Новости партнеров

Слился с природой

Грабитель подпольных казино расстрелял полицейских и шесть лет скрывался в лесах

Кадр: фильм «Хищник»

В Санкт-Петербурге вынесен приговор последнему участнику дерзкой банды, успешно грабившей подпольные казино города на Неве. Но однажды все пошло не по плану, и налет закончился расстрелом полицейских. Вячеслав Парушенков, скрывшийся на следующий день после произошедшего, 6 лет прятался в лесах Ленинградской области, но в конце концов был обнаружен и получил 16 лет колонии строгого режима. Другая сторона этой истории — исковерканная жизнь тяжело раненного бандитами сержанта МВД: Владимир Крутов стал инвалидом, до сих пор живет с пулей в голове и не получает никакой поддержки от бывших коллег. Историю одной из самых дерзких банд северной столицы вспоминала «Лента.ру».

Банда по интересам

Преступную группировку, к которой примкнул Вячеслав Парушенков, создал в 2009 году рецидивист и любитель шальных денег, уроженец Удмуртской АССР Владислав Ворожцов. Он взял в свою команду друга детства Дмитрия Сидорова — директора компании «АТОЛЛ», занимавшейся ремонтом судов и обслуживанием инженерных сетей в Кронштадте, земляка Михаила Баташева, бывшего коллегу из сети игорных клубов Бориса Македона, а также ранее судимых Парушенкова, Дмитрия Притулу и Романа Филатова. К мужчинам примкнули сожительница Ворожцова Ирина Данилова и Екатерина Романова — гражданская жена Баташева.

— Всех их связывали давние знакомства, — говорит в беседе с корреспондентом «Ленты.ру» капитан юстиции Ирина Колпинская, старший следователь петербургского главка Следственного комитета России (СКР). — И, по некоторым данным, задумали они создание преступной группировки еще в 2006 году. Ворожцов и Сидоров дружили с детства. Годы спустя Ворожцов отсидел в Удмуртской колонии срок за убийство. Освободившись, он устроился охранником в легальную тогда сеть клубов «Вулкан» и одновременно стал подрабатывать личным телохранителем Сидорова, который и взял судимого друга на работу. Друзьями Ворожцова были и Баташев с Притулой: втроем они долго снимали одну квартиру в Кронштадте... Им всем очень хотелось денег — и они были готовы на все. И, как сказал на допросе Ворожцов, уже при создании банды все договорились, что при появлении «ментов» будут отстреливаться до последнего.

Группировку создали для совершения налетов на нелегальные игорные заведения — после того как власти с 1 сентября 2009 года объявили их вне закона, казино ушли в подполье. А так как сразу же в Уголовный кодекс ввели статью 171.2 «Незаконные организация и проведение азартных игр», то соучастники (не без оснований, кстати) рассчитывали, что потерпевшие обращаться в милицию не станут. И действительно, о части налетов оперативники узнали только после задержания банды: организаторы казино о произошедшем не заявляли.

Техничные налеты

Все налеты совершались по одной и той же схеме: узнав о существовании казино, бандиты собирали информацию, часто расспрашивая бывших коллег Ворожцова и наблюдая за игровыми заведениями. Затем бандиты определяли пути подъезда и отхода, день и час нападения. Приезжали, как правило, на автомобилях Lexus и Nissan Almera Парушенкова или на Chevrolet Lanos Македона. Разведчицами перед каждым нападением выступали дамы: Данилова или Романова заходили в нелегальный клуб и делали несколько небольших ставок. Между делом они примечали, как устроена охрана, есть ли камеры, тревожные кнопки, много ли игроков и денег в кассе. Затем, якобы закончив игру, сообщницы бандитов выходили на улицу и сообщали им все, что узнали.

Тогда налетчики разделялись: одни оставались сторожить на улице, другие врывались в казино. Роли были заранее распределены: один блокировал выход, двое контролировали посетителей в зале и собирали у них деньги, а четвертый забирал наличные из кассы. На все — семь-десять минут, осечек не было. Рабочей формой бандитов были камуфляж или спецовки, балаклавы, парики и перчатки. Из инвентаря — «одноразовые» мобильные телефоны.

— За девять месяцев, начиная с 4 декабря 2009 года, банда Ворожцова совершила десять нападений на подпольные казино, заполучив около 2,5 миллиона рублей, — объясняет Ирина Колпинская. — Деньги делили поровну, часть откладывали в «общак». Парушенков фактически был оружейником банды: приобретал оружие и боеприпасы, привозил пистолеты и обрезы на дело и сам же забирал их. При задержании банды изъяли целый арсенал: пистолеты Макарова и ТТ, револьвер «Наган», переделанный под патроны от ТТ, обрез двустволки Иж-ЗК и много чего еще. Нашли даже РПГ с боеприпасами. Парушенков на следствии и на суде уверял, что думал, будто все это игрушки, а не боевое оружие. Хотя все показания его подельников свидетельствуют: он не только сам приобретал оружие, но и сам же испытывал его.

Первую и последнюю ошибку дерзкая банда допустила лишь однажды — в начале августа 2010 года.

Фатальный просчет

4 августа 2010 года около 10:00 соучастники собрались в квартире Баташева на Афанасьевской улице и обсудили детали очередного нападения. Целью банды был подпольный игровой клуб на Индустриальном проспекте. На дело шли четверо: Данилова, Ворожцов, Баташев и Парушенков. С собой они взяли переделанный наган и ТТ, а также неустановленные пистолет калибра 9 мм с глушителем и сигнальный пистолет: весь арсенал сложили в дамскую сумочку Даниловой.

Примерно в 11:30 на Chevrolet Lanos под управлением Парушенкова все четверо приехали к подпольному казино и припарковались во дворе соседнего дома №27 по проспекту Ударников. Там Данилова вышла из машины, а трое мужчин и ее сумочка, полная оружия, остались на переднем сиденье...

— Данилова, давая показания, говорила, что вышла просто в туалет, но мы предполагаем, что она пошла на разведку в то самое казино на Индустриальном проспекте, — объясняет Ирина Колпинская.

В это время мимо припаркованного Chevrolet проезжал наряд милиции — группа захвата Отдела вневедомственной охраны при УВД по Красногвардейскому району Санкт-Петербурга. Припаркованная машина с сидящими внутри людьми привлекла внимание старших сержантов Дмитрия Воронина и Владимира Крутова: стражи порядка остановились проверить у подозрительных лиц документы. Заметив на сиденье дамскую сумку, милиционеры осведомились: а где хозяйка? «Пошла припудрить носик», — послышалось в ответ. Сержанты решили дождаться женщину.

— Патрульные ждали минут 15-20, пока придет Данилова, — рассказывает Колпинская. — А та, увидев милиционеров около машины, затаилась неподалеку, наблюдая за происходящим. В итоге стражи порядка предложили: давайте, мол, мы просто посмотрим сумку, и, если там все в порядке, то расходимся. Троица бандитов согласилась. Дмитрий Воронин подошел к Chevrolet, достал сумку с переднего сидения, поставил ее на крышу и заглянул. «Володя, здесь стволы!» — закричал милиционер напарнику...

Жертвы в погонах

Баташев, Ворожцов и Парушенков моментально набросились на сержантов и стали их избивать, а потом сорвали с их поясов наручники, сковали им руки и выхватили их служебное оружие.

Позже, на суде, обвиняемые и их адвокаты утверждали, что стреляли в милиционеров по случайности: мол, кто-то из бандитов крикнул «Валим!» — то есть «уезжаем отсюда», но Ворожцов воспринял это как сигнал к убийству и открыл огонь. Однако и следствие, и присяжные сочли иначе.

— После того как нас повалили на газон, Баташев громко сказал: «Валим этих ментов» и обозвал нас нецензурно, — вспоминает в беседе с корреспондентом «Ленты.ру» Владимир Крутов. — После этих слов Ворожцов пошел к машине, взял наган и встал между мной и Димой. Я попытался встать, но Парушенков навалился мне на ноги и держал. Я не сдавался — понимал: надо биться до конца. Вдруг — хлопок, и на меня брызнуло что-то очень горячее. Я понял, что это мозги Димы, успел подумать «ну вот и все», и тут услышал хлопок, который был мой. Как будто свет выключили. Включили его только спустя восемь дней. Причем в больнице я вообще тот день не вспоминал, врачи говорят — это такая защитная реакция. Память ко мне вернулась только в октябре.

...После расправы над милиционерами троица бандитов на Chevrolet скрылась с места происшествия. Наводчица Данилова добиралась домой на общественном транспорте.

По бандитским следам

Первые сообщения о произошедшем на проспекте Ударников поступили, когда между бандитами и милиционерами завязалась драка: очевидцы сразу позвонили на пульт «02». Прибывшие патрульные обнаружили двух стражей порядка с огнестрельными ранениями в голову и без признаков жизни. Вскоре врачи установили, что один из милиционеров жив; его сразу же доставили в ближайшую Александровскую больницу. Попытка извлечь пулю успехом не увенчалась — она так и осталась в голове Крутова. Первые два месяца он вообще не мог ни говорить, ни ходить. Только к середине октября 2010 года Владимир заговорил. А ходить заново он учился до весны следующего года, но до сих пор совсем не чувствует одну ногу.

Розыск тех, кто расправился с сотрудниками милиции, начался немедленно. Выяснилось, что неподалеку от места расстрела есть подпольное казино. Потом установили серию нападений на нелегальные игровые клубы. Уже к 11 августа оперативники вышли на след налетчиков, и первым был задержан Баташев. Он дал показания — и уже через несколько часов задержали Ворожцова. На первом же допросе в присутствии адвоката он признался в том, что стрелял в милиционеров, проверявших у них документы, так как они обнаружили в автомобиле оружие, а он «не хотел, чтобы нас преследовали»...

К 12 августа 2010 года задержали всех, кроме Парушенкова. Сразу после расстрела он откололся от группировки, переночевал дома, затем поехал к своей девушке, но та его выгнала. И бандит исчез.

Банду судили в 2014 году. Ворожцов получил 21,5 года колонии строгого режима, Баташев — 17 лет, Филатов — 14 лет, Притула — 13 лет, Македон — 11 лет в колонии строгого режима. Данилова и Романова отделались условными сроками — на суде прокурору не удалось доказать их активной роли в нападениях. Осудили и предпринимателя Дмитрия Сидорова: он получил 11 лет лишения свободы.

Сразу после задержания Сидоров и другие участники банды дали показания: банда создавалась бизнесменом как личная служба безопасности. Ее задачей должна была стать ликвидация неких кавказских воров в законе, препятствовавших развитию бизнеса, но эта проблема рассосалась сама по себе, а созданную и хорошо вооруженную группу решили использовать для личного обогащения. Правда, позже от этих показаний обвиняемые отказались, и на суде Сидоров, которого защищал очень дорогой московский адвокат, не был признан виновным в создании преступной группировки.

Как писала «Фонтанка.ру», на следствии и в суде Сидоров рассказывал, что он пытался помочь освободившемуся из заключения товарищу Ворожцову, давал ему возможность заработать, разрешал пользоваться своим офисом, где Ворожцов встречался с сообщниками, и сейфом, где бандиты хранили оружие и награбленные деньги.

Выступая перед присяжными с последним словом, Сидоров заявил, что попал в эту беду исключительно из-за того, что плохо выбирал друзей. Но это не помогло, и он оказался за решеткой. А в июне 2016 года, во время этапирования на зону стрелявший в милиционеров Ворожцов был найден мертвым в камере пересыльной тюрьмы в Ханты-Мансийске. По официальной версии, Ворожцов повздорил с сокамерником, за что и поплатился.

В бегах

Между тем Парушенков все это время был в розыске.

— Он сам оборвал все связи, не пользовался телефоном, не появлялся в людных местах, — рассказывает Ирина Колпинская. — Но, как позже заявил на допросе, очень скучал по сыну и хотел с ним общаться. В 2016 году юноше исполнилось 17 лет, и отец с ним связался. Уже через несколько дней, в ночь с 31 мая на 1 июня 2016 года, он был задержан в поселке Хвойный Ленинградской области. Но о том, как и где скрывался, бандит на следствии не говорил.

Некоторые СМИ писали, что Парушенков шесть лет жил в лесу и питался ягодами и грибами. Но это не так. По оперативным данным, на следующий день после расправы над милиционерами отвергнутый возлюбленной Парушенков уехал на электричке в случайном направлении. Вдали от Санкт-Петербурга, но не пересекая границы области, он устроился в лесозаготовительную артель. Документов у него никто не спрашивал, да их и не было.

Физически крепкий (Парушенков окончил Национальный государственный университет физической культуры, спорта и здоровья имени П.Ф.Лесгафта и в свободное от налетов время работал тренером в спортивной школе), он зарекомендовал себя хорошим и молчаливым тружеником, который не хочет, чтобы ему лезли в душу. Так Парушенков и смог избежать внимания розыска. При этом он не был заросшим и диким «лешим», как поспешили заявить журналисты: на первый допрос сразу после задержания последний из банды был доставлен гладко выбритым.

— Во время следствия Парушенков максимально принижал собственную роль, говорил: «Кто они, ранее судимые люмпены, — и кто я, тренер сборной города и уважаемый педагог. Между нами ничего общего быть не может. Я даже милиционеров-то всего пару раз ударил — и все», — вспоминает Ирина Колпинская. — Он вообще пытался произвести впечатление интеллигентного человека, но все портили блатные словечки, которые проскакивали в его речи. Сегодня вина Парушенкова доказана полностью — и в нападениях на казино, и в хранении оружия, и в соучастии в убийстве сотрудников правоохранительных органов.

На суде беглец отрицал многое, в том числе отказывался признавать активную роль в нападениях, но доказательства оказались сильнее его слов. 16 февраля 2018 года на основании вердикта присяжных заседателей суд приговорил Парушенкова к 16 годам колонии строгого режима.

Трагичный постскриптум

Старший сержант милиции 27-летний Владимир Крутов — жертва банды Ворожцова — был уволен из органов внутренних дел еще тогда, когда был на больничном, причем с явным нарушением законов и инструкций. Он не получил всех положенных денег и даже от страховки, обязательной для всех сотрудников милиции, ему выплатили только часть. Сегодня Крутов по-прежнему остается пенсионером МВД и даже прикреплен к ведомственной поликлинике, но больше никакой помощи от государства не получает. К тому же теперь вневедомственная охрана, где он служил, переподчинена Росгвардии.

— Еще когда я лежал в госпитале, учился ходить и говорить, полковники из управления кадров уже собирали компромат на меня и погибшего Диму, — рассказывает Крутов в беседе с корреспондентом «Ленты.ру». — Причем не стесняясь говорили, что он нужен для того, чтобы нам ничего не выплачивать. Но хороших людей больше, чем дерьма, и никто о нас ничего плохого не сказал. Тогда же было проведено служебное расследование — и в районе, и в управлении (УВО при ГУВД по Санкт-Петербургу). И никто не выявил в наших с Димой действиях никаких нарушений. Вину возложили на штаб: по приказу в экипаже должно быть три человека, и нападение стало возможным именно из-за неполного состава патруля, как сделали вывод проверяющие. Тем не менее меня уволили с больничного на пенсию. А денег, которые собирали нам всем миром, я так и не увидел.

После ранения у Крутова бывают приступы головной боли, он совсем не чувствует одну ногу, хотя ходит. Ставропольчанин, он не может вернуться на родину — врачи категорически запретили ему жаркий климат, который может вызвать необратимые процессы при ранении головы. Но куда тяжелее для него осознавать, как с ним поступили в российской милиции.

До недавнего времени бывший старший сержант Владимир Крутов работал инженером-системотехником в таксомоторной компании, но накануне 2018 года штат фирмы сократили. Сейчас он безработный, живет на 10 тысяч пенсии. Хорошо, что есть любимая женщина и ее зарплата. Крутов — юрист с высшим образованием, которых так не хватает в правоохранительных органах. И пуля в голове ничуть не мешает ему думать.

Но он не нужен — ни МВД, ни Росгвардии.

Больше важных новостей в Telegram-канале «Лента дня». Подписывайся!