Только важное и интересное — в нашем Facebook

Лучший друг Микки-Мауса

Император Японии считал себя богом и развязал кровавую войну

Фото: Underwood Archives / EAST NEWS

«Лента.ру» продолжает цикл статей, посвященных роскошной жизни диктаторов и их семей. В прошлый раз мы рассказывали о вожде мирового пролетариата Владимире Ленине. Он обещал отдать землю крестьянам, фабрики рабочим, а власть — народам, однако и ему были не чужды некоторые буржуазные привычки. Он жил то в просторной кремлевской квартире, то в роскошном особняке в Горках, который в 1910-х годах принадлежал вдове Саввы Морозова. Самой большой страстью Ульянова-Ленина были роскошные автомобили из гаража императора Николая II. На этот раз речь пойдет о японском императоре Хирохито.

Его правление пришлось на непростое время: Япония окончательно превратилась в тоталитарную милитаристскую державу, ввязалась во Вторую мировую, проиграла ее, пережила национальную катастрофу и смогла вновь возродиться развитым капиталистическим государством. Японцы считали Хирохито богом, а союзнические войска — одним из самых вероломных преступников, развязавших самый кровавый мировой конфликт в современной истории. Кем был этот монарх — коварным политиком, который ни перед чем не останавливался, убежденным милитаристом или заложником военной машины — выясняла «Лента.ру».

В гости к Елизавете

Октябрь 1971-го. Японский император Хирохито в рамках европейского турне прибыл в Великобританию с трехдневным визитом. Посмотреть на него пришли огромные толпы людей. Однако вместо радостного ликования на площади царила гробовая тишина. Многие просто не знали, как реагировать на приезд того, кто в годы войны считался врагом, а теперь вдруг превратился в представителя дружественной страны. На площади перед парламентом десятки тысяч зевак провожали взглядами карету, в которой сидели Елизавета Вторая и японский монарх.

Вечером во дворце в честь высокопоставленного гостя состоялся прием, на котором присутствовали 170 гостей. Королева решила произнести тост: «Мы не можем закрыть глаза на прошлое. Мы не можем делать вид, что отношения между нашими народами всегда были мирными и дружественными. Однако этот опыт поможет нам не допускать подобного в будущем», — приводит слова Елизаветы New York Times.

Впрочем, несмотря на радушный прием британской королевы, лимузин, в котором Хирохито с супругой разъезжал по улицам европейских столиц, демонстранты закидывали огрызками яблок и гнилыми овощами. Они по-прежнему считали, что именно паническая боязнь потерять власть заставила императора упрямо отказываться от капитуляции, а это промедление, в свою очередь, стало одной из причин бомбардировки Хиросимы и Нагасаки в августе 1945 года.

Mercedes с хризантемами

Японский император, взошедший на «хризантемовый трон» в 1929 году, после того, как власть у него отняли военные, в государственные дела особо не вникал. Зато у него была возможность наблюдать за происходящим из окна бронированного автомобиля.

Наместник бога на земле отдавал предпочтение немецкой марке Mercedes-Benz. На то было несколько причин. Во-первых, это была самая престижная марка, достойная императорского дома; во-вторых, Япония и гитлеровская Германия начали тесно сотрудничать в 1930-е годы; а в-третьих, японский автопром в тот период явно не дотягивал до нужного уровня. Японские фирмы Toyota, Datsun, Mitsubishi тогда уже существовали и вовсю выпускали автомобили, однако император их не любил.

С марта 1932 года японское правительство стало заказывать в Штутгарте машины для высших чиновников и императора. В страну до 1935 года поставили шесть автомобилей Mercedes-Benz. Через два года семья Митсуи запросила строительство очередной машины, сконструированной для монарха по спецзаказу. Машину оснастили специальной защитой: ее сделали бронированной, с особыми шинами и пуленепробиваемыми стеклами. Делалось это неслучайно: внутри страны зрело недовольство политикой властей, и спецслужбы всерьез опасались покушений на императора.

С виду машина ничем не отличалась от обычных лимузинов этой серии: выкрашенная в сочный вишневый цвет, отлакированная до зеркального блеска. Единственная особенность — на бортах изображены золотые шестнадцатилепестковые хризантемы, знак величия императора. Водитель и телохранитель сидели спереди на сидениях, обитых лакированной кожей, от важного пассажира их отделяла перегородка, сделанная из пуленепробиваемого стекла толщиной 2,5 сантиметра.

Пассажирская часть салона была отделана светлой тканью в японском стиле, пол — красным ковром. Машина весом около пяти тонн и мощностью в 110 лошадиных сил мгновенно разгонялась до 80 километров в час. Император рассекал на этом авто до самого конца Второй мировой. Машина ни разу его не подвела.

Микадо (так называли императора в Японии — прим. «Ленты.ру») подавал водителю команды через специальное устройство, напоминающее судовой телеграф. Команды иероглифами высвечивались на табло — так шофер узнавал, что император хочет ехать, остановиться, вернуться во дворец. Водитель, как и другие подданные, не смел даже поднять глаза на сына бога на земле.

Абсолютная власть при абсолютном отсутствии власти

Японцы всегда почитали своего императора — считалось, что нынешняя династия правит своими подданными еще со времен заселения ими островов. Родоначальницей императорского дома и вовсе считается богиня Солнца, поэтому у монархов нет родов и фамилий, у них есть только имя и девиз, остающийся и после смерти. Для своего правления Хирохито выбрал слово Сёва, означающее «Сияющий мир».

Чудесами техники он увлекся еще в ранней молодости. 20-летнему тогда еще крон-принцу первому из членов семьи разрешили на полгода выехать за пределы Японии (до этого страна старалась держаться особняком от всего мира) и посетить европейские страны.

Из поездки по Британии, Бельгии, Франции, Италии и Нидерландам он вернулся вдохновленным и мечтал претворить многое из увиденного в своей стране. Однако было не до того: юноше пришлось стать регентом при больном отце.

После смерти отца в 1926 году произошла коронация Хирохито, а меньше чем через год в стране разразился чудовищный экономический кризис. На волне упаднических настроений к власти в стране пришли военные, стремившиеся уладить все при помощи захвата новых территорий.

Впрочем, нового императора это мало заботило. У него, несмотря ни на что, была большая власть, а управление страной он доверил совету старейшин и правительству. Свободное время Хирохито проводил, принимая военные парады и облачаясь в желтые одежды верховного жреца, символизируя Солнце для своих подданных.

«Высокие волны могут разрушить тишину моря»

Все изменилось с началом Второй мировой войны. На особом совещании 29 ноября 1941 года, где утверждались планы разгрома американского флота в Перл-Харборе и захвата Юго-Восточной Азии, Хирохито зачитал своим адмиралам и генералам стихи, сочиненные его дедом, императором Муцохито. В нем при помощи красивых аллегорий выражались опасения, что «высокие волны могут разрушить тишину моря» — это был намек на те опасности, которые таит втягивание в кровавый конфликт. Впоследствии это выступление будет не раз обсуждаться современниками: одни считали, что император Хирохито пытался помешать японцам начать военные действия, другие — что он полностью поддержал их, лишь напомнив обо всех рисках.

15 августа 1945 года японцы впервые услышали голос своего императора. К слову, он всю жизнь страдал от высокого тембра голоса, не подобающего представителю бога на земле. Хирохито предложил армии и флоту сдаться. Поражение во Второй мировой наложило серьезный отпечаток на всю нацию. Всем, начиная от простых японцев и заканчивая императором, предстояло учиться жить по новым правилам, которые диктовали победители.

Бог или человек?

После полного разгрома в войне над представителями японской элиты сгустились тучи. Не стала исключением и правящая династия. В коалиции победителей мечтали увидеть императора на скамье подсудимых вместе с другими военными преступниками.

Однако все вышло иначе. Генерал Макартур, принявшийся менять Японию изнутри, неожиданно решил, что император должен остаться, хотя изначально казалось, что в новой политической системе страны не найдется места для монарха. Однако противоречия между союзниками, которые впоследствии плавно перетекли в холодную войну, все поменяли.

Опасаясь усиления влияния левых сил и перехода Японии в зону советского влияния, американский генерал оставил Хирохито, однако при одном условии. Он должен объявить своим подданным, что его божественное происхождение — не более чем миф. Это был большой удар для Хирохито и всей монаршей династии. Сакральная природа власти императора всегда способствовала мобилизации японцев. Подданные охотно сражались за монарха-богочеловека.

1 января 1946 года Хирохито, используя эвфемизмы и аллегории, выполнил условие Макартура. После этого семья монарха постаралась поскорее забыть об этом. В Японии эта декларация больше никогда публично не упоминалась. По новой конституции 1947 года император становился «символом государства и единения народа». Однако вскоре Хирохито добился от оккупационных сил разрешения проводить обряд почитания предков, после чего вновь стал устраивать торжества в честь богини Аматэрасу, тем самым давая понять, что по-прежнему считает себя потомком божества.

Привыкший жить в роскоши, он не менял своих привычек. Помимо сохранившихся автомобилей Mercedes-Benz, после войны он приобрел себе еще три Rolls-Royce и один Daimler. В 1966 году в гараже императора наконец-то появился автомобиль японского производства — Prince Royal Limousine. Ходили слухи, что император любит диснеевские мультфильмы и в 70-е годы осуществил свою мечту — посетил американский Диснейленд.

Не надо смотреть свысока на императора

24 февраля 1989 года в Токио не работали школы, магазины, фирмы и другие учреждения. Город, погрузившийся в траур еще 7 января — в день, когда скончался император Хирохито, провожал монарха в последний путь. В траурной церемонии, обошедшейся бюджету страны в 80 миллионов долларов, приняли участие свыше 700 представителей из 163 стран мира и 28 международных организаций.

Траурный кортеж стоимостью 24 миллиона долларов проследовал мимо Парламента и Олимпийского стадиона. Под аккомпанемент флейт, труб и барабанов несли черный лакированный императорский паланкин весом 1,5 тонны, внутри которого лежал трехслойный гроб. Десятки тысяч японцев вышли на улицы, чтобы проводить своего монарха, бессменно руководившего страной 62 года. При этом, как и раньше, когда авто с любимым императором неспешно катило по улицам японской столицы, а подданные выстраивались вдоль дороги, они не смели смотреть на монарха с площадки, расположенной выше первого этажа. На императора просто нельзя глядеть свысока.

При нем Япония пережила славу крупнейшей колониальной державы, унижение капитуляции и превращение в одного из лидеров мировой экономики. Не менее удивительные метаморфозы претерпел и имидж самого императора. Вначале его считали богом, потом военным преступником, и наконец он стал «символом государства и единства народа».