Стоны не помогут

Шарапова сменила тренера и опять проиграла. Когда это закончится?

Мария Шарапова
Фото: Michael Dodge / Getty Images

С 23 по 29 апреля в Штутгарте проходит очередной турнир Женской теннисной ассоциации (WTA). Мария Шарапова уже закончила свое выступление там, проиграв в трех сетах матч первого круга француженке Каролин Гарсии — 6:3, 6:7, 4:6. Черная полоса в жизни Марии продолжается. Легендарная теннисистка борется, однако пока ее сил хватает только на то, чтобы едва удерживаться в топ-50 мирового рейтинга.

Странное дело

Шарапова, к тому же, ведет себя несколько странно: по замечаниям фанатов, она все больше занята бизнесом, чем тренировками. Неравнодушные пользователи Instagram активно обсуждают и ее, возможно, нового бойфренда — британского предпринимателя Александра Гилкса. Еще Мария почти не общается с прессой, что ей несвойственно: даже заявление о расставании с многолетним тренером было сделано ею через социальные сети. Так, в марте 2018 года стало известно, что теннисистка прекращает работу со Свеном Гренефельдом, который шел с ней рука об руку последние четыре года. Мария поблагодарила его за «лояльность и этику», а также за то, что «получилось создать дружбу в рамках рабочего процесса».

В этом решении ее поддержала бывшая российская теннисистка Анна Чакветадзе: «Расставание Шараповой и Гренефельда было очевидным. Свен — хороший друг, он поддержал Машу в сложной жизненной ситуации, но как тренер он иссяк уже давно», — приводит ее слова «Чемпионат». На данный момент неясно, кто будет новым наставником теннисистки, но ходят слухи, что им вновь станет Томас Хогстедт, с которым Шарапова уже работала с 2011 по 2013 год.

Отбыв «мельдониевую» дисквалификацию, она так и не смогла вновь приблизиться к лидерству в рейтинге. Увольнение тренера сейчас — отчаянный шаг, но Шарапова уже устала проигрывать. Действительно, это последнее, что ей оставалось сделать, и последнее, что может изменить что-то в ней и ее игре. Экс-первая ракетка мира в который раз пытается начать все сначала и терпит поражение в стартовом матче от не самой статусной соперницы.

Давние проблемы

Когда в марте 2016 года стало известно, что Мария Шарапова — звезда мирового тенниса — попалась на допинге, больше всего хотелось, чтобы это было просто кошмарным сном. Но это была реальность: и пресс-конференция с прилюдным признанием, и заседания CAS, за которыми следил весь спортивный мир, и 15 месяцев дисквалификации — чудовищно большой срок для стремительно молодеющего женского тенниса. Шарапова, как и многие другие российские спортсмены, стала жертвой «мельдониевого скандала», который разделил ее жизнь на «до» и «после».

А ее «до» было фееричным. «Гениальная русская девочка», которую отец в четыре года вывез из Советского Союза в США для обучения в Академии Ника Боллетьери, в 17 уже выиграла свой первый турнир серии «Большого шлема» — Уимблдон. И не у кого-то, а у самой Серены Уильямс. Тогда в мире заговорили о талантливой теннисистке из России: девушке с веснушками и железной волей к победе. Появились контракты с мировыми брендами, которые буквально боролись за «лицо» Шараповой. Началось сотрудничество с Nikе, потом — с Head, Supergroup, Evian, Porsche, Samsung, Colgate, Palmolive, TAG Hauer (правда, позже, когда самой Шараповой потребовалась их поддержка, почти все они отвернулись). Карьерный «Шлем», огромные призовые, первая строчка в мировом теннисном рейтинге и в списке спортсменов в Forbes — все это было похоже на сказку.

Шарапова была символом борьбы, умела «вытаскивать» тяжелейшие матчи на тай-брейках, а ее игра оставалась самой зрелищной в мире и ассоциировалась с победным криком: «C`mon!». Казалось, только она могла заставить нервничать младшую Уильямс: «Когда Серена играет со мной, у нее появляется дополнительная мотивация. Почему? Потому что я выиграла у нее Уимблдон, будучи ребенком. Не думаю, что она когда-то простит мне это».

Мария жила активной жизнью: занималась благотворительностью, собственным бизнесом — конфетами бренда Sugarpova, колесила по миру в сопровождении то знаменитого баскетболиста Саши Вуячича, то теннисиста Григора Димитрова, посещала элитные голливудские вечеринки и, конечно, не переставала выигрывать. 35 побед на турнирах WTA пришли к ней именно в тот период. Было, конечно, место и драме: Шарапова едва не ушла из спорта из-за серьезного повреждения плеча, но все обошлось.

В 2013 году ее dream team пополнил Свен Гренефельд — тренер, ставший для Марии близким другом. В интервью тех лет Шарапова говорила чаще всего об отце, Свене и о том, что теннис — ее жизнь. А в жизни этой все складывалось отлично: Мария стала брендом.

Всем казалось (а ей — больше всего), что остается лишь выиграть какой-нибудь крупный турнир и завершить карьеру непобежденной, а потом просто почивать на лаврах и заниматься рекламой и бизнесом всю оставшуюся жизнь. Но мельдоний разрушил все планы, и с этого момента начинается ее «после».

«В тот момент я действительно испугалась»

«Я упала ниже плинтуса. Это был тот самый момент, плохой момент, когда я действительно испугалась того, как вдруг перевернулся этот мир», — Шарапова признается, что именно история с допингом заставила ее остаться в спорте. Нельзя было иначе: столь блестящая карьера не могла завершиться таким позором. Да, официально признано, что мельдоний Шарапова принимала по медицинским показаниям (более того, терапевтический эффект препарата не доказан), но репутация была разрушена: заморожены самые прибыльные контракты, потеряно доверие общественности.

Пока Шарапова отбывала дисквалификацию, она училась в Гарварде, путешествовала по миру с друзьями и отдыхала. За это время она научилась не обращать внимания на критику и будто смирилась, что соперники считают своим долгом обвинить ее во лжи: «Обманщики не должны возвращаться в соревнования», — неоднократно в своих интервью говорила финалистка Уимблдона-2014 Эжени Бушар.

Так для Шараповой прошло полтора года, а потом настало время вернуться. В апреле 2017-го Porsche Tennis Grand Priх предоставил экс-чемпионке wild card (специальное приглашение). Поначалу все выглядело вполне оптимистично: полуфиналы Штутгарта и Шэнчженя, третий круг Australian Open, красивая победа над Симоной Халеп... И только знающие люди видели: Шараповой уже тридцать, физическая форма далека от идеала, а все одержанные после дисквалификации победы стали возможны только благодаря характеру. Как раз в это время по причине рождения ребенка не играла Серена Уильямс — главная соперница Марии. Это не помогло Шараповой, и к возвращению американки она так и не попала в финал ни одного крупного турнира. На все нападки теннисистка отвечала одной фразой: «Главное, что я вновь выхожу на корт».

Но с момента первого такого выхода прошло уже два года, а достижения Шараповой за это время ограничиваются лишь победой на одном не самом престижном турнире в Тяньцзине и выходом в четвертьфинал US Open. Из «антидостижений» — пропуск сразу нескольких турниров подряд и новые травмы, сначала — кисти, потом — бедра.

«Жизнь — это не всегда цветочки и конфетки, надо продолжать работать», — пишет спортсменка в Instagram, будто пытаясь подбодрить саму себя. Никто не ждал от нее быстрых результатов, но это возвращение что-то слишком затянулось. Остаётся лишь надеяться, что смена тренера — это действительно тот шаг, который нужен Марии Шараповой для новых побед.