Черный цезарь

Он ненавидит беженцев и геев, но любит Россию. Мафия в ярости

Фото: Giuseppe Piazza / Reuters

Беженцам в Италии больше не рады: отныне по распоряжению МВД все порты государства закрыты для лодок с мигрантами. Новое итальянское правительство решительно принялось исполнять предвыборные обещания, среди которых, кстати, и снятие санкций с России. «Лента.ру» наблюдала, как работает новое итальянское «правительство от народа».

«Мы должны решить: суждено ли нашей национальности, нашей белой расе, нашему обществу существовать или им суждено быть уничтоженными», — заявлял перед выборами Фортилио Фонтана, член победившей впоследствии партии «Лига». Расистские нотки в этих словах итальянцев не смутили — именно «Лига», выступающая против оторвавшегося от народа политического истеблишмента, и ультраправое движение «Пять звезд» сформировали правящую коалицию и теперь рулят политикой Апеннинского полуострова.

Новые итальянцы

На «расистские нотки» как раз напирали противники нынешней коалиции, которая обещала «рассмотреть нормы и упорядочить прием беженцев», что, по оценкам итальянских СМИ, обещало скорую депортацию примерно полумиллиону «понаехавших». Но итальянцы прекрасно знали, что от бесконтрольного наплыва мигрантов хорошо двум силам: чиновникам и мафиози. Обе извлекали из него немалую финансовую выгоду. А первые — еще и политическую, поскольку обставляли все как радение о благосостоянии всей страны. Точнее — как заботу о демографии, с которой благосостояние начинается.

В последние несколько лет численность коренного населения Италии постоянно уменьшается. При этом средняя продолжительность жизни растет, а показатели рождаемости падают. Иными словами, производящая блага цивилизации прослойка становится меньше, зато потребляющая — увеличивается. Поднимать планку пенсионного возраста (и таким путем уменьшить число «нахлебников») — одна из составных частей решения проблемы. Но это, в свою очередь, повод для определенной группы политиков помитинговать и набрать очки в борьбе за так называемые европейские ценности. Европейцы, как они считают, заслужили право на гедонизм, то есть пользование всеми благами цивилизации без излишних трудовых затрат.

Беженцы как бизнес-проект

Но задачу улучшения демографической статистики никто не снимал. На собственные возможности европейцы в общем и итальянцы в частности не особенно полагаются. Повседневная забота о детях отрывает от приятного времяпрепровождения за рюмкой чая на борту круизного лайнера, похода на стадион, просмотра телесериала… Поэтому демографическую проблему стремятся решить быстро и просто — пригласив чужестранцев. Которым можно, кстати, и платить за работу меньше, чем местным.

По замыслу чиновников, беженцы с Ближнего Востока, из Северной и Центральной Африки должны усердно работать, чтобы обеспечить беззаботное существование как можно большему числу итальянцев. При этом для власти и для мафии сам процесс приема мигрантов — шанс заработать. Чиновники получают средства на то, чтобы подобрать и обогреть несчастных. Деньги, конечно же, распиливаются.

Параллельно нужно разрабатывать все новые системы защиты границ от нелегалов. Только за первые 15 лет XXI столетия компании Finmeccanica (Италия), Airbus и Thales (Франция), Indra (Испания) — четыре основных поставщика сигнально-защитного оборудования, предупреждающего о проникновения незаконных иммигрантов в страны ЕС, — заработали 1,6 миллиарда евро, утверждают специалисты проекта The Migrants Files. В эту сумму не входят зарплаты людей, отлавливающих нелегалов на границах.

Мафия, естественно, тоже не внакладе. Согласно информации британской The Financial Times, отлаженные маршруты из Ливии в Италию и из Турции в Грецию приносят итальянским группировкам «Коза ностра», «Каморра» и «Ндрангета», фактическим держателям контрольного пакета маршрутов, до 1 миллиарда евро каждый год.

«Мафия получила фактически все это по подряду от правительства. Намеренно эта передача производилась со стороны власти или все было отжато оргпреступностью по причине бездействия госорганов — это вопрос к прокуратуре. А пока примерно 800 миллионов евро, выделяемых на обустройство центров по приему беженцев, их питание и образование, осели в кошельках каморры и ей подобных», — утверждала в интервью тому же изданию год назад глава организации по борьбе с мафией Libera Габриэла Страмаччони.

Именно поэтому на защиту обездоленных беженцев выходят не только сердобольные граждане Европы, но и вполне организованные определенными кругами активисты. Любопытным кажется тот факт, что в противовес решению правительства о закрытии портов парочка сицилийских мэров заявила о готовности и желании принять «несчастных беженцев» самостоятельно.

Шоу должно продолжаться — мафия сама подбирает иммигрантов в море неподалеку от берега, пересаживает на свои посудины (этим эксклюзивно занимается сицилийский клан Брунетто), получает с них «въездные пошлины», после чего сгружает на берег.

Дальше беженцев подбирает другая мафиозная группа — «Капитале», которая занимается прохождением прибывшими минимального медицинского контроля и последующим распределением нелегалов по центрам приема иностранцев на Сицилии, в Неаполе и Риме. Банды используют кооперативы и общественные некоммерческие организации, держа их под пятой и вытягивая в свой карман выделяемые им государственные средства. Из-за большого наплыва беженцев полиция просто не в состоянии уследить за всем происходящим. Или просто не горит желанием это делать.

Креативный подход

Новые итальянские власти решили действовать хитростью. Согласно морским писаным и неписаным законам, любое судно обязано оказать помощь терпящим бедствие. Всех плывущих на малокомфортабельных (и, как правило, надувных) судах одноразового применения «принимающая сторона», будь то мафия или государственные структуры, считает потерпевшими кораблекрушение.

Но Рим нашел выход: нелегальных мореплавателей спасатели подбирали за пределами 12-мильной зоны, являющейся, опять-таки, по всем нормам территорией, принадлежащей государству. Принимали в нейтральных водах? А теперь доставляйте «в ближайший к месту производства спасательных работ порт». Ближайшей землей оказалась не Сицилия и не апеннинский «сапожок», а Мальта, которой незваные гости тоже были не нужны, и потому мальтийцы быстро провели расследование, в результате которого выяснилось, что 629 незаконных пассажиров спасательного корабля Aquarius французской неправительственной организации SOS Méditerranée собраны в шести разных точках Средиземного моря. И как тут определять, куда их теперь? В общем, Мальта гостеприимства тоже не проявила.

И тут в Италии очень кстати вспомнили еще одну весьма важную деталь. Еще осенью 2015 года Европейская Комиссия выделила деньги из общесоюзного (а значит, и итальянского тоже) бюджета на операцию EUNAVFOR-MED — патрулирование военными кораблями различных стран ЕС (испанский фрегат Canarias, итальянский авианосец Cavour, несколько кораблей германского и британского флотов) нейтральных вод вблизи Ливии с целью перехвата лодок с нелегалами и немедленного возвращения их к месту отчаливания — чтобы на статус потерпевших кораблекрушение не претендовали.

Рим рассудил: если все же лодки с иммигрантами достигают вод евросоюзных государств — значит, патрульные несут вахту плохо. Пусть скажут спасибо спасателям, примут от них беженцев и увезут обратно в Северную Африку или на Ближний Восток. Деньги уплачены — отрабатывайте. После суточного шума в европейской прессе беженцев решила принять Испания. Едва заступивший на пост премьер-министра пиренейского королевства социалист Педро Санчес сделал широкий жест, вряд ли задумываясь о последствиях.

Сначала — Родина, потом — Евросоюз

А в итальянском правительстве о последствиях как раз начали думать. Новое руководство страны считает, что прибывающие на правах незваных гостей нелегалы не стремятся адаптироваться к нормам и традициям хозяев, не торопятся искать работу, предпочитая жить на вполне достойное социальное пособие. Да еще и не ограничивают себя в репродуктивном удовольствии. Если средняя рождаемость коренного населения ведущих европейских стран (Франция, Германия, Италия) не превышает 1,8 ребенка на семью, то в арабских семьях, прибывших с Ближнего Востока, детей обычно трое-четверо, а у афрофранцузов и афроитальянцев их число доходит до восьми. Пока компромисс такой: демографические проблемы решать, конечно, надо, но не в ущерб национальному самосознанию.

120 тысяч иммигрантов прибыли в Италию за 2017 год — это только официальная статистика. В настоящее время иммигрантская прослойка составляет более девяти процентов населения страны. Мнения о перспективах политики в отношении мигрантов расходятся. В Европейской комиссии уже занялись изучением финансовой составляющей этого вопроса.

«Несмотря на то что ЕС сильно потеряет в деньгах из-за выхода Великобритании, на мигрантах это не скажется отрицательно. Наоборот, на ближайшую перспективу (2021-2027 годы) в правительстве Сообщества планируется почти троекратное увеличение выделяемых фондов на прием, размещение и адаптацию беженцев: с 13 миллиардов, отпущенных на эти расходы в 2014-2020 годах до 34,9 миллиарда», — пишет испанская El País. И тут же ставит под сомнение, что внутри ЕС страны смогут вообще о чем-то договориться. Дебаты по этому вопросу назначены на 28-29 июля нынешнего года.

Надо полагать, итальянский пример может стать заразительным и создать еще один пункт раскола в ЕС. Заявление министра по делам семьи и инвалидов Лоренцо Фонтаны о том, что «гомосексуальных семей не существует», рождаемость в стране, конечно, не подхлестнет, но по крайней мере обозначит, что у политиков некоторых стран ЕС приоритеты меняются.

«В Италии могут прийти к власти противники всего того, что "Содружеством 27" создавалось в течение многих лет. Правление блока, который по сути своей является организацией, работающей против годами сложившегося истеблишмента, может стать началом конца ЕС», — сокрушаются журналисты El País. От миграционной политики, проводимой Брюсселем, в Риме открестились, геев выводят за скобки «нормальной жизни». Следующими пунктами программы правительства Джузеппе Конте значились отмена антироссийских санкций, возможный возврат Италии к собственной валюте и частичное списание государственного долга. Интрига закручивается все сильнее.