Пхенчхан-батя

Трамп и Ким Чен Ын благословили Олимпиаду, а россияне уже взяли первую медаль

Олимпийские игры фактически длятся уже два дня, но официальный старт им был дан только 9 февраля: на уникальном разбираемом стадионе в Пхенчхане наконец загорелся олимпийский огонь. Чтобы увидеть его, корреспонденту «Ленты.ру» пришлось взламывать собственную память, бороться со сном и замерзать. Но все это было не зря: команда «олимпийских атлетов из России» обзавелась медалью уже в первый соревновательный день!

Трудности перевода

— Но ведь 20 долларов больше, чем 17! Возьмите!

— Севентин, ЭмПиСи, Корея, карта?

— Но ведь не получается по карте!

— Севентин!

Диалог с таксистом не складывался. Ну никак он не мог согласиться взять большую сумму, уговаривая воспользоваться картой. В итоге со второй попытки его чудо-машина списала деньги, после чего я выбежал из автомобиля и оказался в главном пресс-центре Олимпийских игр 2018 года.

Все началось в аэропорту Сеула. На паспортный контроль строгие смотрители пускали по одному человеку, каждому из которых было отведено место в очереди: на полу наклеены отпечатки ног на приличном расстоянии друг от друга. Просто рай для любителей личного пространства. Передвинув кое-как уже свои ноги, напоминавшие ватные мешки, я оказался... в поезде. Корейцы умудрились впихнуть состав в аэропорт: сообщение между терминалами осуществляет поезд, только со стоячими местами.

Желание спать перебивало весь восторг от того, что я оказался на краю света, на главном событии четырех зим. Сеул оказался чрезвычайно приветливым, несмотря на дикий хаос в главном аэропорту Инчхон. Толпы корейцев и иностранцев гоняли из одного конца зала в другой в поисках… чего? Воды? Еды? Найти какую-то логику в их передвижениях было трудно. Во всем этом море нетерпения и хаоса выделялся островок блаженного спокойствия: миниатюрная бабушка, увешанная самодельными плакатами с призывами найти в себе Бога, мирно шагала по аэропорту. Если верить ей, Бог любит корейцев.

Мне все же удалось сесть на Корейский экспресс — чудо-поезд, пролетающий 200 километров между Сеулом и Олимпиадой за пару часов. Не Hyperloop, конечно, но тоже ничего. Час — и уехал из столицы. Спасибо, Сеул. Еще увидимся.

В экспрессе крутят новости на корейском, я на них обратил внимание, когда диктор рассуждал о Ким Чен Ыне. Сразу же перевожу взгляд в окно. С северокорейским лидером сегодня еще предстоит встретиться.

Вдоль дороги — пустота. Вокруг чистые поля, а где-то далеко, в тумане, виднеются небоскребы.

Чем дальше от Сеула, тем выше горы, тем больше на них деревьев, а местами даже лежит снег. Поезд подбирался к горному кластеру, причем отставал от графика на семь минут. Станция «Джумбо» была лишь перевалочным пунктом — от нее ходят шаттлы до главного пресс-центра (Main Press Center, MPC), который находится на курорте Альпензия, где проходят соревнования по горным лыжам. Перрон, эскалатор, ветер в лицо. И волонтер говорит: «Не сегодня». Последний шаттл ушел около 12:00. На вопросы как и почему он лишь предложил вызвать такси.

Открытие большое и маленькое

Уже из MPC отходят автобусы до Олимпийского стадиона в Пхенчхане — места, где проходила церемония открытия и пройдет церемония закрытия Игр. К восьми вечера в горах заметно похолодало, и организаторы озаботились сбором специального обогревающего комплекта для каждого зрителя и журналиста. Впрочем, он не особенно спасал: грелки и пледы оказались бессильны перед глубоким минусом и сильным ветром.

Церемония получилась теплой, а местами и вовсе горячей. Зрители почти не аплодировали актерам, они просто непрерывно визжали от восторга. И это было круто! Каждого олимпийского чемпиона, выносившего национальный флаг, каждого актера, бившего в барабан на шоу, — всех встречали с одинаковым обожанием. Корейскому народу устроили праздник, и он им от души насладился.

В особый экстаз толпу привело появление объединенной корейской команды на параде спортсменов. Томас Бах, глава Международного олимпийского комитета, увидел в этом символ мира, который несет спорт. Болельщики не видели ничего, они продолжали визжать. Но слова о том, что все спортсмены должны оставаться чистыми, были встречены молчанием — по всей видимости, одобрительным.

К слову, о чистоте. Команда, которую проверили вдоль и поперек, тоже получила долю оваций. Олимпийских атлетов из России неожиданно встретили ободряющими криками, хотя кое-то пытался посвистывать. В целом же отношение к нашей команде оставалось таким, каким и должно быть: по-олимпийски нейтральным. Зато при выходе американцев корейцы не стеснялись — их крики должны были быть слышны в самом Вашингтоне.

Пока спортсмены наворачивали круги по стадиону, на трибунах началось волнение. Эффект ядерного взрыва произвело появление Дональда Трампа и Ким Чен Ына, которые под шумок вышли на дружеский променад перед зрителями. Мгновение — и толпа желающих поделиться с миром селфи с двумя лидерами отвлекла внимание от происходящего на стадионе. Вмешаться пришлось волонтерам.

Самая технологичная Олимпиада в истории не смогла предоставить журналистам работающий без перебоев Wi-Fi, и от этого было больно. Коллега из Швеции три раза открывал ноутбук, горько улыбался и вновь брался за телефон. Писать было бесполезно, оставалось только снимать, как девушки бьют в барабаны, актеры выбегают на стадион со свечками и выстраиваются в одного большого мирного голубя, как загорается Олимпийский огонь.

Вечером в пресс-центре произошла не самая приятная история. В одной из кабинок мужского туалета появилась надпись «F*ck WADA. F*ck USA». Хочется верить, что нарисовал ее не российский журналист.

Выпьем за здоровье

Утром первого официального дня Олимпиады живых спортсменов можно было найти только в центре керлинга и комплексе «Феникс», где проходила квалификация сноубордистов. После церемонии, полной красок и огня, Пхенчхан, Альпенсия и Канун набирали воздуха, чтобы чуть позже задышать во всю мощь корейских легких.

Пока поводов отмечать победы не было, болельщики развлекались как могли — особенно в Олимпийском парке, где к местам розыгрыша подарков от брендов-партнеров Олимпиады подтягивались толпы любителей халявы. А надувной ресторан «Макдоналдс» в центре парка стал натуральной золотой жилой: очереди за едой растягивались на 20-30 метров. Олимпиада, спорт, ЗОЖ!

Кто-то, впрочем, только развлечениями в парке и ограничился. Перед началом соревнований шорт-трекистов у будки, где заботливые корейцы торгуют билетами, стояли двое — русский и иностранец. Спрашивают: «Tickets?» Думая, что парочка перепродает билеты, направляюсь к ним и узнаю, что они сами ищут билеты — покупать в кассе дорого: около 600 тысяч вон, или 500 (!) долларов.

Корейцев цена не отпугивает. Трибуны на шорт-треке были заполнены практически до отказа, подавляющее большинство зрителей — местные. Еще бы: для Южной Кореи шорт-трек — вечный источник радости и олимпийских медалей. С 1988 года, когда этот вид спорта впервые попал в программу Игр, стране досталось 21 золото.

Вызов корейским небожителям должен был бросить россиянин Семен Елистратов, спортсмен из Уфы — олимпийский чемпион Сочи в эстафете. Однако тогда главным в российской команде был Виктор Ан. Но, как говорится, был Ан — и нет Ана! Так что Игры в Пхенчхане для Семена — первые, где он выступает в качестве лидера сборной.

И начал он с самой приятной, победной дистанции — 1500 метров. Три года назад на чемпионате мира в Москве он стал первым, на европейских первенствах побеждал трижды. На последних соревнованиях в Дрездене россиянин был вторым, однако выступал после гриппа.

Елистратов начал первый заезд спокойно. Заняв на старте место в хвосте шестерки, он не пытался вырваться в лидеры: для выхода в полуфинал хватало и третьей строчки. В решающий заезд россиянин вышел с первого места, а в финале ему противостояла пара корейцев Хван Дэхон — Лим Хе Джун, которые ранее в полуфинале отработали вдвоем и вышли с первых мест.

На старте финального забега корейцы так и работали в паре, пока один из них — Дэхон — не улетел в борт. Несмотря на падение партнера, Лим Хе Джун финишировал первым, с олимпийским рекордом. Следом за ним приехал голландец Шинки Кнегт. Бронза — у Елистратова. Первая для россиян на этих Олимпийских играх. Для корейцев это золото также стало дебютным — и его отметили, как положено, ультразвуковым криком.

«На награждении еле сдерживал слезы. Для меня эта медаль — выстраданная. У меня было много взлетов и падений. Многие говорили: "Семен, какие тебе Олимпийские игры". А я взял и доказал, что я могу, не отступил там, где отступали другие. Я безумно рад и горд и посвящаю эту медаль всем ребятам, которых так подло и мерзко, без каких-либо объяснений отстранили. Медаль — для вас. Боритесь до конца», — сказал Семен, когда страсти слегка поутихли, а на стадионе остались только журналисты. Саму медаль он получит чуть позже.

Виктор Ан на Олимпиаду не был допущен, но о нем говорят, о нем спрашивают, в том числе и спортсменов. Новоиспеченный корейский чемпион на пресс-конференции заявил, что многому научился у россиянина и был крайне огорчен, когда узнал, что на этих Играх его не будет. А уже отбывавший дисквалификацию за допинг француз Тибо Фоконне вопрос об Ане проигнорировал. Еще бы, МОК отстранил шестикратного олимпийского чемпиона, но мотивировать решение не сумел.

Блистал результатами и ответами не только Лим Хе Джун. Эстафетная четверка женской сборной Южной Кореи теперь — герои нации. В квалификации девушки, несмотря на одно падение и отставание в полкруга, финишировали первыми с большим отрывом и олимпийским рекордом. Между прочим, от них почти на круг отстали канадки — действующие олимпийские чемпионы, которые проехали всю дистанцию чисто. Россиянки финишировать не смогли — и тоже из-за падения.

В Альпенсии, где раскинулся горный кластер, все грустно. Безнадега просто тотальная: женский спринт на 7,5 километра выиграла немка Лаура Дельмайер, а почти полторы минуты одним только ходом ей проиграла россиянка Татьяна Акимова. При этом обе спортсменки отстрелялись на ноль. До боли привычная картина.

Зато сборная России по хоккею, от которой ждут только золота, победно завершила подготовку к Играм. Хозяева, корейцы, особо не упирались — 8:1. Сергей Андронов эту встречу назвал тренировкой. Наверное, так оно и было — тренировка с повышенной ответственностью.

Первый день, первая медаль, первые слезы радости. На церемонии награждения ребята из Южной Кореи и Нидерландов пригласили атлета без страны Семена Елистратова на высшую ступень пьедестала — отмечать общую победу. Здесь, в Пхенчхане, нет русских, корейцев и голландцев. Здесь все — олимпийские спортсмены. А могло ли быть иначе?