Новости партнеров

«Разводят тут армянский Афганистан»

В Ереване продолжаются протесты. Майдан не за горами?

Фото: Каро Саакян / PAN Photo / ТАСС

Седьмой день в Армении не утихают акции протеста. Поводом для волнений стало избрание на пост премьер-министра Сержа Саргсяна, который 10 лет руководил страной в качестве президента. До этого в стране прошла конституционная реформа, и теперь экс-президент может стать пожизненным руководителем Армении, сохранив всю полноту власти. Оппозиция обвинила Саргсяна в попытке узурпации власти и объявила о начале «бархатной революции». «Лента.ру» выясняла, что заставило армян выйти на улицы и чем закончится ереванский Майдан.

С 13 апреля демонстрации проходят и в столичном Ереване, и в крупных городах на севере страны — Гюмри и Ванадзоре. По неофициальным данным, общее количество участников протеста составляет от 10 до 15 тысяч человек, они перекрывают улицы, блокируют здания госучреждений, устраивают «лежачие забастовки».

Полиция сперва ограничивалась предупреждениями, но днем 18 апреля приступила к активным действиям — к 17:00 число задержанных приблизилось к сотне. Но пыла протестующих это, похоже, не убавило.

От Саргсяна до Саргсяна

Это весеннее обострение на самом деле началось в Армении весной 2014 года. Тогда Серж Саргсян — только что избранный на второй и последний президентский срок — анонсировал переход Армении к парламентской форме правления и связанные с этим конституционные реформы. Представленный вскоре проект новой Конституции предполагал, что президент станет чисто церемониальной фигурой, а реальная власть перейдет к премьер-министру. При этом премьер избирается не всенародно, а парламентским большинством, и срок его правления не ограничен.

Это породило разговоры о том, что Серж Саргсян готовит себе пожизненное правление в Армении. Оппозиция призывала людей выходить на улицы, но волна протестов быстро сошла на нет после того, как Саргсян публично заявил, что «никогда не будет выдвигаться на должность президента» и что «один человек не должен претендовать на должность главы государства в Армении больше двух раз в жизни».

Тем не менее в минувший понедельник, 16 апреля, Серж Саргсян был выдвинут правящей коалицией (Республиканская партия Армении и партия АРФ «Дашнакцутюн») кандидатом в премьеры. Через день он был избран парламентом и утвержден в должности новым «церемониальным» президентом Арменом Саркисяном. После двух президентских сроков он вновь глава государства — на этот раз без ограничений по срокам правления.

Отвергая Сержа

Армения — небольшая страна. О планах власти стало известно задолго до их фактической реализации: оппозиция забила тревогу еще в феврале, предупреждая, что выведет народ на улицы. Роль лидера протестов взял на себя Никол Пашинян — оппозиционер со стажем, лидер парламентской фракции блока «Елк» («Выход»), у которого в парламенте всего 9 мандатов из 105.

31 марта в Гюмри, втором по величине городе Армении, Пашинян с единомышленниками начал марш в столицу и, пройдя за две недели около 200 километров, 13 апреля добрались до Еревана. Цели протеста были и остаются вполне конкретными: не допустить назначения Сержа Саргсяна на должность премьер-министра. Отсюда и его название — «Отвергни Сержа».

Митинг перешел в шествие, после — в масштабную акцию неповиновения, парализовавшую жизнь в Ереване. Демонстранты перекрывали улицы, занимали площади, проникали в здания различных учреждений, ложились в дверях поездов метро. В пятницу, 13 апреля, они ворвались в здание Ереванского государственного университета, выломали дверь. На следующий день Никол Пашинян и примерно сотня его сторонников вломились в помещение Общественного радио Армении и потребовали дать им прямой эфир. После того как здание обесточили, демонстранты отправились к штаб-квартире Федерации футбола Армении. Там Пашинян пнул сдувшийся мяч в дверь учреждения и обвинил главу федерации в том, что армянский футбол находится в плачевном состоянии.

Акции оппозиции вызвали транспортный коллапс в Ереване: в центр города было невозможно проехать, из него нельзя было выехать. Важнейшие транспортные узлы столицы были перекрыты. Но полиция не предпринимала активных действий по разгону протестующих, проявляя максимальную мягкость.

Первые серьезные столкновения со стражами порядка произошли 16 апреля на подступах к парламенту, когда Никол Пашинян и его сторонники попытались прорвать оцепление. Тогда полиция пустила в ход светошумовые гранаты и слезоточивый газ. В результате этих стычек 46 человек, в том числе шесть сотрудников полиции и сам Пашинян, обратились за медпомощью. Пять человек до сих пор остаются в больницах.

Верните Никола!

Власти Армении весьма скупо комментируют происходящее в стране. Одним из первых выступил вице-спикер парламента, представитель РПА Эдуард Шармазанов. Армянским СМИ он заявил, что правящая партия не намерена давать оценку протестам, это должны сделать правоохранительные органы.

Коалиционный партнер РПА — партия АРФ «Дашнакцутюн» — призвала демонстрантов уйти с улиц. Представитель партии депутат Агван Варданян был немногословен, потребовав воздержаться от столкновений.

17 апреля, уже после своего избрания премьером, высказался и Серж Саргсян. Глава правительства заявил, что штурм правительственных зданий и уличные столкновения с полицией никакого результата не дадут. Более того, Саргсян обратился к депутатам фракции «Елк», предложив им вернуть своего лидера в зал заседаний парламента.

По оценке нового премьер-министра, парламент, действиями которого так недовольна оппозиция, — площадка для политического диалога между всеми силами, и оппозиция должна этим воспользоваться.

Однако оппозиционные политики — что из блока «Елк», что из фракции «Царукян» (костяк которой ранее входил в правящую коалицию с РПА) — новую систему государственного устройства называют не парламентской, а «суперпремьерской». Претензии к ней есть не только у сторонников Пашиняна. Армянские политики, журналисты, общественные деятели не раз и не два указывали, что в основном законе есть спорные положения. Премьер-министр концентрирует в своих руках исполнительную власть, получает беспрецедентные полномочия при практически полном отсутствии сдержек и противовесов — даже срок его правления ничем не ограничен.

Новая конституция делает главу правительства практически несменяемым. Премьер-министром становится тот кандидат, которого избрало парламентское большинство, а президент обязан его утвердить в должности. В то же время в 89 статье Конституции говорится, что после парламентских выборов должно быть сформировано устойчивое парламентское большинство, в противном случае следует провести второй тур выборов.

Очевидно, что при таком раскладе лидер правящей Республиканской партии Армении Серж Саргсян становится единственным проходным кандидатом.

Именно это обстоятельство, по словам члена правления армянской партии «Наследие» Филиппа Арзуманяна, больше всего раздражает не только оппозиционных политиков, но и простых граждан. «Люди недовольны тем, что человек, который не пользуется никакой поддержкой населения, просидел в президентском кресле десять лет и сейчас хочет пустить корни в качестве премьера, — говорит политик. — Это Армения, это не та страна, где люди будут терпеть автократию. Здесь сильны свободолюбивые настроения, и никто не благоговеет перед государственной системой, как это зачастую бывает в странах постсоветского пространства».

Армянский Эрдоган

Демонстранты по-прежнему остаются глухи к призывам власти, протесты продолжаются. В среду 18 апреля движение «Отвергни Сержа» продолжило блокировать здания госучреждений. Следуя призывам Пашиняна, демонстранты перекрыли доступ к мэрии Еревана, собираются окружить живой стеной здания МИД и иных ведомств на площади Республики.

Арсен — учитель физкультуры в одной из ереванских школ, второй день приходит на площадь Республики. В руках у него армянский флаг. В какой именно школе он преподает — не говорит, фамилию тоже называть отказался. Он пришел на митинг потому, что чувствует себя обманутым.

— Ему что, десять лет у власти мало?! Обещал же уйти! Как может президент, лидер, представляющий свою страну перед всем миром, так банально соврать?

Арсен не голосовал за Сержа Саргсяна и возглавляемую им Республиканскую партию Армении, на президентских выборах 2013 года он поддержал оппозиционера Раффи Ованнисяна. По словам Арсена, он проголосует за любого, кто выступит против Сержа Саргсяна. Бывшего президента, а ныне премьера Арсен считает виновным в плохой социально-экономической ситуации, бедности, устрашающих темпах эмиграции, безработице, обнищании народа и обогащении армянских олигархов.

— Я всегда участвовал в протестах — и в 2013 году, и в 2015-м (протесты против повышения тарифов на электроэнергию в Ереване летом 2015 года — прим. «Ленты.ру»). Народ устал от кровопийц, он хочет глотка свежего воздуха, — уверен Арсен.

Депутат парламента Никол Пашинян, по словам Арсена, лидер номинальный. В данной ситуации, уверен активист, личность предводителя неважна, просто нужен технический организатор, и с этой ролью Никол Пашинян справляется.

С Арсеном согласна Марине Ованнисян, студентка одного из ереванских вузов, будущий политолог-международник. Она не видит в Николе Пашиняне политического лидера и вышла на улицу не за Пашиняна, а против Саргсяна.

— Какая разница, кто там во главе шествия? У всех у нас одна цель: добиться того, чтобы Серж Саргсян ушел. Он обещал уйти, обещал парламентскую республику, а вместо этого разводят тут армянский Афганистан, — возмущается девушка.

Марине считает, что новая форма правления в Армении не имеет ничего общего с парламентской республикой, а является способом сохранить власть. Сержа Саргсяна студентка сравнивает с президентом Турции Эрдоганом — после более чем десяти лет премьерства турецкий лидер превратил Турцию в президентскую республику и остался во главе государства, перейдя со старой должности на новую.

Филипп Арзуманян считает, что последние события сыграли важную роль в консолидации общества. «Кто-то оценивает ситуацию как победу над апатией и безысходностью, кто-то считает, что движение провалится и люди покорно разойдутся по домам, — говорит политик. — Но важно то, что протесты сейчас поддерживают носители обеих точек зрения. И тому есть свои причины. В первую очередь это ненависть к существующему режиму. Кроме ничтожного количества приспособленцев практически все население хочет немедленной смены власти. Это связано и с экономическим положением, и с отсутствием легитимности Саргсяна, и с другими факторами».

Призрак Майдана

На митинге 17 апреля Никол Пашинян заявил о начале «бархатной революции» в Армении. Депутат обещал открыть революционные комитеты в областях, которые будут на местах курировать акции гражданского неповиновения. Фраза о «бархатной революции» стала поводом к разговорам о «цветной революции» в Армении, ее заграничных кураторах, участии НКО и иностранном финансировании протестов. Причем такие заявления слышны не только в Армении, но и в России.

Российский публицист и политолог Армен Гаспарян в своем Тwitter пишет о ереванском Майдане и даже называет конкретные организации, стоящие за этими событиями. «Майдан в Ереване координируют, в частности, НКО "Женский ресурсный центр" и "Центр поддержки женщин". Первый возглавляет гражданка Канады, второй — гражданка США. Классика жанра», — пишет Гаспарян.

Он напоминает, что две недели назад в Вашингтоне в Центре Стратегических и международных исследований прошел круглый стол «Новые вызовы, стоящие перед Арменией. Какой должна быть реакция Запада?»

«Сделали вывод: убрать ориентацию на Россию. И понеслась», — заключает Гаспарян.

Однако использование оппозицией общеизвестных инструментов для борьбы с властью, ранее доказавших свою эффективность, еще не является свидетельством Майдана. Политический обозреватель Айк Халатян справедливо замечает, что для «цветной революции» характерно наличие внешнеполитической повестки в требованиях митингующих. Для нынешних армянских протестов это не характерно. В частности, антироссийских настроений среди оппозиции и протестующих не наблюдается.

Как и поддержки внешних сил — по аналогии с киевскими событиями. Государственный департамент США лишь призвал и власть, и оппозицию к сдержанности.

Иностранного участия в ереванских событиях действительно не ощущается, на всех демонстрациях виден только один флаг — армянский. Транспарантов, плакатов тоже нет, вся акция проходит под единственным лозунгом «Отвергни Сержа», который протестующие скандируют во время шествий и митингов. В соцсетях они добавляют эту надпись к аватарам своих профилей, ставят аналогичный хештег.

Политических (в реальном смысле этого слова) требований протестующие не выдвигают. Все выступления на митингах касаются исключительно премьер-министра Саргсяна и истории протестного движения в Армении за последние 10 лет. Внешняя политика в повестке этого протеста вообще никак не обозначена.

Это при том, что, как утверждает Филипп Арзуманян, за последние несколько лет российская дипломатия сделала из дружеского народа Армении непримиримых критиков действий России. «Продажа оружия Азербайджану и всяческая поддержка беззаконий власти окончательно подписала приговор пророссийским настроениям в армянском обществе, — говорит Арзуманян. — Но, с уверенностью могу сказать, сегодняшние протесты проходят без какой-либо внешнеполитической повестки».

Он особо отметил, что армянскому обществу чужды какие-либо проявления национализма, а отношение к России как к народу и к стране всегда было положительное и братское. «На любой недружественный шаг со стороны руководства любой страны у гражданского общества Армении будет симметричный, адекватный ответ, и это не имеет никакого отношения к радушию, гостеприимству, любви между двумя ближайшими соседями», — заявил политик.

Во время шествий 15 и 16 апреля митингующие не раз проходили мимо иностранных посольств, в том числе России. Но люди просто двигались по заранее намеченному маршруту и даже не останавливались, не говоря уже о том, чтобы проявить агрессию и негативное отношение.

Старая песня на новый мотив

Протесты продолжаются: Никол Пашинян составляет план действий, а его сторонники блокируют госучреждения, перекрывают дороги в центре Еревана. Стражи правопорядка вмешиваются все активнее. Финал этого противостояния — если не случится непредвиденных эксцессов — во многом предрешен.

Недовольство, выливающееся в публичные акции, — не новость для Армении. Каждые выборы на протяжении последних 27 лет сопровождались протестами. Люди выходили на улицу в 2016-м — после последних парламентских выборов; в 2015-м — против повышения тарифов на электроэнергию; в 2013-м — после переизбрания Сержа Саргсяна президентом Армении и после повышения тарифа за проезд на общественном транспорте — и так далее.

Это характерно для страны, где только по официальным данным почти 30 процентов населения бедны. Это примерно миллион человек. Сюда можно добавить 16 процентов безработицы, ежегодное сокращение населения на несколько десятков тысяч и сильную зависимость от внешних рынков труда. В 2016 году только в России работали 528 тысяч мигрантов из Армении (население страны немногим меньше трех миллионов), а по итогам 2017 года трудовые мигранты перевели в Армению 1,7 миллиарда долларов при расходной части государственного бюджета чуть более трех миллиардов долларов (в 2018 году).

Все это делает протестные настроения хроническими, а уличные акции — неизбежными. Но всякий раз политические протесты в Армении затухали сами по себе.

Дело в том, что у оппозиции нет ресурсов и средств для достижения своей цели, по-прежнему отсутствует позитивная политическая повестка. Как результат — уже в среду, 18 апреля, невооруженным глазом было видно, что на улицы вышло меньше людей, чем днем раньше. И чем активнее действует полиция, тем меньше места для маневра остается у Никола Пашиняна и его сторонников.

Премьер-министр Армении Серж Саргсян, в свою очередь, уже принимает поздравления из-за рубежа и назначает членов правительства. У него впереди политическая вечность.