«Действуем в правовом поле»

Бывший предправления «Югры» о том, как собираются спасать банк

Фото: Максим Блинов / РИА Новости

В конце сентября арбитраж признал банк «Югра» банкротом, но на этом история кредитной организации вряд ли закончится. По крайней мере, в этом убежден экс-председатель правления «Югры» Дмитрий Шиляев, рассказавший «Ленте.ру» о планах акционеров по возврату лицензии и успокоивший взволнованных вкладчиков банка.

«Лента.ру»: Прошло больше года с того дня, как ЦБ отозвал у «Югры» лицензию, а теперь и суд принял решение о ее несостоятельности. Получается, на этом с банком можно попрощаться?

Дмитрий Шиляев: Ни в коем случае. Да, 25 сентября арбитраж вынес вердикт о признании банка «Югра» банкротом, однако он не является тем приговором, который не подлежит обжалованию. Борьба продолжается, и впереди у нас рассмотрение этого вопроса в суде вышестоящей инстанции.

Однако на днях Верховный суд признал законным введение в банк временной администрации, которое вы так упорно оспаривали...

Разбирательство с временной администрацией — это все-таки другой вопрос, не касающийся спора об отзыве лицензии.

Образно говоря, суд пока не принял фатального решения, а раз так, то мы сохраняем уверенность в завтрашнем дне, желание вернуть банку лицензию и намерение решить все проблемы, которые накопились у наших вкладчиков.

Кстати, каким образом вы собираетесь сделать последнее? Понятно, что вкладчики хотят получить назад свои деньги, но как это возможно?

Владельцы банка внимательно следят за ситуацией, сложившейся с вкладчиками-превышенцами. На этой неделе в своей группе в ВК они опубликовали обращение к акционерам и бывшему топ-менеджменту «Югры» с вопросом о том, какие действия планируются дальше?

Мы продолжаем борьбу за наш банк всеми возможными законными способами и уже неоднократно заявляли, что в случае победы в судах и возврате лицензии банку, акционеры готовы компенсировать клиентам депозиты, которые они потеряли по милости ЦБ. Напомню план главного акционера: вкладчики-превышенцы становятся держателями бумаг «Югры» в соответствии с размером утраченных средств. То есть происходит конвертация обязательств банка в его капитал. Затем мы организуем обратный выкуп акций, который, по расчетам, продлится не более 2,5 лет.

Но на самом деле мы постараемся сделать это еще быстрее. Этот механизм не нов и довольно активно применяется в отрасли. К примеру, регулятор использовал его при санации «Пересвета».

Вкладчики в курсе таких планов и не возражают?

Здесь сошлюсь на обращение наших клиентов к главе ЦБ, датированное декабрем прошлого года. В том письме они говорили о применении именно механизма bail-in, а не процедуры банкротства, при которой, как показывает практика, превышенцы и бизнес возвращают чуть более 3-10 процентов собственных средств. Любой вкладчик должен понимать, что процедура банкротства заведомо никому не выгодна, поскольку принудительная продажа активов и залогов с молотка всегда занижена в разы, что и отражается в конечном счете на возврате вкладов. А вот при акционировании долга возможна полная компенсация тех потерь, которые понесли клиенты. Таким образом, наша главная задача на данный момент — не допустить банкротства банка, добившись необходимого решения в судебной системе, и при исполнении этого условия мы гарантируем полный возврат всех денежных средств 35 тысячам вкладчикам.

Но как вы собираетесь доказать свою правоту?

Во-первых, у нас накоплено большое количество информации, доказывающей недобросовестность регулятора, фактически спровоцировавшего отзыв лицензии у «Югры». Во-вторых, мы готовы подкреплять имеющуюся фактуру независимой экспертизой. В настоящий момент мы намереваемся привлечь к оценке активов «Югры» компетентных специалистов. Остановить банкротство в кассации вполне реально, и мы над этим работаем.

Однако «дыра» в капитале банка, по последним сведениям, достигает 143 миллиардов рублей. Неужели еще есть, что оценивать?

Формирование «дыры» произошло во время пребывания в «Югре» временной администрации, которая трижды занижала капитал и с помощью манипуляций образовала в нем пропасть почти на полтораста миллиардов. А ведь на момент появления в банке делегатов от Агентства по страхованию вкладов, де-факто филиала ЦБ, мы не показывали никаких признаков несостоятельности, и капитал был положительным. «Югра» соблюдала все нормативы, четко выполняла предписания ЦБ, а нарушения в банке отсутствовали, что, кстати, впоследствии признали и представители регулятора.

Одна из претензий временной администрации: плохое качество кредитного портфеля. Насколько известно, сейчас идет тяжелый процесс взыскания долгов с заемщиков «Югры», которых насчитывается 134 компании. То есть хотя бы часть претензий со стороны чиновников была справедливой?

Вообще, у банка никогда не было проблем с заемщиками, и все обязательства обслуживались ими аккуратно, даже несмотря на сложную экономическую ситуацию в стране. Стремительное ухудшение кредитного портфеля пришлось — как и в случае с «дырой» — на то время, когда в «Югре» распоряжалась временная администрация. Почему так произошло? Могу предположить, временная администрация просто не смогла или не захотела договориться с заемщиками о своевременном погашении долга или его реструктуризации.

Но вернемся к вкладчикам. Насколько можно судить по многочисленным обращениям к правоохранителям и в органы власти, они теряют терпение и веру в то, что смогут вернуть свои средства. Как «Югра» может помочь своим клиентам?

Мы очень ценим и уважаем вкладчиков, делающих все для того, чтобы добиться возврата сбережений. Возможно, наши усилия на фоне их пикетов, митингов, воззваний выглядят не слишком ярко, но мы остаемся в правовом поле, действуем строго в нем и используем для спасения банка все предусмотренные законом методы, привлекаем к проблеме внимание контрольных и надзорных органов. Даже пытались конструктивно взаимодействовать с ЦБ, которому неоднократно предлагали план спасения «Югры», но не были услышаны. Что касается непосредственной помощи людям, то мы готовы всячески им содействовать. Например, предоставляя правовую помощь по первому обращению.

И наконец, не могу не спросить об отношении главного акционера банка Алексея Хотина к субсидиарной ответственности. У него имеются возможности погасить обязательства перед вкладчиками из иных источников?

Алексей Хотин работает в команде, которая пытается вернуть «Югру» к жизни. Он никогда не скрывался от кого бы то ни было, постоянно находится в Москве, готов сотрудничать с государственными органами, открыт к диалогу с клиентами банка. Вместе мы обязательно найдем способы вернуть людям деньги, но для этого следует одержать победу в суде, которая еще впереди.