Новости партнеров

«Жжение на лице не проходило весь день»

Жители Крыма жалуются на ожоги, отравления и астму. Всему виной выброс кислоты

Фото: Виктор Коротаев / «Коммерсантъ»

Более десяти дней подряд город Армянск и его окрестности на севере Крыма накрывают выбросы удушливых кислотных испарений. Концентрация вредных веществ ночью превышает предельно допустимую. Дышать без маски или респиратора на улице трудно. Пока ни у кого нет понимания, когда эта «химатака» прекратится и каковы будут ее последствия для здоровья людей и их хозяйств. Детей из Армянска эвакуировали, хоть республиканским властям и не нравится это слово. Чрезвычайную ситуацию они объявлять не считают нужным и до поры вообще старались не замечать покрывшегося ржавчиной городка, пока его жители не забили тревогу на весь интернет. Подробности — в материале «Ленты.ру».

«Раз в час меняешь простыню»

Ночь на среду, 5 сентября, для многих жителей Армянска прошла в тревожном ожидании звонков от детей, с которыми их вынудили расстаться столь неприятные обстоятельства.

«Только в девять вечера автобус выехал, хотя стояли и ждали отправки с двух часов дня, — рассказала «Ленте.ру» Ольга Олейник. — В два ночи мне только дочка старшая позвонила, что, мама, ложись уже. А потом голова у меня болела. Не могла заснуть. Ничего не помогало. Перенервничали сильно».

Повезло тем, у кого кондиционеры. Остальным сидеть дома с закрытыми окнами при тридцатиградусной жаре, мягко говоря, трудновато. «Открываем окна, завешиваем простыней, чтобы воздух через нее проходил и очищался как-то. Раз в час меняешь простыню. Она уже становится коричневой. Пока стираешь ее, руки шершавыми становятся», — говорит Ольга.

Вообще, руки у жительниц Армянска страдают больше всего. Ведь они начиная с 24 августа только и делают, что с утра до вечера счищают ржавчину с вещей и кухонной утвари. Самые тревожные из автолюбителей просто увозят свои машины из зоны поражения.

Дороги в Армянске обрабатывают содой, но, по мнению местных, делают это для видимости. Асфальт все равно остается жирным и скользким, а на качестве воздуха подобные процедуры и вовсе не сказываются или, по крайней мере, этого не ощущается.

«У меня на улице случайно упали солнцезащитные очки, — рассказывает Олейник. — Я их подобрала, надела. А потом когда уже дома сняла, то почувствовала жжение под глазами, и оно не проходило весь день, что я ни делала. Как бы я лицо ни умывала, чем бы ни намазывала».

Сообщалось, что маленьких детей эвакуировали в крымские санатории вместе с одним из родителей. Но за ночь, как отметила Ольга, увезли не всех. Воспитанники нескольких детсадов, по крайней мере, в среду, 5 сентября, еще сидели по домам.

«Многих родителей на платный отпуск двухнедельный с детьми не отпускают. Говорят, идите за свой счет. Но не у всех же есть накопления какие-то!» — сетует собеседница «Ленты.ру». Она и сама собиралась уехать с младшим сыном, но пока из-за работы не удается.

За десять лет, которые Ольга живет в Армянске, ничего подобного здесь не случалось. «Может быть, что-то и прилетало, но чтобы листья на деревьях опадали в августе... Вот сейчас я смотрю с балкона, и все фруктовые деревья голые стоят, как в ноябре», — говорит она.

Испорчено все, что росло у жителей окрестностей в огородах. Для многих это незаменимый источник пропитания.

Особенно не повезло знакомому Ольги, решившему заняться бизнесом по выращиванию пекинской капусты для салатов. «Она сгорела за два дня. Гектары!» — отмечает женщина.

Отчаявшийся предприниматель, по ее словам, обратился в прокуратуру. Оттуда пришли, чтобы зафиксировать гибель урожая, но в результате... оштрафовали самого заявителя за незаконно пробуренную скважину для воды.

О возможных жертвах среди людей или тяжких последствиях для здоровья от происходящего жители стараются не говорить даже на уровне слухов, чтобы не сглазить. А еще в Армянске переживают о жителях села Перекоп, расположенного еще ближе к вероятному источнику вредных выбросов.

Чаще всего страдают слизистая и кожа. «Глаз течет, нос и горло заложены, — перечисляет Олейник типичные симптомы. — У маленьких детей образуется сыпь, похожая на потничку, только она сильнее чешется».

Масок в городе не хватает. Их быстро раскупают, но вскоре эту проблему должны решить волонтерские организации из Крыма. «Она правда помогает только первые пять десять минут, — поясняет Ольга. — Говорят, намочите их, так будет лучше. А муж попробовал и, наоборот — стало только хуже. Сейчас много советов приходит, и не все они удачные».

В настоящее время город опустел. Детей не видно. Люди передвигаются по улице только по работе. Жители стараются заниматься привычными делами, чтобы не паниковать. Продать жилье и переехать в другое место они не могут — никто не купит, разве совсем за бесценок. «И раньше квартиры в Армянске не очень ценились», — подытожила Олейник.

«Почти всегда реакция сопровождается выбросом»

Химзавод «Крымский титан» расположен в нескольких километрах от Армянска. На самой границе Крыма с Украиной. Впрочем, название этого градообразующего предприятия формально уже другое — ООО «Титановые инвестиции».

«Два цеха мощностью по 40 тысяч тонн. В России больше нигде нет такого производства. Есть на Украине в городе Сумы, но там оно в разы меньше», — рассказал «Ленте.ру» Виктор Мохов, еще один житель Армянска, работавший на «Крымском титане» начальником лаборатории наладки.

Главный продукт предприятия — двуокись титана. Это порошок белого цвета, который используется в лакокрасочной, фармацевтической и других отраслях. На него большой спрос. Его производят из ильменита, который добывают в двух украинских ГОКах.

Оборудование заводское, по словам Мохова, работает исправно. «В прошлом году была небольшая авария. Крыша упала ночью в таком месте, где люди редко бывают. Испугались, выбежали и все», — отмечает он.

На производстве есть два опасных по вероятности выбросов места. Первое — там где происходит первичное разложение — это такие большие бочки, куда высыпается руда (ильменит), вливается серная кислота и подается так называемая толчковая вода. «Почти всегда реакция сопровождается выбросом серного ангидрида — вредного вещества. Иногда вылетают и частички руды. Бывало идешь, особенно свежепобритый, и лицо сильно щиплет, но это недолго продолжается», — вспоминает Мохов.

Цех на заводе большой: высотой метров 20, шириной — 60. Цикл производства — недельный. И постепенно из черной руды делается белый порошок.

Второе опасное место — в конце цеха. Там стоят вращающиеся печи, где идет прокалка. Выделяются вредные газы, но они проходят очистку через фильтры. «Если технология не нарушается, то никакой утечки не будет. Там трубы такие высокие. И если бы что-то прошло, то были бы сразу заметны следы белого порошка в округе», — подчеркивает бывший сотрудник предприятия.

«Сейчас происходят выбросы непонятного газа, но все склоняются к мнению, что это сернистый ангидрид SО2, — продолжает собеседник «Ленты.ру». — Откуда он взялся? Кто его знает. Есть разные версии. Я сначала к одной склонялся, потом — к другой. Общался со многими заводскими специалистами бывшими и еще работающими. Они говорят, что это кислотонакопитель».

Производство на «Крымском титане» запустили в 1972 году, и с тех пор в огороженную дамбой часть озера Сиваш сливаются стоки с серной кислотой. Главной бедой этого накопителя было его переполнение. Порой оставалось 20 сантиметров до верхнего уровня дамбы.

«Я как директор комбината приезжал на дамбу и лично замерял уровень. Не дай бог произойдет прорыв дамбы! И ждали и радовались каждому жаркому лету, когда уровень воды понижался», — рассказал «Ленте.ру» президент Российского союза химиков и бывший директор «Крымского титана» Виктор Иванов.

Одной из причин сегодняшних проблем с кислотой на «Крымском титане» Иванов назвал прекращение производства минеральных удобрений на основе остававшейся после производства диоксида титана слабой серной кислоты и фосфорита, который поставляли из Африки. Поставки последнего прекратились, и кислоту, которая могла пойти в дело, стали сбрасывать в накопитель.

До того как Украина перекрыла Северо-Крымский канал, по словам Иванова, у предприятия было водохранилище на 50 миллионов кубов. Его теперь нет. Стали брать воду из скважин. Каждый кубометр берегут. А еще туда же в кислотонакопитель идут хозяйственно-бытовые сбросы жителей Армянска.

«Завод берет из скважин порядка 40 тысяч кубов в сутки. Это много. Но ради экономии ее стали использовать повторно. В итоге стоки сократились, но концентрация кислоты в них увеличилась», — заметил Мохов.

По словам главы российского союза химиков, Армянск поражен не двуокисью серы, а хлороводородом. «Сивашская рапа (натрий хлор) вступила в реакцию с серной кислотой. В результате получились глауберова соль (сернокислый натрий) и хлороводород, — пояснил Иванов. — Оказалось, что при жаркой летней температуре (50 градусов на солнце) он становится летучим. Я сам этого раньше не знал».

Обычные жители и химики сходятся в том, что ключевую роль для нынешнего ЧП сыграло аномально жаркое лето 2018 года.

«Я такого не припомню, хотя с 70-х здесь живу, — говорит Виктор Мохов. — С апреля месяца поднялась температура под 30 градусов. С тех пор так и стоит».

По его словам, за все лето дождь здесь прошел не более четырех раз. Кислотонакопитель превратился в белую пустыню. И северо-восточный ветер гонит содержащие кислоту микрочастицы через село Перекоп в Армянск. Но страдает, впрочем, не весь город, а его первый, второй микрорайоны и район коттеджей.

Мохов также заметил, что выбросы принесло в город не 24 августа, когда жители обратили внимание на ржавчину, а еще в начале месяца. Первыми пострадали растения.

Ситуацию с кислотонакопителем прокомментировал в Instagram глава Крыма Сергей Аксенов: «Площадь этого "озера" — 42 квадратных километра, объем — 30 миллионов кубометров воды. Накопитель впервые высох до такой степени. Никаких диверсий не было. Причина образования конденсата — в перепаде ночных и дневных температур. Концентрация превысила допустимые нормы только в ночное время».

«Это теперь оазис»

«Крымский титан» является единственным производителем диоксида титана, весьма востребованного в российской промышленности. Однако предприятие находится на грани банкротства. За ним уже судом установлено наблюдение по иску банка ВТБ, давшего химзаводу ссуду в размере 2,5 миллиарда рублей, которые затем куда-то растворились, пишет «Версия».

Кроме того, предприятие исторически было частью промышленности Украинской ССР и до сих пор получает ильменит из двух горно-обогатительных комплексов, находящихся на территории незалежной. Ресурсов у обоих комплексов осталось всего на несколько лет.

Попытка быстро закрыть завод с помощью громкого скандала и одновременно выкурить население моногорода с испорченной кислотой земли — это тоже одна из обсуждаемых обывателями версий «химатаки» на Армянск, наравне с диверсией, совершенной украинскими диверсантами (куда же без них).

Но кроме конспирологии, звучат и вполне конкретные претензии в адрес республиканской администрации.

«Я знаю одно, что наше крымское правительство не сразу зашевелилось, — рассказал «Ленте.ру» один из пользователей соцсетей, активно собиравших информацию об Армянске, под ником Максим Евгеньевич. — Все жители дышали этим с 24 числа и только после того, как люди стали массово обращаться в СМИ на материк, все зашевелились. Хотели скрыть факт выбросов. До сих пор говорят, что людям ничего не угрожает и ЧС не хотят вводить. Там реально, грубо говоря, глобальная экологическая катастрофа».

Впрочем, не только власти, но и опытные химики, такие как Виктор Мохов, не склонны преувеличивать значение проблемы.

«На месте прежнего сернокислотного цеха нашего завода (новый немцы, кстати, построили) там эти выбросы были постоянно. И что? Сейчас там цветут розы, виноградник, персиковые деревья, яблони. Это теперь оазис», — отметил Мохов. А еще он не припомнит случаев гибели сотрудников завода, попавших под выброс.

Аксенов даже после решения о вывозе детей в санатории твердо настаивает на отсутствии реальной угрозы для оставшихся жителей. «Прежде всего, хочу еще раз подчеркнуть, что, по заключению специалистов, угрозы здоровью людей нет, — написал он в своем Instagram. — Есть эффект раздражения слизистой дыхательных путей и глаз, но он не связан с заболеваниями. Количество обращений в больницу не увеличилось в сравнении с аналогичными периодами прошлых лет».

В настоящее время работа предприятия приостановлена на двухнедельный срок. «Есть мнение, что после полной остановки завода и сброса воды в кислотный накопитель ситуация кардинально улучшится, — цитирует Сергея Аксенова РИА Новости.

Далее, по словам главы республики, кислотонакопитель будут заливать водой. «Если вода из залива подойдет, то все равно мы сможем в сутки качать не более 60 тысяч кубометров, на это понадобится от четырех до пяти месяцев, — отметил он. — Сам же процесс начнется через полтора-два месяца, поскольку нужно проложить трубу. Никаких конкурсов для этого проводиться не будет».

В противном случае накопитель обработают специальными составами или даже закроют пленкой.

Россия00:01Сегодня

«Делая вид, что лечишь»

Как работать без лекарств и оборудования: откровенный рассказ российского врача