Новости партнеров

«Все выливается в грязное безумие»

Что творится на секретных вечеринках и нелегальных рейвах под палящим солнцем

Фото: предоставлено организаторами мероприятия

В Валенсии прошла последняя вечеринка серии Boiler Room x Ballantine’s True Music: Hybrid Sounds. Это большое исследование, посвященное взаимосвязи акустической и электронной музыки, вылилось в дискотеку под открытым небом на берегу моря. Как прошло это закрытое событие и как оно вписалось в клубный ландшафт Испании с ее сквотами и нелегальными рейвами — в материале «Ленты.ру».

Гибридные звуки

Серия Hybrid Sounds стартовала в феврале в Москве, где выступили отец техно Деррик Мэй, ирландская исполнительница Or:la, британский дуэт Overmono, казанская группа PTU и гитарист Павел Додонов. Вечеринка продолжилась в Бейруте, где наряду с местными музыкантами Jad Taleb, 3LIAS и Zeid Hamdan отыграли голландец Dollkraut, новозеландцы Chaos in the CBD и француженка Miss Kittin. В Сан-Паулу, третьем из четырех городов тура, на сцену вышли Деррик Картер, rRoxymore, Tom Zé, Teto Preto и Linn da Quebrada. В Валенсии процент представителей местной сцены был меньше: Испанию представляли барселонцы Big Menu и певица Kyne, а из мировых звезд здесь сыграли сразу и Children of Zeus из Манчестера, и Kornél Kovács из Стокгольма, и американцы Octave One, и болгарин KiNK.

Неслучайно во всех лайн-апах техно-гиганты и электронщики соседствуют с акустическими музыкантами — в такой аналогово-цифровой коллаборации, собственно, и есть смысл «гибридных звуков». В каждой стране создатели серии искали уникальных артистов, а по итогам тура издали пластинку — в нее вошло четыре трека (по одному на город), записанные электронными исполнителями в сотрудничестве с акустическими.

За день до финальной вечеринки в Валенсии прошел форум True Music — ставшее традицией мероприятие в сотрудничестве с Boiler Room и Ballantine’s. На старой фабрике мороженого на побережье собрались эксперты от мира музыки, чтобы обсудить шаткое будущее индустрии. Одной из тем стало, например, внедрение в создание треков искусственного интеллекта — и пионер направления иранец Ash Koosha представил свою Ёну, синтетическую певицу, которая сама сочиняет и исполняет музыку.

«Это удовольствие нельзя купить ни за какие деньги»

В Валенсии плюс 35 градусов, на небе ни облачка. К одному из портовых зданий на берегу Средиземного моря выстроилась стометровая очередь. Boiler Room, по традиции, закрытая вечеринка, куда попасть можно только по личному приглашению, а локация до последнего держится в секрете. За лабиринтом какого-то то ли склада, то ли офиса — выход во двор, с которого через забор виден залив. Здесь три сцены, на которых артисты играют по очереди, и много камер — все происходящее транслируется в прямом эфире для тех, кому не удалось попасть на саму вечеринку.

«Мы с друзьями приехали довольно рано, так что нам пришлось очень долго стоять в очереди под солнцем. В это время в Валенсии ужасно жарко, так что мы быстро вспотели. Но после этого, когда мы попали на площадку, это был совершенно новый опыт. Я реально чувствовал себя как на съемках чего-то особенного, такого, чем я точно буду наслаждаться, и так и вышло. С самого начала вечеринки атмосфера соответствовала погоде, и артисты выдавали потрясающие выступления. Я чувствовал себя как в каком-то пузыре, где все мы получаем удовольствие от чего-то такого, чего не может быть ни у кого больше, что нельзя купить ни за какие деньги», — рассказывает Николас Гуаска Сантамария, диджей из Колумбии, который живет в Валенсии.

Первыми выступали Big Menu — хип-хоп-трио из Барселоны, к которым в конце вышла на сцену певица Kyne (тоже из Барселоны) и спела с ними несколько песен. «Как артист я очень люблю вечеринки под солнцем, под открытым небом. И я люблю расслабленную атмосферу — мне не нравится, когда люди начинают сходить с ума. Когда это происходит в разумных пределах — то все окей, но обычно все выливается в совершенно грязное безумие, и тогда мне некомфортно. Я люблю, когда люди танцуют и веселятся, но иногда это выходит за грань. А испанцы часто выходят за грань», — говорит исполнительница.

«Все было неофициально, даже нелегально»

Ночная жизнь в Испании — неплохая тема для диссертации. Здесь и масштабные международные фестивали в Барселоне, и бесконечные сквоты в заброшенных домах в Мадриде, и слухи о русских секс-рулетках в загородных особняках (это когда группа людей устраивает оргию, а один из участников болен СПИДом) — не говоря уже о том, что происходит на Ибице, которая тоже входит в состав государства. Валенсия, как третий по населению город страны, не сильно отстает. Как рассказывает один из посетителей бойлер-рума Давиде, в городе три места силы, вокруг которых тусуется молодежь: торговая улица Колон, главная площадь и район Кармен. Но бойлер-рум тут проходит впервые.

«В Валенсии по-настоящему активная клубная жизнь. Фестивали происходят каждый день, везде и для всех. Тот факт, что в Валенсии большая текучка молодых людей (студентов), сильно упрощает жизнь промоутерам, и они могут пробовать новое без особых рисков. Так что я думаю, публика в целом была готова к такому опыту и приняла его очень хорошо», — говорит диджей Николас Гуаска.

Как отмечает Kyne, количество клубов не переходит в качество. На большинстве дискотек до сих пор играют ремиксы на популярные мэйнстримовые хиты, и что-то интересное приходится поискать. «Расти в Испании — означало всегда пытаться найти хорошую музыку, гнаться за ней. Потому что ее было нелегко найти, хорошую музыку. Всегда была большая сцена, куча мэйнстримных клубов, но не так много по-настоящему хороших. И нам приходилось поднапрячься, чтобы их найти. В Испании сильно развита клубная сцена — в плане того, чтобы выпить и хорошо провести время — но не в плане культуры. Я начинала с рейвов. Это были очень крутые вечеринки, но все было неофициально, даже нелегально. Заброшенные деревни, мало людей, хороший звук. Люди садятся на автобус или в машину, если хотят переночевать там, и уезжают за сотню километров от города на пару дней — обычно такие рейвы проходили в живописных местах, где-нибудь на берегу озера. Это было очень распространено на севере Каталонии», — вспоминает певица.

«Я перестал веселиться и начал анализировать»

«Мне 31 год, а эта вечеринка, похоже, рассчитана на более молодых. Музыка была отличной, но, на мой взгляд, слишком тихой. Худшее, что там было, — огромные очереди к бару. А нам очень хотелось пить. И все-таки я очень благодарна за это событие в Валенсии — здесь такое происходит не очень часто», — рассказывает тусовщица из Валенсии Дебби Полар.

Очереди к барной стойке — распространенная проблема на любой вечеринке, тем более когда речь о бойлер-руме, где посетители не платят ни за что и обычно гостям предоставляется фри-бар. В отличие от других событий серии, в Валенсии, где слишком сильное опьянение в сочетании с жарой могло бы нести угрозу жизни, был поставлен лимит: посетителям на входе выдавали браслеты с чипом, которым можно было расплатиться в баре, и рассчитан он был на четыре напитка.

Диджей и коллекционер винила Sergiø BP до последнего надеялся, что братья Берден из американской группы Octave One поставят свою «мистическую тему» Black Water. «Но этого не произошло. Несмотря на это, их сет был невозможно мелодичным. И, наконец, KiNK со своей непередаваемой энергией — всегда с улыбкой на лице, всегда заставляет публику участвовать в процессе. В последние 15 минут его выступления на сцену снова вышла Kyne и спела с ним».

«Забавная история: я провел всю ночь как обычный посетитель, выпивал, болтал с окружающими, как любой другой человек в подобной обстановке. Но потом начал играть KiNK, и он вдруг начал создавать странные ритмы на синтезаторах. У меня внутри все вздрогнуло, потому что я сам тоже диджей и продюсер. Из-за этого я на несколько минут перестал веселиться и начал анализировать процессы, которые он генерировал на своем оборудовании. Короче говоря, потом я посмотрел трансляцию — и единственный момент, когда я попал на камеру, были именно эти последние секунды его выступления. Мое лицо там абсолютно серьезное, чего не происходило в течение всей ночи, а только конкретно эти пять минут, ха-ха», — добавляет Николас Гуаска.

Sergiø BP сравнивает свое настроение тем вечером — а бойлер-рум неизменно заканчивается рано, около часу ночи, — с мотором, который разогревался по мере смены артистов, несмотря на «небольшие технические неполадки»: «Подводя итог, это был очень живой вечер в Валенсии, и мы этого никогда не забудем».