Разбежались

США меряются с Китаем размером пошлин. Пострадает весь мир

Фото: Eugene Hoshiko / AP

Дональд Трамп перешел от слов к делу — начав 2018 год с лекции про протекционизм, спустя всего пару месяцев он решил доказать этот тезис на практике, обложив весь мир заградительными барьерами в лице торговых пошлин. Главной целью для Трампа оказался Китай — США ежегодно недополучают около 500 миллиардов долларов из-за торговой политики Пекина. Власти Китая же решили не сидеть сложа руки и рассчитывать на справедливость разбирательства во Всемирной торговой организации (ВТО), а ответить симметрично. Чьи тарифы и пошлины длиннее и как это отразится на мировой экономике — в материале «Ленты.ру».

Позор Америки

Трамп выиграл президентские выборы с лозунгом «Сделаем Америку снова великой». В ходе предвыборной кампании миллиардер делал ставку на политику протекционизма и защиту интересов американского рабочего класса, пообещав вернуть рабочие места, выровнять торговый баланс, исправив ситуацию, в которой США больше импортируют, чем экспортируют. Однако после его прихода в Белый дом дефицит торгового баланса, напротив, только вырос — достигнув десятилетнего максимума к началу 2018 года. В попытках переломить ситуацию американский президент практически вверг США в состояние торговой войны с другими странами, главной из которых стал Китай.

О своем недовольстве избытком Китая в американской экономике Трамп открыто заявлял еще в 2015 году, когда анонсировал участие в президентской гонке. В 2017 году, уже будучи президентом США, Трамп назвал торговый дефицит с Китаем позорно большим. По словам президента, торговый дефицит с Китаем составляет 500 миллиардов долларов в год. Президент настаивает, что США «не могут больше [допускать] огромные торговые дефициты и потерю рабочих мест» из-за Китая.

Чрезмерное раздражение Дональда Трампа вызывает «воровство» интеллектуальной собственности со стороны китайских властей и компаний. По оценкам Трампа, ежегодно американская экономика теряет на этом около 300 миллиардов долларов, президент даже поручил своему представителю Роберту Лайтхайзеру выяснить, следует ли провести расследование в отношении Китая о нарушении прав интеллектуальной собственности при трансферте технологий.

Новый год Трамп начал с решительных действий — в январе из-за «обеспокоенности президента за американских рабочих, фермеров и представителей бизнеса» США объявили о введении 30-процентного таможенного тарифа на импорт панелей для солнечных батарей и 20-процентной пошлины на поставки стиральных машин, что вызвало большое недовольство со стороны Китая и Южной Кореи — основных экспортеров этой продукции. Однако на стиральных машинах Трамп решил не останавливаться — уже в марте американский лидер потряс мир, введя тарифы на импорт в США стали и алюминия в размере 25 процентов и 10 процентов соответственно из-за того, что «сталелитейная и алюминиевая промышленности десятки лет уничтожались из-за несправедливых правил торговли и неправильной политики в отношениях со всем миром».

Несмотря на то что введение пошлин коснулось всех стран (временно до 1 мая от них освобождены североамериканские партнеры США Канада и Мексика, а также Австралия, Бразилия, Южная Корея и страны Евросоюза), основной целью этих мер также стал Китай, являющийся главным экспортером стали в мире — китайские поставки сталелитейной продукции Трамп вовсе рассматривает в качестве угрозы национальной безопасности.

Нащупал дно

Трамп, а также производители стали в Америке оказались немногими, кого перспектива глобальной торговой войны не испугала, — в одном из своих заявлений президент США отметил, что «торговые войны — это хорошо, их легко выиграть». В дальнейшем он говорил, что при текущем торговом дефиците падать ниже некуда, и это не может продолжаться. Не испугал американского президента даже опыт Джорджа Буша-младшего, в результате протекционистской политики которого в отношении стали порядка 200 тысяч американцев потеряли работу.

Однако оптимизм Трампа не разделяют даже его собственные советники. Так, несмотря на слова Трампа об угрозе национальной безопасности со стороны государств, ввозящих сталь и алюминий в США, министр обороны Джеймс Мэттис заявлял, что введение тарифов скорее приведет к эскалации отношений с американскими партнерами и союзниками, чем к реальной выгоде. Помощник Трампа по экономике Гэри Кон и вовсе предупредил президента, что в случае введения тарифов он покинет свой пост (после того, как Трамп одобрил пошлины, он действительно оставил администрацию президента).

От введения тарифов на алюминий и сталь Трампа отговаривали не только в США. Против подобных действий выступили в Евросоюзе — там политику Трампа уже назвали началом торговой войны и объявили о готовности ввести тарифы в отношении американской стали, одежды, а также таких исконно американских товаров, как мотоциклы Harley Davidson, джинсы, арахисовое масло и бурбон. Представитель Еврокомиссии Энрико Бривио отметил, что прежде чем нападать, Трампу следует подумать о последствиях собственных действий для США: «Если кто-то начинает бросаться камнями, он должен сначала убедиться, что он сам не живет в стеклянном доме».

Замер пошел

Китай также предостерег США от торговой войны — Пекин заявил, что не хочет противостояния с США, но в случае необходимости будет защищать собственные интересы и готов дать симметричный ответ. Несмотря на воинственную риторику, первая реакция со стороны КНР была более чем сдержанной. После введения тарифов на импорт солнечных панелей и стиральных машин Китай ограничился предупреждениями. Сдержанный ответ Пекина удивил экономистов, поскольку, по их словам, Китай мог пойти намного дальше, имея реальные инструменты давления на экономику США, являясь крупнейшим торговым партнером Соединенных Штатов.

Ответная реакция Китая последовала только после того, как в конце марта вступили в силу введенные американской администрацией тарифы на ввоз в США стали и алюминия. Пекин 2 апреля принял решение ввести повышенные пошлины на 128 наименований американской продукции на три миллиарда долларов. Пошлины затронули фрукты, вино, стальные трубы и свинину. После ответа Пекина стороны начали повышать ставки: США через сутки после ответа Китая анонсировали следующую партию 25-процентных тарифов. Их введение американские власти обосновали проблемой кражи интеллектуальной собственности. Пошлины коснулись порядка 1300 китайских товаров на 50 миллиардов долларов.

В ответ Китай заявил о готовности ввести симметричные тарифы в отношении 106 американских товаров — также на 50 миллиардов долларов. Тарифы могут быть подняты на ввоз в Китай таких товаров, как продукты питания, в том числе соевые бобы и зерновые, химикаты, автомобили и летательные аппараты. Китайские власти отметили, что дата вступления в силу решения о тарифах будет зависеть от того, когда американское правительство введет свои пошлины на китайские товары. Однако США посчитали, что могут еще больше надавить на Пекин и ввести тарифы на китайские товары на 100 миллиардов долларов.

Выстрел в ногу

Действия США в отношении Китая уже называют наиболее жесткими с момента нормализации дипломатических отношений между двумя странами в 1970-х годах. Однако и реакция Пекина на американский протекционизм также оценивается как неожиданно твердая. «Ответ Китая имеет как экономический, так и политический вес, поскольку сельскохозяйственные штаты являются ключевыми регионами, поддерживающими Трампа», — отмечает аналитик Shanghai JC Intelligence Co. Моника Ту. Помимо этого, Пекин выполнил свою угрозу и обратился в ВТО, протестуя против односторонних действий Соединенных Штатов в отношении китайской продукции, стали и алюминия.

Экономисты утверждают, что выигрышная позиция США по отношению к Китаю сомнительная. Министр финансов США при Билле Клинтоне и член команды Барака Обамы Ларри Саммерс отметил, что подобная политика «из категории: «Стоять! Или я выстрелю себе в ногу!» По его словам, пошлины еще аукнутся самим Соединенным Штатам. В целом, полномасштабная торговая война по подсчетам агентства Bloomberg может обойтись миру в 470 миллиардов долларов к 2020 году.

Несмотря на напряженную обстановку, власти США сохраняют спокойствие — в администрации президента утверждают, что Америке вовсе не обязательно придется вступать в торговую войну — там сохраняют оптимизм по поводу переговоров с Пекином о снижении торгового дефицита. По словам же самого Трампа, китайский вопрос — это вопрос восстановления справедливости. Американский лидер считает, что Китай непременно «снимет свои торговые барьеры, потому что это правильная вещь». Китай же настаивает, что переговоры между Вашингтоном и Пекином в текущих условиях невозможны.

Экономика00:0118 декабря

Поднять целину

Россия хочет освоить гектары земли. Почему пример надо брать с Канады?