Король кокаина

Он стал главным наркобароном всех времен. Его люди погрузили Колумбию в террор

Кадр: фильм « Эскобар»

...25 лет назад на крыше одного из домов Медельина был застрелен Пабло Эскобар — самый известный наркобарон всех времен. Он подсадил США на кокаин и построил крупнейшую в Колумбии подпольную империю с оборотом в десятки миллиардов долларов. Стремясь в политику, Эскобар сумел проникнуть в колумбийский Конгресс и объявил своим врагам войну, на долгие годы погрузив страну в хаос и террор. Жестокий и беспощадный, король кокаина всю жизнь купался в роскоши — и даже построил для себя собственную тюрьму с казино и проститутками. Но когда от рук Эскобара стали гибнуть дети и невинные, от него отвернулись все — и наркобарон №1 превратился в главного врага государства для Колумбии, за которым началась большая охота...

Однажды в Колумбии

Будущий король кокаина Пабло Эмилио Эскобар родился 1 декабря 1949 года в небогатой семье крестьянина Хесуса Дари Эскобара и учительницы Хемильды Гавирия из городка Рионегро в Колумбии. Детство Эскобара — третьего ребенка в семье — прошло в окружении шпаны, идолами которой были местные бандиты: вечерами мальчишки собирались и травили байки о похождениях очередного отморозка.

Впрочем, сам Пабло в детстве грезил о политике и хотел стать президентом. В крайнем случае юный Эскобар был согласен на судьбу колумбийского Робина Гуда, наказывающего богачей за жадность и раздающего их добро беднякам. В самом деле благородство подростку было не чуждо: он нередко брал продукты у торговцев в кредит — они соглашались из уважения к его матери. Потом Пабло подкармливал своих одноклассников из бедных семей — те настолько недоедали, что падали в обморок прямо на уроках. Впрочем, с возрастом таких порывов у Эскобара становилось все меньше.

Когда Пабло исполнилось 12 лет, его семья в поисках лучшей жизни перебралась в соседний город Энвигадо. Там мать Эскобара открыла собственную начальную школу, где стал учиться и ее сын. Он быстро примкнул к ученикам, поддерживающим оппозицию и идеи революции, — особенно их вдохновлял кубинский переворот 1953-1959 годов. Молодой бунтарь быстро пошел по наклонной: однажды он похитил из учительской листы с экзаменационными заданиями и раздал их ученикам. Пабло стал прогуливать уроки и курить марихуану, на чем однажды и попался учителям, которые исключили его из школы.

Кумир бедняков

Оказавшийся не у дел 16-летний юноша не стал сидеть сложа руки. Первое, чем занялся Эскобар, было воровство могильных плит с кладбища города Медельин — туда он сбежал от порицания родителей. Надгробия со стертыми надписями вор продавал перекупщикам из Панамы, но много денег ему это не принесло. Тогда Пабло перешел к более серьезному криминалу: он стал угонять и перепродавать машины, занялся контрабандой табака, но и мелкое воровство не оставил.

В этих темных делах Эскобар проявил лидерские качества, которые вскоре помогли ему сколотить небольшую группировку. Ее члены занялись вымогательством: они находили хозяев дорогих машин и требовали с них деньги, грозя угоном при отказе. Если жертва все же отказывалась, то машины действительно лишалась, — бандиты не блефовали.

Поднаторев в шантаже, подручные Эскобара перешли к похищениям людей: одной из их самых известных жертв стал зажиточный землевладелец Диего Эчеварио. Успешного и жестокого предпринимателя ненавидели все бедняки Медельина, на чью поддержку Эскобар очень рассчитывал.

В 1971 году бандиты похитили Эчеварио, потребовав крупный выкуп у его семьи — но деньги так и не получили. Тогда похитители стали пытать землевладельца, пытаясь выяснить, где он спрятал сбережения. Так и не получив ответ, они задушили свою жертву, а тело выбросили на городскую свалку.

Эскобар даже не скрывал свою причастность к смерти Эчеварио, но в итоге не понес за нее никакого наказания. Больше того, прознавшие о похищении и казни бедняки прониклись уважением к Пабло, прозвав того El Doctor. И Эскобар отвечал на их симпатии: на деньги от своих преступлений он возводил для бедняков Медельина дешевое жилье, за что те любили его все больше и больше.

Кокаиновая заря

В начале 70-х Эскобар обратил внимание на стремительно развивающуюся криминальную отрасль — поставки кокаина в США. Понимая, какие огромные деньги в них замешаны, он решил целиком сконцентрироваться на наркобизнесе, оставив другой криминал. Вначале Эскобар стал посредником: покупал кокаин у производителей и с наценкой перепродавал его контрабандистам. При этом Пабло столь жестко боролся с конкурентами, что уже к середине 70-х считался главным наркобароном Колумбии.

Если Эскобар не мог устранить конкурентов, он объединялся с ними. Вместе с тремя сильнейшими из них в 1977 году кокаиновый король Колумбии создал знаменитый Медельинский картель. К тому моменту Эскобар уже успел вступить в войну с правоохранительными органами: в 1976 году его пытались задержать полицейские, получившие у местного судьи ордер на его арест. Пабло откупился — но обиду не забыл. Вскоре инициировавший арест офицер и поддержавший его судья были убиты.

О жестокости Эскобара слагались легенды: смерть (причем крайне жестокая) грозила каждому, кто рискнул бы вывезти кокаин из Колумбии без ведома главного наркобарона страны. Каждый производитель белого порошка был обязан отдавать его на реализацию людям Эскобара за комиссию в 25-30%. При этом король кокаина стремился развивать свой бизнес: если раньше для перевозки наркотиков в Штаты он использовал наемных перевозчиков, то со временем стал налаживать свои каналы наркотрафика. Его основой стали самолеты — впрочем, ходили упорные слухи, что Эскобар первым догадался использовать для перевозки кокаина небольшие подводные лодки, которые пограничникам было сложно отследить.

Серебро или свинец

Вскоре наркобарон №1 решил не переплачивать и за готовый кокаин: вместо этого он устроил в непроходимых колумбийских джунглях несколько наркофабрик по производству белого порошка. Сами же кокаиновые кусты подручные Эскобара выращивали на юге Колумбии — в безлюдном районе плато Идолов. Постепенно Пабло опутал сетями своего влияния всю Южную Америку. Благодаря хитроумному помощнику Карлосу Ледеру, он создал настоящий «наркопорт» на Багамах — перевалочный пункт при поставках кокаина в США. Сам Ледер прославился акцией «первая доза бесплатно», которая быстро увеличила число клиентов-наркоманов.

К концу 70-х годов Медельинский картель стал лидером наркобизнеса в Штатах, взяв под контроль 80% рынка. Порой выручка Эскобара лишь за один день доходила до 420 миллионов долларов. А ежегодный доход его картеля при средних продажах в 15 тонн кокаина составлял около 22 миллиардов долларов. Все эти огромные суммы проходили через главного бухгалтера короля кокаина — его старшего брата Роберто. Когда последний в 1993 году оказался в тюрьме, на его имя пришло письмо, — Роберто открыл послание — и грянул взрыв, практически лишивший зрения медельинского казначея.

Секрет невероятного успеха империи Эскобара во многом был в бесконечном подкупе стражей порядка и чиновников. «У всего на свете есть цена, и самое важное — это умение ее определить», — делился своими мыслями с приближенными Эскобар. Он в самом деле мог купить любого: однажды к перевозке оборудования для нарколаборатории Медельинского картеля было привлечено целое воинское подразделение — 43 сержанта и 5 офицеров. А командовал ими капитан, который немногим раньше прошел курс «молодого бойца» с наркомафией...Ну а тех, кто сотрудничать не хотел, Эскобар либо запугивал, либо убивал. Его излюбленным девизом была фраза «Серебро или свинец».

Роскошь на крови

По подсчетам оперативников американского Управления по борьбе с наркотиками (УБН), помимо миллиардов на счетах, Пабло Эскобар на пике своей преступной карьеры владел полусотней раритетных авто и тремя десятками шикарных поместий с бассейнами, собственными озерами с рыбой, мини-аэропортами и многими другими предметами роскоши.

К примеру, в особняке Hacienda Napoles стоимостью 63 миллиона долларов, где Пабло проживал чаще всего, был собственный зоопарк. Там, в хорошо обустроенных загонах обитали антилопы, бегемоты, слоны, жирафы, кенгуру, розовые фламинго и носороги. Неподалеку от зверинца находился дендрарий с экзотическими растениями. При этом посмотреть на всю эту экзотику свободно и бесплатно мог любой колумбиец.

Эскобар знал толк в красивой жизни. Для своего сына он устроил собственный динопарк со скульптурами динозавров в натуральную величину. А для себя, ценителя гангстерской тематики, король кокаина сумел достать автомобиль, в котором в 1934 году была застрелена самая знаменитая преступная пара всех времен — Бонни Паркер и Клайд Бэрроу. Ворота резиденции Эскобара, которую содержала прислуга из 1700 человек, украшал легкомоторный самолет, на котором его люди доставили первую партию наркотика в США.

Король кокаина любил устраивать в своем дворце пышные вечеринки — причем всегда со школьницами. Юных девушек подручные наркобарона останавливали прямо на улицах и настойчиво предлагали поехать в гости к Эскобару. Он сам купался в женском внимании, несмотря на брак: весной 1976 года женой владельца подпольной империи стала забеременевшая от него 15-летняя Изабель Сантос. Она подарила Эскобару сначала сына Хуана Пабло, а спустя несколько лет — дочь Мануэлу.

Впрочем, крохи с барского стола главного наркобарона Колумбии доставались и простым жителям страны. Он стал основателем соцпрограммы «Продвижение гражданского права», в рамках которой поддерживал колумбийцев в борьбе с повсеместным уничтожением деревьев, инициированным властями. На деньги от кокаина Эскобар обустраивал дороги, волейбольные и баскетбольные площадки, футбольные поля, школы и церкви. Бедняков его подручные устраивали в построенные интернаты, получившие название «дома Пабло Эскобара». По всему Медельину висели плакаты с надписями «Не бывать в Медельине трущобам» и автографом главного благодетеля города. Ко всему прочему, каждое рождество он одаривал игрушками бездомных детей. Но когда у Эскобара начались проблемы, вести себя он стал совсем иначе.

Заклятый враг

Сказочно разбогатев, король кокаина обратился к своим детским мечтам о политике. Вложив немало средств в собственное продвижение, Эскобар сумел стать замещающим членом колумбийского Конгресса: если кто-то из конгрессменов не мог присутствовать на собраниях, Пабло принимал решения за него. Чтобы исполнять свой долг перед отечеством, наркобарон вместе с семьей перебрался в столицу Колумбии Боготу.

Конечно, Эскобар хотел куда большего — он метил в президенты. И как знать, возможно, Пабло со временем и достиг бы этой цели, если бы в 1984 году не нажил себе заклятого врага. Им стал министр юстиции Родриго Лара Бония, который не только с презрением относился к королю кокаина, но и сумел доказать, что в предвыборную компанию Эскобара были вложены «грязные» деньги от продажи наркотиков. С подачи Бонии в январе 1984 года наркобарона исключили из Конгресса.

Изгнанный парламентарий в долгу не остался: 30 апреля 1984 года, когда Mercedes министра юстиции остановился на светофоре, его в упор расстреляли двое головорезов Эскобара. Получив несколько пуль в плечо, Бония попытался было спрятаться между сиденьями, но был добит контрольным выстрелом в затылок. Покидая место преступления на мотоцикле, киллеры врезались в дерево: один из бандитов погиб на месте, второго задержали оперативники.

Вскоре после убийства Бонии по подозрению в организации преступления были задержаны несколько приближенных Эскобара, начались слушания, но люди наркобарона застрелили ведущего процесс судью. В итоге непосредственный убийца министра юстиции так и не был толком наказан. Но преступление такого масштаба не прошло даром для заказчика: объявленный в розыск Эскобар был вынужден залечь на дно. Между тем погибший министр юстиции посмертно одержал победу над своим грозным противником, навсегда закрыв ему путь в политику. Пытаясь вернуться туда, Эскобар обещал властям Колумбии погасить весь внешний долг страны — 13 миллиардов долларов. Ответом ему был гордый отказ.

Тень США

Вскоре Эскобар получил еще один мощный удар: правительство США во главе с Рональдом Рейганом, обеспокоенным засильем низкопробного кокаина в стране, заключило с властями Колумбии договор. Согласно ему, каждый наркобарон, замешанный в экспорте кокаина, должен был подвергнуться экстрадиции в Штаты. Подобная перспектива вряд ли могла обрадовать наркобарона №1, ведь отправка в США лишила бы его любых шансов на управление собственной подпольной империей.

Для противостояния с властями Колумбии Эскобар создал террористическую группировку под названием Los Extraditables («Подлежащие выдаче»). Ее боевики начали охоту на полицейских, пытающихся бороться с наркомафией в стране, журналистов, судей, чиновников... Лишь за два года террористы убили около 500 стражей порядка, а общее число их жертв составило несколько тысяч человек.

Самой громкой из акций Los Extraditables стало нападение на Дворец Правосудия в Боготе, совершенное при участии партизан в 1985 году. Спонсируемые Эскобаром оппозиционеры с пулеметами и гранатами захватили здание. Пока бунтари держали оборону, ими были уничтожены все документы, подготовленные для экстрадиции в США ряда задержанных наркоторговцев. В итоге силовики взяли Дворец Правосудия штурмом — но крайне неудачно — 97 заложников (в том числе 11 судей) погибли. Судебная система Боготы была парализована: выжившие слуги Фемиды были настолько напуганы, что долгое время не соглашались вести процессы.

Золотой беглец

Используя все свои связи и огромные деньги, Эскобар попытался отменить закон об экстрадиции при помощи коррумпированных чиновников. Поначалу ему это удалось: в 1986 году Верховный суд отменил договоренность между США и Колумбией. Но радовался наркобарон недолго: спустя всего пару дней новоизбранный колумбийский президент Верхилио Барко аннулировал решение суда и оставил договор в силе. Почти сразу в США отправили одного из ближайших помощников Эскобара.

Он сам был вынужден скрываться от властей, создав для этого целую серию убежищ в колумбийских городах. Тут Пабло помогла любовь бедняков: повсюду у него находились добровольные осведомители, которые при приближении полицейских спешили предупредить о них своего кумира. Вместе с Эскобаром пряталась и его семья: спустя несколько десятилетий сын наркобарона вспоминал, как однажды, будучи в бегах, им пришлось ночевать буквально в чистом поле, где не было даже дров, чтобы разжечь огонь и согреться.

Тогда Пабло стал жечь деньги — главное, что было при нем. За ночь Эскобар стал беднее на несколько миллионов долларов, но семью согрел. «В этой жизни я могу найти замену любой вещи, но я никогда ничем не заменю своих жену и детей», — любил говорить наркобарон.

Конечно, жизнь в бегах его нисколько не устраивала. В 1989 году Эскобар попытался пойти на сделку: он предложил властям Колумбии сдаться, но при условии, что в США его не отправят. Предложение наркобарона так и осталось без ответа — и в стране начался новый виток террора. Всего за два августовских дня 1989 года были расстреляны три видных борца с Медельинским картелем. Будучи кандидатом в президенты Колумбии, политик Луис Галан неоднократно обещал, что в случае своего избрания он даст бой всей наркомафии страны, переловит всех наркобаронов и отправит их в американские тюрьмы. 18 августа на митинге его застрелил снайпер. Такая же участь постигла полковника Вальдемара Контеро и судью Карлоса Валенсию.

К этому времени журнал Forbes включил Пабло Эскобара в список богатейших людей планеты и оценил его состояние в три миллиарда долларов. Хотя на деле наркобарон заработал гораздо больше: одни только ежегодные потери у него составляли около двух миллиардов долларов — деньги в разбросанных по стране хранилищах попросту уничтожали крысы. А резинки для купюр ежемесячно обходились королю кокаина в 2,5 тысячи долларов.

Время террора

Не успели власти Колумбии прийти в себя от череды убийств, как последовала серия кровавых терактов: от семи взрывов, организованных бандитами из Los Extraditables осенью 1989 года, погибли больше 30 человек, а на больничных койках оказались порядка 400 пострадавших, многие из которых на всю жизнь остались инвалидами. От террора Эскобара в Медельине каждую неделю гибли 40-50 человек, среди колумбийцев началась жуткая паника. За поимку наркобарона-террориста была назначена награда в миллион долларов США.

Но Эскобар в своем кровавом терроре превзошел самого себя. 27 ноября 1989 года его подручные пронесли на борт пассажирского Boeing 727 одной из колумбийских авиакомпаний бомбу, которая взорвалась спустя несколько минут после взлета. Целью теракта был идейный борец с наркоторговлей и кандидат в президенты Колумбии Сезар Трухильо — но политик в последний момент лететь передумал. Жертвами взрыва стали 107 человек: 101 пассажир и 6 членов экипажа. Еще троих колумбийцев убили рухнувшие на землю обломки самолета.

Однако террор, проводимый наркобароном, не остановил, а лишь озлобил охотящихся на него силовиков. После авиакатастрофы они разгромили большую часть химических лабораторий Медельинского картеля. В результате облавы добычей стражей порядка стало около 4,5 тонны кокаина, они также конфисковали множество принадлежащих Эскобару особняков, ферм, самолетов, автомобилей и катеров. В ответ на это Пабло не придумал ничего умнее, как увеличить сборы с наркодельцов: прежние 20-30% выросли до грабительских 60-70%. Число врагов Эскобара стремительно росло.

Впрочем, куда больше короля кокаина ненавидели родственники и друзья тех, кто погиб от рук его людей при расправах и терактах. Всеобщей ненавистью к Эскобару не преминул воспользоваться Элмер Эрерра (Пачо) — один из лидеров картеля Кали, конкурирующего с Медельинским. Именно Пачо принадлежала идея создания группировки под названием «Perseguidos por Pablo Escobar» (сокращенно — Los Pepes), в переводе «Преследуемые Пабло Эскобаром». Участники этой организации стали тесно сотрудничать с полицией Колумбии, которая была совсем не против дополнительной помощи в поимке врага государства №1.

Тюрьма мечты

Одним из главных охотников на Эскобара стал начальник секретной полиции Колумбии, генерал Мигель Маса Маркес. Опальный наркобарон попытался устранить генерала при помощи теракта, совершенного в Боготе 6 декабря 1989 года. Маркес даже не пострадал — но погибли 62 мирных жителя. После этого от Эскобара отвернулись купленные им чиновники: даже за огромные деньги они не захотели сотрудничать с террористом.

Лучшие сыщики и оперативники Колумбии и США объединились в «Особую поисковую группу» для охоты на короля кокаина. Они быстро уничтожили троих ближайших помощников Эскобара: лидеров Медельиского картеля Хильберто Рендона, Хосе Гонсало Родригеса Гачо и его сына Фредди. Одновременно с этим переживающему не лучшие времена Медельинскому картелю объявил войну картель Кали — обе стороны стали нести серьезные потери.

Превратившийся в загнанного зверя Эскобар вернулся к своим старым методам и начал похищать людей — причем не простых колумбийцев, а родственников известных политиков. Среди них оказались близкие нескольких бывших президентов Колумбии. Под их напором действующий президент страны Сезар Гавирия был вынужден уступить: он согласился принять капитуляцию Эскобара, а взамен пообещал нарушить договор с США и не отдавать им главного врага.

Лояльностью президента тут же воспользовался сам Пабло, который выбил себе право содержаться в тюрьме La Catedral, которую сам же и построил на одном из горных склонов Энвигадо. Впрочем, назвать тюрьмой то, что в итоге возвел наркобарон, можно было с трудом: на огромной территории располагались бассейн, футбольное поле, сады, водопады и площадка для барбекю. А внутри тюремных зданий нашлось место для казино, сауны, танцпола и многочисленных баров с элитным алкоголем.

Казни за решеткой

19 июня 1991 года Эскобар торжественно сдался в руки правосудия и вскоре прибыл в La Catedral. Он быстро обжился на новом месте: его «срок» скрашивали подельники в компании девушек легкого поведения. Еще одним видом досуга для Пабло стали постоянные свидания с семьей — для его супруги и детей доступ на территорию тюрьмы был неограничен. Через некоторое время Эскобара и вовсе стали замечать на трибунах стадионов — как оказалось, наркобарона иногда выпускали из тюрьмы поболеть за любимые футбольные команды. Правительство Колумбии было готово даже на такие уступки ради мира и покоя, которые наконец установились в стране.

Но всей этой идиллии быстро пришел конец. Несмотря на заверения властей, что помещенный за решетку Эскобар полностью отошел от дел, тот спокойно продолжал управлять своей подпольной империей. Более того, прямо на территории тюрьмы наркобарон вершил расправы над конкурентами и предателями — их прямо к «палачу» доставляли его подчиненные.

В 1992 году Пабло узнал, что двое его партнеров по картелю, пользуясь тем, что босс в тюрьме, украли крупную сумму денег. Виновных доставили прямо к разъяренному Эскобару, который пытал их несколько часов, вырывая ногти и дрелью просверливая им колени. В конце концов несчастных застрелили, а их тела вывезли из тюрьмы. Однако из-за утечки информации о казни вскоре узнала вся Колумбия. Президент Гавирия понимал, что народное недовольство может перерасти в волнения. Кроме того, лидер Колумбии устал от давления властей США, обвинявших его в нарушении договора об экстрадиции Эскобара. В итоге Гавирия решил перевести короля кокаина в обычную тюрьму.

Убийца детей

Когда до Эскобара дошли слухи о планах президента, он сразу же покинул La Catedral и пустился в бега. Спустя некоторое время беглец вышел на связь с Гавирией и попытался было вновь договориться о льготах для себя, но тщетно — президент наотрез отказался от любого сотрудничества. Тогда разъяренный Эскобар решил вернуться к терактам.

...30 января 1993 года около книжного магазина в Боготе прогремел мощный взрыв. Его жертвами стал 21 человек — в основном дети с родителями. Этим терактом наркобарон настроил против себя даже прежде обожавших его бедняков — они стали звать Эскобара не иначе, как «Убийца детей».

Вместо страха со стороны властей Колумбии король кокаина получил безжалостную атаку бойцов Los Pepes — те сожгли дотла поместье его матери и едва не взорвали особняк самого Эскобара. Охотники изменили тактику: они оставили попытки добраться до самого наркобарона и стали уничтожать его приближенных, грозя добраться даже до его семьи. Опальному врагу государства был поставлен шах: тот понял, что еще один теракт может стать последним если не для него, то для его близких. Тогда Эскобар попытался отправить мать, жену и детей за границу — но власти Колумбии предвосхитили этот маневр и запретили родственникам Пабло покидать страну.

На фоне всех этих событий ставший вечным беглецом Эскобар на редкость спокойно пережил новость о распаде Медельинского картеля. Узнав об этом, он в очередной раз поменял место жительства и обосновался в Лос Олибос — одном из кварталов Медельина. Именно там 1 декабря 1993 года уже бывший наркобарон №1 встретил свои 44 года.

Выстрелы на крыше

Праздник оказался на редкость безрадостным для Эскобара. Чтобы хоть как-то поднять себе настроение, на следующий день он решил позвонить сыну, которого к тому моменту не видел целый год. Это было огромной удачей для спецслужб, прослушивавших телефоны членов семьи беглеца: обычно Эскобар общался с близкими считанные секунды, чтобы его не могли засечь. Но в этот раз Пабло говорил с сыном целых пять минут, чем и выдал свое убежище.

В считаные минуты квартал Лос Олибос был оцеплен, а дом, где укрывался преступник, окружили оперативники. Поняв, что он окружен, Эскобар начал отстреливаться, а потом снял обувь, вылез в окно и пустился бежать по крыше. Там Пабло и настигла смерть — одна из пуль, выпущенных снайпером, попала беглецу в голову. Впрочем, по другой версии, Эскобар понял всю безвыходность своего положения, достал всегда хранившийся при нем пистолет SIG Sauer и покончил с собой.

Свое последнее пристанище Пабло Эскобар нашел на семейном захоронении кладбища «Сады Монтесакро» (Cementerio Jardines Montesacro) в Медельине. На его похороны пришли около 20 тысяч колумбийцев. Не обошлось без скандалов: когда гроб с телом покойного несли по улицам Медельина, процессию атаковали безумные фанаты Эскобара. Они скинули крышку гроба и пытались прикоснуться к своему кумиру. Многие тогда вспоминали пророческие слова усопшего: «Я предпочитаю сгнить в колумбийской земле, чем жить в американской тюрьме».

Выросшие дети Эскобара сменили его фамилию, ставшую позорной, и перебрались в Аргентину. Но до сих пор в Колумбии бытует версия, что 2 декабря 1993 года вместо одиозного преступника погиб его двойник, а сам Эскобар сделал пластическую операцию и по сей день наслаждается жизнью на одном из элитных курортов.

Кстати, Колумбия до сих пор страдает от наследия Эскобара — правда, речь не о наркотиках, а о бегемотах. Этих зверей наркобарон очень любил, ведь запах их фекалий заглушал для собак-ищеек «аромат» кокаина. Когда после гибели Пабло началась неразбериха с судьбой его особняка Hacienda Napoles — несколько бегемотов сбежали оттуда в джунгли. Они размножились там столь успешно (сейчас в Колумбии насчитывается уже около 90 бегемотов), что начали терроризировать окрестных фермеров, разоряя их посевы и нападая на домашний скот. Что делать с этим наследием Пабло Эскобара, власти не решили до сих пор.

Больше важных новостей в Telegram-канале «Лента дня». Подписывайтесь!
Мир00:02 8 декабря

Украина на уме

Европа попыталась договориться хоть о чем-нибудь. Но ничего не вышло