Аппаратные игры

У гособоронзаказа может появиться новый контролер

Михаил Евраев
Фото: Александр Натрускин / РИА Новости

В «оборонке» происходит очередная рокировка. По информации «Коммерсанта», заместитель главы Федеральной антимонопольной службы (ФАС) Максим Овчинников, отвечавший за гособоронзаказ, переходит на работу в «Роскосмос», а его место должен занять бывший заместитель главы Минкомсвязи Михаил Евраев.

Последний в конце нулевых годов уже работал в ФАС — возглавлял управление по контролю за размещением госзаказа и был одним из главных авторов современной системы госзакупок. Михаил Евраев также известен тем, что в споре Минэкономразвития с антимонопольным ведомством по поводу закона о госзакупках его позицию поддерживал Алексей Навальный. Кроме того, Евраев является одним из создателей Государственной информационной системы жилищно-коммунального хозяйства (ГИС ЖКХ), вызвавшей широкий общественной резонанс. Теперь же Михаил будет курировать систему госзаказа и оборонзаказа в ФАС.

Евраев. Начало

10 марта 2004 года руководителем Федеральной антимонопольной службы стал член партии «Яблоко», известный экономист Игорь Артемьев. Критик правительства привел с собой в ведомство лишь нескольких соратников по партии. Среди них были Михаил Евраев и Алексей Ульянов, ныне занимающий пост директора Института повышения конкурентоспособности. Игорь Артемьев стал создавать правовое поле, в рамках которого теперь осуществляет деятельность ФАС России. Однако по мнению Алексея Ульянова, с которым побеседовала «Лента.ру», это не особенно шло на пользу конкурентной системе в нашей стране: «ФАС сам контролирует и сам же пишет себе законы. Товарищ Сталин придерживался лозунга "разделяй и властвуй", а на Западе просто существует принцип разделения властей. У нас почему-то все в одних руках — поэтому всегда будешь беленький и пушистый».

Соответственно, сразу после появления в ФАС Михаил Евраев был назначен на должность начальника Управления по контролю и надзору в области недвижимости, локальных монополий и ЖКХ. Алексей Ульянов утверждает, что в ту пору это подразделение не имело практически никакого аппаратного веса. «Однако Евраев сразу развил очень бурную деятельность, из которой потом выросла тема госзаказа, которую потом отдали ФАС. Он открыл настоящий Клондайк и потом сам перешел в управление госзаказа ФАС», — говорит Ульянов.

По его словам, Михаил Евраев вошел во все рабочие группы, где обсуждалась тема госзаказа, и там чиновнику удавалось демонстрировать и ум, и хитрость: «Он очень хвастался тем, что, мог "недалеких депутатов" — эпитеты при этом были самые разные — "обводить вокруг пальца"». Евраев, например, смог провести неоднозначные поправки в закон о поддержке Дальнего Востока. «Во втором чтении было проведено 150 страниц текста, которые никакого отношения к региону не имели, но кардинально меняли систему закупок в стране», — утверждает Алексей Ульянов.

Коррупция «в законе»

Недостатки современной системы государственных закупок хорошо известны. Наиболее исчерпывающий анализ был предложен общественному мнению нынешним главой Счетной палаты РФ Алексеем Кудриным, который в 2017 году опубликовал большой доклад «Госзакупки: какой должна быть контрактная система», подготовленный под его руководством в Центре стратегических разработок (ЦСР).

Государственные закупки стали самостоятельной сферой после введения Федерального закона от 25 июля 2005 года номер 94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд». Его принятие было первой официальной попыткой системно регулировать сферу, но этот закон ограничивался только этапом размещения госзаказа, то есть был фрагментарным, отмечается в докладе ЦСР.

Устранить пробелы должен был Федеральный закон от 5 апреля 2013 года номер 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд». Но после четырех лет его работы можно констатировать: он неэффективен. Отказаться от модели «процедуры ради процедур» не получилось: деньги в контрактной системе распределяются в основном механически — ни заказчик, ни поставщик не ориентированы на экономию и результат. В законе о контрактной системе был, по сути, воспроизведен старый подход, утверждают авторы доклада.

Алексей Ульянов оценивает существующее и по сию пору принципиальное противоречие в законах таким образом: «Покупать на аукционе невозможно в принципе — можно только продавать. А мы аукционные торги довели в какой-то момент до 100 процентов. Сейчас удалось снизить этот показатель до 60 процентов. Но все равно 60 процентов покупается по принципу, который дает либо коррупцию, либо высокую цену. Либо и то, и другое».

Отец законодательной бомбы

«В нашем законодательстве запрещено, например, биржевые товары покупать на бирже. У нас запрещено проводить конкурентные ценовые переговоры. Тем более сейчас можно спокойно записать любой разговор на телефон и приложить его в контрольные органы, — продолжает рассуждать о недостатках государственной закупочной системы Алексей Ульянов. — Весь бизнес в мире покупает на конкурентных переговорах, а у нас это запрещено. Или невозможно отменить итоги конкурса, когда после проведения торгов выясняется, что победитель — фирма-однодневка или что эта компания имеет крайне дурную репутацию и про нее все известно. Тогда, по уму, проводят повторные торги среди занявших второе-третье место. У нас это тоже запрещено. Наложен запрет на все самое эффективное, чтобы только плодить монополизацию и коррупцию при высоких ценах».

Роль Михаила Евраева в этом законотворческом процессе Алексей Ульянов комментирует следующим образом: «Можно сказать так: он является прародителем 94-го закона и той худшей части 44-го закона, которая перекочевала из старого закона. Многие негативные аспекты 94-го закона были инкорпорированы в 44-й. А потом Артемьев с Евраевым "отыграли назад", и теперь уже не понять, какой закон лучше или хуже, — они друг друга стоят».

«Система закупок — это 30 процентов экономики страны, — продолжает рассуждать Алексей Ульянов. — И что мы имеем в сухом остатке? Мы допустили монополизацию рынка, пустили иностранных поставщиков туда, куда мы могли бы их и не допускать, поддерживая программы импортозамещения, убили малый и средний бизнес. Сейчас госкомпаниям навязывают закупки малого бизнеса, и никто не говорит, что в закупках самого малого бизнеса, если исключить госкомпании, они составляют всего один процент. Потому что на аукционах малый бизнес победить не может — победит обязательно фирма-однодневка. А об этом никто говорить не хочет, к сожалению. Так что мы имеем абсурдную, извращенную систему».

Тень Навального

Сейчас мало кто помнит, как в 2008 году разразился скандал, в котором с одной стороны участвовала Счетная палата, с другой — ФАС. Тогдашний руководитель палаты Сергей Степашин назвал 94-й закон «самым коррупциогенным в России». Что ответил на критику Михаил Евраев? «Закон номер 94 — главный закон для борьбы с коррупцией». И оценил законодательство о госзакупках как «огромный прорыв».

Ожесточенной битвой было отмечено обсуждение нового 44-го закона, разработанного в Минэкономразвития. В открытую дискуссию тогда включилась Высшая школа экономики во главе с ее ректором Ярославом Кузьминовым. Неожиданным образом позицию ФАС, которая сводилась к тезису «ничего не менять», присоединился блогер Алескей Навальный, в связи с чем появилось мнение, что «умные люди и раньше догадывались, что совместное пребывание в "Яблоке" вполне могло сдружить двух молодых активистов — Евраева и Навального. Однако совместная атака на Минэкономразвития объяснялась не только воспоминаниями о партийной молодости и ведомственными амбициями — на аукционах по госзакупкам крутятся огромные деньги».

По мнению Алексея Ульянова, недостатки существующего законодательства нельзя списать на какое-то советское наследие или неправильно понятый зарубежный опыт: «Наоборот, брался лучший зарубежный опыт и делалось с точностью до наоборот. С большим трудом переломить ситуацию удалось тогдашнему министру экономики Эльвире Набиуллиной и команде из ВШЭ, когда приняли закон о федеральной контрактной системе, но до конца его довести так и не удалось».

В 2012 году партия и правительство бросили Михаила Евраева на усиление Минкомсвязи в качестве заместителя министра, курирующего «Почту России» и создание Государственной информационной системы ЖКХ (ГИС ЖКХ). «Когда он ушел из ФАС, все участники закупочной отрасли вздохнули с облегчением, — вспоминает Ульянов. — Все понимали: в любой нормальной стране его давно бы уже посадили. Или как в Китае… У нас его сделали замминистра и дали кусок пирога на освоение. Вот он и осваивал эти бюджетные миллиарды».

Всадник коммунального апокалипсиса

История с внедрением Государственной информационной системы ЖКХ, на которую государством было потрачено 2,3 миллиардов рублей, была сложной. Авторитетные критики по меньшей мере два последних года указывают на огромные недочеты в ее работе. Так, по мнению комиссии Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП), опубликованному в 2017 году, ГИС ЖКХ была не готова к применению в качестве платежной и расчетной системы и к масштабной эксплуатации: «огромное количество ошибок, низкая скорость работы, невозможность автоматической интеграции с информационными базами поставщиков услуг, которые в итоге вынуждены вносить данные практически в ручном режиме».

А ведь ранее, будучи в должности заместителя министра связи и массовых коммуникаций, Михаил Евраев, наоборот, утверждал, что с 1 июля 2016 года ГИС ЖКХ «запускается в промышленную эксплуатацию на всей территории страны». И нельзя ведь сказать, что бывший вице-министр совсем говорил неправду: система, призванная решительно облегчить участь ответственных квартиросъемщиков, работает уже давно, вот только толку от нее, мягко говоря, до сих пор немного. Ситуация с ГИС ЖКХ еще два года назад для многих специалистов выглядела настолько затруднительной, что некоторые массмедиа предрекали к 1 января 2017 года настоящий коммунальный апокалипсис.

Апокалипсиса, конечно, не случилось. Судя по всему, лишь по той простой причине, озвученной Счетной палатой в январском отчете о проверке реализации программ деятельности ФГУП «Почта России»: «ГИС ЖКХ в настоящее время не готова к полноценному запуску: низкий процент заполнения необходимой информацией не позволяет в полной мере использовать потенциал системы для предоставления гражданам информации в сфере ЖКХ и возможности оплаты жилищно-коммунальных услуг».

И вот теперь, после всех вышеперечисленных успехов, Михаил Евраев возвращается в ФАС, чтобы курировать систему госзаказа и оборонзаказа. Причем по возвращении в службу в ведении Евраева останутся два из трех управлений ФАС в сфере оборонзаказа: контрольное и методологическое.

«Власть и деньги, к глубокому сожалению, влияют на людей негативно», — прокомментировал новое назначение Евраева Алексей Ульянов. Равно как и рынок, негативно воспринявший объединение контроля ФАС за тремя самостоятельными сферами расходования бюджетных средств: гособоронзаказом, гражданским госзаказом и закупками госкорпораций. По мнению экспертов, это принципиально разные области, и к каждой требуется особый подход. «Пессимизм внушает назначение Михаила Евраева на данный участок работы, поскольку его возвращение означает регресс, а самое главное — игнорирование экономики закупок в условиях санкций и экономической нестабильности. Позиция Евраева на платформе объединенного госзаказа свидетельствует о том, что принявшие это решение лица не собираются повышать эффективность расходования бюджетных средств, внедрять современные гибкие и быстрые методы электронной торговли, экономить общественные деньги», — подытожил один из опрошенных «Лентой.ру» экспертов, пожелавший остаться неназванным.

Экономика00:01 9 декабря

Понять и простить

Простым грузинам спишут миллионные долги. Россиянам так не повезет
Экономика10:30 4 декабря

Хуже некуда

Apple покупает Tesla, пока Америка сидит без света. Пугающий прогноз на 2019 год
Экономика09:33 7 декабря

Принцип трансформации

Украшение может быть актуальным всегда, считает основательница бренда VoDa Jewel