Приход нормальный

Кокаин, героин и ЛСД: почему будущее экономики зависит от наркотиков

Кадр: фильм «Волк с Уолл-стрит»

Топ-менеджеры, руководители компаний, трейдеры и финансисты регулярно сталкиваются с огромным давлением и стрессами. Преодолевать их им зачастую помогают препараты и вещества, которые находятся в серой зоне, а то и вовсе вне закона. В массовой культуре уже сложился образ стремительного финансиста, употребляющего кокс между переговорами, или гениального изобретателя, который находит решения во время кислотного трипа. Судя по признаниям самих участников рынка, такие клише недалеки от реальности. А вот принятые под кайфом решения далеко не всегда так же эффективны, как это показывают в фильмах. Действительно ли финансовый кризис спровоцирован кокаином и почему в Кремниевой долине сидят на героине — в материале «Ленты.ру».

Занюханный Уолл-стрит

По расчетам Национального института по вопросам злоупотребления наркотиками (National Institute on Drug Abuse, NIDA), зависимости американцев обходятся экономике США в 600 миллиардов долларов в год. Помимо прямых расходов на реабилитацию в эту сумму входят и убытки от ошибочных решений и низкой эффективности. Это достаточно приблизительная и, возможно, заниженная оценка. Наркотики могут скрываться за ошибочными решениями огромного числа людей, определяющих лицо мировой экономики.

«Весь Уолл-стрит перепился», — так президент США Джордж Буш объяснил мировой финансовый кризис 2007 года. Спустя несколько лет профессор, бывший глава совета по вопросам наркополитики Великобритании Дэвид Натт уточнил диагноз. По его словам, кризис спровоцировал кокаин, который к тому времени полюбило слишком много финансистов. «Банкиры употребляли кокаин и всех нас привели к ужасной катастрофе», — заявил он в одном из интервью. Нейропсихолог, долгое время отвечавший за наркополитику Великобритании, пояснил, что кокаин делает его любителей излишне самонадеянными и заставляет идти на неоправданно большой риск. Натт также заметил, что кокаин прекрасно подходит для банковской культуры — «культуры возбуждения и драйва, в которой никто не останавливается, всегда хочет получить больше». Точно так же обстоят дела с приемом кокаина.

Натта сразу поддержали коллеги. Доктор Крис Люк согласился, что финансовую систему пошатнули иррациональные решения, которые главы компаний принимали в результате мании величия, вызванной употреблением кокаина. «В финансовых и политических центрах безудержное употребление кокаина заставляет людей чувствовать себя хозяевами мира. Люди принимали безумные решения и думали, что они на 110 процентов правы. Их нельзя было переубедить, что привело к нынешнему хаосу», — сообщил он. Впрочем, алкоголь, считающийся одним из наиболее социально приемлемых наркотиков, не стоит сбрасывать со счетов. Он служит катализатором и заменой для прочих психоактивных веществ. Как заметил Люк, Джордж Буш был прав, но только наполовину — Уолл-стрит напился и обсадился кокаином одновременно.

После заявления Натта хлынули признания участников рынка. Внутри отрасли всем было очевидно, что ситуация зашла слишком далеко. Но, как известно, нельзя просто так взять и притормозить, когда имеешь дело с кокаином и биржевыми спекуляциями. Терни Дафф, некогда успешный трейдер, признался, что главными (и похожими) удовольствиями в его жизни были кокаин и игра на бирже.

Сначала он использовал кокаин исключительно в рекреационных целях после работы, что предсказуемо приводило к упадку сил по утрам. Однако главной проблемой стала адекватная оценка рисков. Два года на кокаине привели к тому, что трейдер стал принимать заведомо ложные решения, которые зачастую противоречили базовым правилам игры на бирже. «Кокаин снизил мои способности оценивать риск даже тогда, когда я не находился под его воздействием», — делает вывод Дафф. По его словам, кокаин на Уолл-стрит достать не сложнее, чем марихуану на концерте Grateful Dead. Это значит, что для этого придется приложить некоторые усилия, однако получить желаемое особого труда не составит, чем многие охотно пользуются. По его словам, сам образ жизни современного финансиста, связанный с долгой работой, постоянным риском и огромными возможностями крайне располагает к употреблению кокаина. Впрочем, Дафф оговаривается, что не все обитатели Уолл-стрит от природы наркоманы.

Олицетворением того, как Уолл-стрит под влиянием кокаина чуть не угробил мировую финансовую систему, стал некогда крайне успешный бизнесмен Бернард Мейдофф. Его называли одним из столпов Уолл-стрит, пионером электронных торгов. Он занимал должность председателя совета директоров фондовой биржи NASDAQ. Все кончилось в 2008 году, когда его обвинили в создании, возможно, крупнейшей в истории финансовой пирамиды и приговорили в общей сумме к 150 годам заключения. После ареста гениальный бизнесмен и филантроп открылся широкой публике с новой стороны. Как выяснилось, он заказывал на работу кокаин в таких количествах, что его кабинет прозвали «северным полюсом». Впрочем, не стоит думать, что весь этот «снег» Мейдофф брал для себя. Он охотно делился с подчиненными и партнерами по бизнесу. Для поддержания командного духа в офисе проходили дикие вечеринки с кокаином и обнаженными моделями.

По другую сторону Атлантики ситуация примерно та же. Один из бывших сотрудников лондонского Сити признал, что большинство из тех, с кем он вместе работал, регулярно взбадривали себя несколькими дорожками, что развивало невероятный апломб и самоуверенность. Результатом стал глобальный кризис. Как сообщил анонимный разоблачитель, после того как надутый под кокаином пузырь лопнул, многие его бывшие коллеги решили умерить свое потребление «боливийской пудры».

Нужен ксанакс

После 2007 года предпочтения игроков финансового рынка несколько изменились. Кокаин начал постепенно сдавать свои позиции, как принято считать, более мягким и безобидным наркотикам. Впрочем, Тимур Алиев, врач психиатр-нарколог, уточнил «Ленте.ру», что мнение о существовании легких и легальных наркотиков довольно наивно. «Инсайдерам известно о трагических поворотах колеса фортуны, поэтому их иллюзия меньшего риска от меньших доз наркотиков как бы "работает", но зависимая личность есть зависимая личность. От этого никуда не деться», — сообщил он.

Как бы то ни было, после того как шумные кокаиновые вечеринки обернулись крахом финансовой системы, отрасль решила немного успокоиться и перешла на седативы. В 2010 году 84 процента сотрудников Уолл-стрит, проваливших тесты на наркотики, употребляли марихуану. В 2007 году на ее долю приходилось 67 процентов тестов. Количество употребляющих кокаин сократилось вдвое — с 14 до 7 процентов.

Стоит отметить, что тест на наркотики провалили только два процента сотрудников. Удивительно небольшая доля, учитывая признания самих бизнесменов, связана с тем, что тесты проводятся крайне редко и выборочно. Однако тренд понятен и совпадает с рыночными реалиями. Кризис убедительно показал, что бизнесмены не всемогущи. Безудержный рост сменился спадом, многим это было тяжело принять. Поэтому препараты, которые гнали вперед, сменились веществами, помогающими успокоиться и ценить стабильность.

«Марихуана "помогает" принять ситуацию, как она есть. Разве это приводит к большим деньгам? Нет! Можно сказать, что ее потребляют дауншифтеры несбыточной мечты», — заметил Алиев.

По той же причине стремительно набрали популярность аптечные седативные препараты: викодин и ксанакс. К 2013 году психиатры, обслуживающие финансовую элиту Нью-Йорка, заявили, что фармакопея уже практически вытеснила привычный кокаин. Как отмечалось в исследовании профессора Александры Мишель, 6 из 10 менеджеров, работающих на рынке финансов, столкнулись с серьезными психическими проблемами, которые пытаются лечить медикаментозным путем. При этом нередко они добиваются рецептов без клинических показаний и злоупотребляют препаратами. Доктор Николас Кардарас, клинический директор The Dunes East Hampton (элитный реабилитационный центр на Лонг-Айленде), заметил, что теперь классическая встреча за ланчем сопровождается не парой бокалов мартини, а парой таблеток ксанакса или викодина.

Впрочем, о стимуляторах тоже не забывают, наибольшей популярностью пользуются аддералл и риталин. В ряде стран они запрещены, где-то активно используются. Хотя в отличие от уличных наркотиков, речь идет о препаратах аптечного качества, при злоупотреблении здесь включается тот же механизм, что и со всеми прочими наркотиками. Сначала эйфория, прилив, сопровождающийся активным выбросом дофамина, серотонина, окситоцина, норадреналина и многих других нейротрансмиттеров, затем формирование толерантности организма к наркотику и, как следствие, — возрастание зависимости, требующее больших доз, что значит — токсический удар по организму. При неумеренном потреблении можно получить те же побочные эффекты, что и с другими стимуляторами: бессонницу и тревожность, граничащую с паранойей. Так что можно признать, с некоторыми оговорками, что бизнес на качелях аддералл-ксанакс стал более осторожным и спокойным.

Даже такое шаткое равновесие не могло продолжаться долго. Известно, что одни наркотики открывают дверь другим. К 2018 году на сцену вышло новое поколение, которое не столь осмотрительно. Чтобы справиться со стрессом на работе, миллениалы используют тот же аптечный набор стимуляторов и антидепрессантов, что и старшие коллеги. Но они полюбили и такие уличные наркотики, как кокаин и метамфетамин.

Нью-йоркский психиатр Джонатан Альперт, работающий преимущественно с молодыми аналитиками и трейдерами, сообщил, что его пациенты предпочитают вещества, которые, с одной стороны, усиливают концентрацию, а с другой — имеют яркий эйфорический эффект: метамфетамин и кокаин. Также его пациенты крайне активно пользуются услугами секс-индустрии (проститутки, массажные салоны и схожие способы увеселений). Все это, по его словам, свидетельствует о комплексном поведенческом расстройстве, типичном для отрасли. Людям необходимо вернуть себе чувство контроля над ситуацией и проще всего это сделать за счет таких экстремальных шагов, считающихся в конечном итоге формами причинения себе боли.

Как пояснил «Ленте.ру» Алиев, сама идея такого образа жизни связана с формированием зависимости. «Существует множество и нехимических зависимостей: еда, секс, спорт, трудоголизм и прочее, и прочее. Кто-то остается на этом уровне, кто-то идет дальше, — заметил он. — От всеобщего внимания ускользает тот факт, что наркотическое опьянение — это не единственное, запредельное здравому смыслу состояние. Что происходит с мозгом и психикой, когда "уходит волна"? Остается "выжженная" нейронная сеть, а серьезные вопросы, влияющие на глобальные процессы, не перестают возникать. Какие решения могут прийти в абстиненции и интоксикации? Непредсказуемо!»

Кремниевая долина чудес

Пока Уолл-стрит убивала себя кокаином и алкоголем, а потом решила замедлиться при помощи ксанакса, Кремниевая долина создавала себе имидж креативного места, где особенные люди позволяют себе заглянуть в глубины сознания. Там резиденты сделали выбор в пользу галлюциногенов, о чем не стеснялись сообщать прессе. Журналистка The New York Times Кара Свишер пишет, что только за 2018 год местные знаменитости четыре раза за ланчем предложили ей попробовать галлюциногенные грибы, которые, по мнению собеседников, помогут улучшить ее навыки в журналистике.

Три раза ей сообщили, что экстази сделает ее более общительной. Множество раз речь заходила о микродозах ЛСД. Еще чаще о марихуане, которую здесь употребляют всеми возможными способами. Также речь шла о самых разных галлюциногенах вплоть до таких экзотических, как аяуаска (галлюциногенный отвар, традиционно изготовляемый шаманами бассейна Амазонки для общения с духами) или DMT (диметилтриптамин, сильный психоделик, вызывающий мистические переживания). Трипы стали частью корпоративной культуры, о которой говорят открыто. На фестиваль Burning Man отправляется множество топ-менеджеров из Кремниевой долины, «возможно, в ходе фестиваля под кетамином к ним придет идея нового стартапа», предполагает Свишер. По ее словам, технические специалисты здесь так высоко ценят свое время, что не могут использовать наркотики просто для развлечения, поэтому выбирают наиболее продуктивную форму отдыха.

Работающий в Кремниевой долине в компании Ciscо инженер Кевин Херберт также уверяет, что все делается ради работы. Лучшие бизнес-идеи к нему приходили под лизергином на концерте Grateful Dead. В Кремниевой долине всегда семидесятые. При помощи кислоты стремятся «взломать» мозг и раздвинуть пределы восприятия. Многие восходящие звезды компьютерной индустрии, признается Крис Херберт, в понедельник делятся с коллегами веселыми историями о своих трипах на выходных. Тим Феррис, инвестор, вкладывающий в IT-проекты, также заявляет, что знаком со многими успешными предпринимателями, принимающими галлюциногены на регулярной основе. Сотрудник одной из крупнейших компаний Кремниевой долины рассказал, что под грибами принял главное решение в своей карьере: отказался от работы менеджера и занялся компьютерной безопасностью. Буквально каждый в Кремниевой долине верит в пользу галлюциногенов. Если такой авторитет, как Стив Джобс, признавался, что кислота, которую он начал принимать в колледже, помогла ему нестандартно мыслить, не стоит подвергать это сомнению.

«Эти наркотики уже не для бизнесменов, а для "утонченных искателей", которые зачастую неосознанно служат той же банальной истине — прибыли ради прибыли. Безусловно, может возникнуть подъем креативности, но что за этим стоит? Смотрите сами, спортсмену нужен допинг для выносливости, у тела есть свой энергетический лимит, который можно потратить единовременно. Нам это интересно? Нет, мы хотим шоу! Чтобы чего-то достичь, якобы нужно быть в этом 24/7, несите психостимуляторы! А креативность — это еще более трудоемкая и неконкретная вещь, но это приносит деньги. Поэтому немного кислоты "не повредит"», — пояснил психиатр-нарколог.

При этом он напомнил, что в формировании наркомании лежит единый психический механизм. «Личность, опыт, мотивация — все это стирается, унифицируется. Какая, по сути, разница, быстро или постепенно это происходит? Тем более никто не знает, какие "сюрпризы" может преподнести наш мозг», — замечает Алиев.

Время героина

В 2014 году один из руководителей Google Форрест Тимоти Хейс скончался от передозировки героина в возрасте 51 года. Смертельный наркотик топ-менеджер употреблял на яхте с проституткой, которая была вдвое младше него. Вряд ли он или кто-то другой из ветеранов отрасли рассуждал во время интервью о значении героина в работе, но опиаты уже играют в жизни Кремниевой долины не меньшую роль, чем ЛСД.

Расположенный рядом с Кремниевой долиной элитный реабилитационный центр для лиц, употребляющих наркотики, Summit Estate сообщает, что последние несколько лет в IT-индустрии стремительно растет потребление героина, так же, как и оксиконтина (популярное в США обезболивающее на основе опиоидов, известное как «деревенский героин») и стимуляторов, которые удается легально доставать по рецепту. По словам медицинских специалистов, большинство сотрудников помимо зависимости могут похвастаться высоким интеллектом, поэтому им длительное время удается блестяще скрывать свои увлечения, что в конечном итоге только усугубляет проблему.

Кали Эстес, психиатр, специалист по реабилитации, сообщает о нескольких сотнях пациентов из числа IT-специалистов, большинство из которых были руководителями высшего звена. «Они шли ко мне из Apple, из Twitter, из Facebook, из Google, из Yahoo, там все очень плохо», — перечисляет Эстес.

Во всех этих компаниях сотрудники столкнулись с зависимостью от героина, аптечных опиатов и разного рода стимуляторов. Подобные случаи компании старательно скрывают — новости о том, что сотрудники употребляют такие «некреативные» наркотики, могут негативно отразиться на бизнесе. Тестируют сотрудников при этом крайне редко. «Всем нужен в первую очередь высокий результат, и не волнует, каким образом он достигнут», — говорит Эстес.

Доктор Норман Уолл, специалист по детоксикации, который работает с сотрудниками из таких компаний, как Apple, сообщил, что в Кремниевой долине карьера приводит к таким же жестким качелям, как и на Уолл-стрит. Работать надо много и эффективно, поэтому приходится прибегать к стимуляторам. Некоторые специалисты вместо утреннего кофе предпочитают взбодрить себя, например, метамфетамином. После интенсивного двенадцатичасового рабочего дня дома им надо немного успокоиться, и тут на помощь приходит оксиконтин или любой другой достаточно сильный опиат. Дейв Марлон, специалист реабилитационного центра Solutions Recovery Inc., признал, что к нему обращалось много топовых IT-специалистов, которые уже не могли начать работу без утренней дозы героина или оксиконтина.

Как отмечает психиатр-нарколог Алиев, опиаты становятся финальной стадией. С ними речь идет не о повышении продуктивности, а о смертельной болезни. Если кокаин позволяет какое-то время оставаться на плаву и даже двигаться вверх при благоприятной рыночной конъюнктуре, то под героином финансовую империю уже не построишь.

Сор из избы стараются не выносить, но внутри профессионального сообщества, по сообщению высокопоставленного источника, употребление героина уже стало нормой и не скрывается от коллег. С 2012 по 2014 год потребление героина в Кремниевой долине выросло на 246 процентов, по данным Агентства по борьбе с наркотиками Калифорнии. А ежегодный объем рецептов, выписываемых на обезболивающие, которые содержат опиаты, составляет 1,4 миллиона штук.

Зомби Маск

Бизнесмены старой школы взбадривали себя кокаином и, как видно на примере Мейдоффа, могли достаточно долго держаться на плаву, скрывая от публики свои противозаконные развлечения. Но выдающиеся предприниматели новой эры имеют дело с менее предсказуемыми веществами. Любопытно будет проследить дальнейшую судьбу Илона Маска. Не так давно его превозносили как величайшего гения современности и спасителя человечества, однако в последнее время чаще обсуждают в связи с обескураживающим поведением.

Ложные сообщения о намерении сделать компанию частной, которые в итоге стоили ему поста председателя совета директоров Tesla и привели к уголовному делу, заставили среди прочего задуматься, насколько далеко зашли отношения Маска с марихуаной (или иными психоактивными веществами). Так, Американская комиссия по ценным бумагам заявила, что курс, по которому он обещал выкупить акции Tesla, был специально округлен до 420 долларов. Это шутка, понятная внутри культуры каннабиса (4:20 — время курить марихуану). Впрочем, учитывая, что в ряде штатов марихуану уже легализовали, скрывать тут нечего. Сам Маск не стеснялся курить каннабис в прямом эфире, что, впрочем, на пользу бизнесу не пошло. В 2016 году в твиттере он признался (предположительно, шутки ради), что сохранять высокую результативность при минимуме сна ему удается благодаря крэку.

В 2018 году Маск дал часовое интервью по телефону The New York Times. Как сообщили репортеры, во время беседы он резко срывался со смеха на рыдания, жаловался, что переживает тяжелейший год и ему приходится работать по 120 часов в неделю. Также в этом любопытном интервью Маск сообщил, что время от времени принимает амбиен, чтобы уснуть.

Это крайне сильное снотворное, запрещенное в ряде стран. Производитель предупреждает, что препарат может привести к таким эффектам, как сомнамбулизм. Не до конца проснувшиеся пациенты могут не только ходить во сне, но и готовить себе странную еду, управлять машиной и заниматься сексом. Утром они, как правило, ничего не помнят. Несмотря на такие побочки, амбиен стал популярен на улицах в качестве наркотика с красноречивым названием «зомби». Наркопотребители оценили, что препарат вызывает сильную эйфорию и галлюцинации. Это не такой редкий случай нестандартного использования снотворного. В девяностые популярным клубным наркотиком стало снотворное метаквалон. В частности, его крайне любил Джордан Белфорт, более известный как Волк с Уолл-стрит.

К побочным эффектам от амбиена относятся, в частности, истерия, резкие перепады настроения, неконтролируемые желания и делирий (психоз, вызванный употреблением психоактивных веществ). Понятно, что на основании сообщений в прессе не следует ставить диагноз, однако нельзя не заметить, что большая часть из этого списка совпадает с поведением Маска за последний год. Увлекся амбиеном Маск до того, как у него начались проблемы. Еще в 2016 году глава Tesla сообщил миру, что уяснил: принимать амбиен — глупый поступок. Также он традиционно сваливает на препарат свои странные твиты, которые размещает поздно ночью.

Ключевые решения, определяющие судьбу экономики, принимают обычные люди, которые подвержены тем же психическим проблемам, что и все остальное население. Успешные компании, а зачастую и целые отрасли могут двигаться в наркотической траектории: от резкого взлета и эйфории к полному упадку и абстиненции. Впрочем, просчитать циклы не так просто. Конечно, далеко не все употребляют наркотики, с другой стороны, серьезное употребление предпочитают держать в тени.

«Сейчас эта тень вовсе не в подсознании или в закрытых клубах, тень — в мейнстриме. В каком фильме сейчас босс не употребляет кокс? Не гоняет пьяный на полной скорости?» — говорит психиатр-нарколог Тимур Алиев. Как он заметил, привычный образ, сформировавшийся в массовой культуре, стал удобной ширмой, проблема воспринимается сквозь призму развлекательных историй и уже не кажется столь серьезной. «В реальной жизни все должно быть серьезно, поэтому и трудно поверить, что наркотик всему голова», — замечает он.

Очевидно, что большому бизнесу сопутствуют серьезный стресс и психические нагрузки. Они могут закономерно приводить к разного рода психическим расстройствам, в том числе и зависимостям. Глядя на прошлые истории взлетов и падений, проследить закономерности кажется довольно легким. Судьбу компании нередко можно определить не только по экономическим показателям, но и на основании заключения нарколога.

Экономика15:0912 декабря

«Не буди лихо, пока оно тихо»

Экологические налоги и меры по улучшению климата вызывают протест во всем мире
Экономика00:0611 декабря

Черная мечта

Россияне хотят жить хорошо на деньги от нефти. Аляска делает это уже 40 лет