнения, что и многие другие — рассказал корреспонденту DW немец среднего возраста, стоя посреди той самой ярмарки. — Нельзя в такой ситуации прятаться, надо снова приходить на ярмарку». Его поддерживает женщина у прилавка с глинтвейном: «Да, мы празднуем, что все мы живы и что мы вместе. Мы не позволим себя запугать». Среди гостей ярмарки медленно курсируют вооруженные полицейские. Бетонные блоки на входе не мешают немцам веселиться и закупаться подарками. Год в Германии, несмотря ни на что, заканчивается мирно.