«Я ненавижу тупых людей»

Жестокая бойня в школе сделала двух садистов героями Америки

Кадр: фильм «Дневники баскетболиста»

По России прокатилась волна преступлений, совершенных в школах: в понедельник, 15 января, два 16-летних подростка — бывший и нынешний ученики школы Мотовилихинского района Перми — устроили резню в учебном заведении. Два дня спустя в поселке Смольное Сосновского района Челябинской области один подросток ударил другого ножом на перемене. 19 января в Бурятии подросток напал на учеников с топором... Наблюдатели и эксперты гадают, что послужило мотивом этих преступлений. Все чаще звучит версия, что они вдохновлены «Колумбайном» — бойней, которую устроили 20 апреля 1999 года в своей школе два американских подростка. «Лента.ру» вспомнила историю одного из самых страшных массовых убийств в истории США и пыталась понять, насколько уместны такие аналогии.

Просторный кафетерий старшей школы в небольшом городке Колумбайне, штат Колорадо. Несколько сотен учеников обедают, общаются, кто-то спешит на уроки. Около стены горой лежат рюкзаки, которые школьники складывают, чтобы не тащить их за стол. В этой куче есть две подозрительно большие сумки, но на них никто не обращает внимания. Их заранее принесли два ученика — Эрик Харрис и Дилан Клиболд. Внутри — девятикилограммовые бомбы из баллонов с пропаном.

Эрик и Дилан в это время находятся рядом со школой, у заминированного автомобиля. Таймер бомбы в машине установлен на 12:00 — в запасе почти 50 минут, так что стоять рядом безопасно. Подростки одеты в просторные пальто, под которыми спрятано оружие: пистолеты, укороченные автоматы и дробовики. Харрис и Клиболд нетерпеливо поглядывают на часы: на циферблате 11:17. Взрыва в кафетерии нет. План, который они вынашивали почти год, рушится на глазах.

Хотя рассчитано все досконально: мощнейшие бомбы должны были буквально стереть кафетерий с лица земли, погибнуть должны были около 600 человек. Выжившие ринулись бы наружу — как раз туда, где стояли Харрис и Клиболд, а те устроили бы себе настоящий тир, методично расстреливая паникующих школьников и учителей.

Но кафетерий был на месте, и подростки решили пойти к школе. Они поднялись по внешней лестнице на второй этаж, оказавшись над несколькими сотнями обедающих школьников. В их прямой видимости оказались выход из кафетерия и лужайка перед школой, где сидели парень с девушкой. В 11:19 один из ребят бросил в них сделанную из куска трубы бомбу, затем оба достали оружие и начали стрелять. Девушка получила четыре пули и погибла на месте, молодой человек выжил, но на всю жизнь остался парализованным ниже пояса.

Харрис и Клиболд стали стрелять во всех подряд, спускаясь с лестницы. Внизу лежал раненый 16-летний Лэнс Керклин. Он еле слышно просил о помощи. «Конечно, сейчас помогу», — с этими словами Клиболд выстрелил ему в лицо.

Через три минуты после начала расстрела дежуривший в школе полицейский получил сообщение о преступлении, еще через две — уже вел огонь по убийцам. На нем не было очков, и он не попал. Харрис и Клиболд ретировались внутрь школы.

Внутри здания они двигались к центру, стреляя во всех, кого замечали, и закидывая бомбами из обрезков труб. Одной школьнице попали в голеностопный сустав, но других жертв удалось избежать.

Резня в библиотеке

Наконец, преступники добрались до библиотеки, где в это время прятались 56 человек: 52 ученика, два учителя и два библиотекаря. «Встать! Всем качкам встать! Всех в белых бейсболках (спортсменов — прим. «Ленты.ру») достанем!» — Харрис орал так громко, что его голос слышно на записи разговора одной из учениц со службой спасения.

Никто не встал. Харрис выстрелил в стол из дробовика и принялся расхаживать по библиотеке. Около стены он обнаружил 16-летнего парня, который, съежившись, попытался спрятаться под компьютерным столом. Преступник выстрелил ему в голову. В это время подростки через окно увидели, что полицейские эвакуируют школьников. «Пойдем-ка копов постреляем!» — предложил приятелю Харрис. Они открыли огонь из окон, полицейские стали стрелять в ответ, но не попадали.

Потешившись, убийцы вернулись к заложникам в библиотеке. Они ходили между рядами, часто стреляли под парты не целясь. Харрис подошел к одному из столов, дважды постучал по нему, крикнул «Ку-ку!» и выстрелил в голову прятавшейся под ним 17-летней девушке. Убил он и другую школьницу, увидев, что она молится.

«Смотри-ка, у нас тут ниггер!» — Клиболд нашел трех прятавшихся под столами местных атлетов, один из них был чернокожим. Приятели несколько секунд оскорбляли негра, а затем выстрелили ему в грудь из дробовика. Тот скончался мгновенно. Внезапно Клиболд нашел среди заложников своего обидчика, который к тому же был в ненавистной белой бейсболке. «О! Да ты меня гомосеком называл! А ну-ка, кто теперь гомосек?» — подростки поиздевались над парнем, но все-таки решили его не убивать.

Со временем убийства, видимо, перестали приносить парням удовольствие. «Может, ножами их будем резать? По ходу, это веселее!» — предложил Харрису Клиболд. Но к этому времени у Харриса носом пошла кровь, и убийцы решили покинуть библиотеку.

Они вновь двинулись к кафетерию, стреляя и кидая самодельные бомбы. В кафетерии один из преступников выстрелил в неразорвавшийся газовый баллон, но детонации не произошло. Они кинули «коктейль Молотова» в кафетерий и вышли. Через несколько минут один из баллонов все же частично сдетонировал, но возникший пожар потушили потолочные разбрызгиватели.

Из кафетерия преступники снова пошли по школе: проходили мимо классов и сквозь стекло даже смотрели в глаза ученикам, которые прятались внутри, но не заходили. Они вернулись к библиотеке, но внутри уже никого не было. Через 49 минут после начала бойни подростки покончили с собой.

Спустя несколько часов полицейские подсчитали: два убийцы выпустили 188 пуль, убили 13 человек и ранили 24.

Вечный вопрос

Из трагедии были сделаны выводы: все школы США прибегли к новым методам обеспечения безопасности. С тех пор школьникам рассказывают, как себя надо вести во время теракта, а входы в учебные заведения оборудованы металлоискателями.

Тактика спецслужб тоже претерпела изменения: раньше они расценивали инциденты в школах как типичный захват заложников, который необходимо «локализовать» (окружив здание), однако после расстрела в «Колумбайне» полиция осознала, что чаще всего цель преступника — не выторговать что-то, а просто убить как можно больше людей. Поэтому из минимального набора сотрудников (не больше четырех) формируется мобильная бригада, которая заходит в здание и, игнорируя убитых и раненых, пытается нейтрализовать стрелка или стрелков.

Сразу встал вопрос о причинах, побудивших подростков на столь жестокое преступление. Следователи выяснили, что преступники были фанатами жестоких видеоигр, подвергались унижениям со стороны сверстников, имели проблемы с психикой. Отсюда родилась первая версия: Харрис и Клиболд мстили за унижения задирам. Именно эта версия, собственно, и вошла в историю: многочисленные последователи школьников-убийц, называющие себя «колумбайнерами», видят своей целью отомстить третирующим их ровесникам или учителям и восстановить справедливость.

Высказывались разные версии: мол, подростки входили в мафиозную группу, увлекались готической культурой, слишком много играли в жестокие видеоигры. Отповедь по поводу вины общества писал даже известный музыкант Мэрилин Мэнсон: «Я изучаю ту Америку, в которой мы с вами живем. Я всегда хотел показать, что тот дьявол, на которого мы сваливаем все злодеяния, — это мы сами. Не думайте, что конец света однажды наступит ни с того ни с сего — он наступает уже очень долгое время. День ото дня».

Впрочем, комиссия специалистов из ФБР и психиатров пришла к схожему выводу: ни Харрис, ни Клиболд вовсе не хотели покарать обидчиков. Эксперты утверждают: когда на школу нападают такого рода «мстители», они действуют импульсивно, убивают своих обидчиков и учителей. Но подростки, устроившие ад в «Колумбайне», мыслили куда более глобально и сами высмеивали неудачливых «школьных расстрельщиков».

Они планировали устроить масштабнейший теракт, взорвав кафетерий и расстреляв бегущих оттуда людей. Затем должны были сдетонировать заложенные в машинах мины, убив еще больше ни в чем не повинных учителей и школьников. Автомобили должны были взорваться тогда, когда на месте уже работали бы телекамеры: вся страна, весь мир должен был узреть их могущество и содрогнуться.

Харрис был психопатом, но не безумцем, не отдающим себе отчета в своих действиях. Его ценили за хорошие манеры и умение произвести впечатление. Он прекрасно осознавал, что делает. Он ненавидел людей и открыто писал об этом на своем веб-сайте. «ЗНАЕТЕ, ЧТО Я НЕНАВИЖУ!!!? ТУПЫХ ЛЮДЕЙ!!! Почему так много людей настолько глупы!!? ЗНАЕТЕ, ЧТО Я НЕНАВИЖУ!!!? Когда люди неправильно произносят слова!» — горячился он. Особую ненависть вызывало у него слово «экспрессо».

Его ненависть вполне конкретна. Он понимал, что сам он куда лучше, чем все остальные, и хотел наказать человечество за его неполноценность. Харрис прекрасно использовал свое умение понравиться людям. Однажды, например, они вместе с Клиболдом ограбили человека — им удалось избежать наказания, поучаствовав в «программе реабилитации». Харрис не просто симулировал раскаяние, а написал жертве проникновенное письмо с фразами вроде «Ох, понимаю теперь, как ты себя чувствуешь!»

В это же время в личном дневнике он зафиксировал: «Разве Америка — не свободная страна? Так почему же, если я свободен, я не могу отобрать у сраного дебила его вещи, если он оставляет их лежать на переднем сиденье своего сраного фургона у всех на виду в какой-то глухой срани в сраный пятничный вечер? ЕСТЕСТВЕННЫЙ ОТБОР. Этого засранца надо было застрелить». Убивая людей, психопат не понимает их чувств, потому что сам их не испытывает.

«Из-за неспособности понять чувства других людей некоторые психопаты могут вести себя совершенно чудовищным с точки зрения обычного человека образом. Например, они могут пытать и уродовать своих жертв и относиться к ним так же, как мы к индейке, которую разделываем на День благодарения», — пишет психолог Роберт Хэир.

Именно Харрис был заводилой, а Клиболд — ведомым, погруженным в депрессию из-за непопулярности у девушек. Комиссия пришла к выводу, что без влияния товарища Клиболд вполне мог бы стать продуктивным членом общества. Смерть Харриса, с другой стороны, могла спасти Америку от другого, гораздо более страшного теракта.

Но «колумбайнеров» это не останавливает — им куда проще представить психопата и его друга светлыми мстителями, борцами с унижениями и притеснениями, примеру которых вполне можно последовать.

Мир00:0220 июня

Черный цезарь

Он ненавидит беженцев и геев, но любит Россию. Мафия в ярости