Больше интересных новостей у нас во ВКонтакте

«Шесть лет ни за что! Это глупо и безумно»

Датчанин приехал в Россию и попал в тюрьму за христианскую проповедь

Фото: Ирина Кристенсен

В Орле завершился беспрецедентный для современной России уголовный судебный процесс за проповедь христианской религии. Подсудимый — датчанин Деннис Кристенсен. Он стал первым, но теперь уже далеко не единственным свидетелем Иеговы, подвергшимся гонениям после запрета одноименной юридической организации на территории РФ. Главный свидетель обвинения напоминает Иуду: он открыто посещал собрания верующих, а затем тайно выдал проповедника тем, кто давно искал повод разделаться с Кристенсеном и его единоверцами. Суд огласил решение 6 февраля. Религиозного лидера запрещенной в России организации приговорили к шести годам колонии за экстремизм. Подробности этой почти евангельской истории — в репортаже корреспондента «Ленты.ру» Сергея Лютых.

* * *

Массивное здание Орловской областной администрации стоит за спиной бронзового Ленина. Правая рука вождя революции находится почти на уровне пояса и повернута ладонью книзу, будто бы Ильич говорит: «Тише, ребята, тише!»

Однако Ленин тут уже не командует. В октябре 2016 года в историческом центре Орла (у слияния Орлика и Оки) появился памятник основателю города Ивану IV Грозному — первый в России. Царь, сидящий верхом на коне, в правой руке держит над головой православный крест. В этом образе все ясно и просто.

По стечению обстоятельств, открытие монумента совпало со вступлением в силу решения суда о запрете организации «Свидетели Иеговы "Орел"». Это событие стало судьбоносным для Денниса Кристенсена и его единоверцев.

* * *

Датчанину Деннису Кристенсену 46 лет.

Деннис выглядит инопланетянином даже на фоне своих собратьев по вере. В Россию он отправился с высокой целью приобщения жителей этой суровой северной страны к истинной (на его взгляд) вере. Однако у «Свидетелей» для этих целей есть институт профессиональных миссионеров, получающих зарплату. Кристенсену же приходилось рассчитывать только на себя.

Половину своей жизни он провел в России: в 1995-м приехал в Санкт-Петербург в качестве волонтера для строительства зданий «Свидетелей Иеговы», а в 1999-м поселился в Мурманске, где познакомился с будущей женой Ириной.

Кристенсен родился и вырос в семье свидетелей Иеговы. С истовой верой связан и выбор профессии: подражая Христу, Деннис выучился на плотника, а с годами стал мастером на все руки, способным построить дом с фундамента до крыши или сделать качественный ремонт «под ключ».

Учитывая, что отец у него обычный продавец, а мать — уборщица, родители ему помочь ничем не могли. Плюс ко всему Деннис практически не знал русского языка.

Было тяжело. Первое время приходилось перебиваться случайными заработками, а еще Кристенсен на всю жизнь запомнил, как тогда в Мурманске часами стоял за продуктами.

Однако долго профессиональному плотнику и строителю, не имеющему проблем с алкоголем, без работы сидеть не пришлось. Постепенно к нему образовалась очередь из клиентов.

Все свободное время Деннис посвящал местной общине «Свидетелей Иеговы», где познакомился с мурманчанкой Ириной. Семья Ирины не разделяла ее религиозных взглядов. До тех пор, пока она не нашла себе такого работящего и энергичного спутника жизни.

Сперва супруги поселились в 11-метровой комнате в мурманской коммуналке, а затем перебрались в отдельную квартиру. В 2006 году они переехали в Орел, где и климат лучше, и цены ниже. С годами соседи по дому полюбили Кристенсенов и в особенности Денниса. К нему как к мастеру на все руки постоянно обращались за помощью. Он старался никому не отказывать. Даже сейчас, спустя почти два года с момента его задержания, здесь все еще надеются на его скорое возвращение, рассказывают о построенной им детской площадке, о том, как Кристенсен и другие «свидетели» собирали мусор в городе.

В квартире у Денниса и Ирины лежат пачки писем со словами поддержки, которые приходят со всего мира.

«Ему и в изолятор постоянно носят письма. Десятками в день. Он какие-то из них показывает во время заседаний», — говорит Ирина.

Еще несколько лет назад они с мужем не могли бы представить, что произойдет с ними в мае 2017 года. Сначала «маски-шоу» в доме, где проходило очередное богослужение. Затем ночной обыск у них в квартире.

«Я спрашивала: что вы ищете? Чем я могу помочь? Мне отвечали: запрещенные материалы. Тогда много чего изъяли, но позднее все вернули обратно — ничего экстремистского не обнаружили», — говорит Ирина.

Кристенсен был главой семьи, а его золотые руки — основным источником дохода. После ареста мужа у Ирины опустились руки. Ей, простой соцработнице, приходилось не только обеспечивать себя, но и оплачивать услуги адвоката. В данном случае благо, что детей у Кристенсенов нет.

А еще Ирине нужно было приспосабливаться к давлению со стороны спецслужб. Она вдруг оказалась героиней какой-то шпионской драмы.

«После ареста мужа меня четыре часа допрашивали в ФСБ. Пытались на меня кричать, давить. Потом за мной долго вели слежку. Несколько месяцев. Я уже даже с ними здоровалась», — вспоминает она.

Ирина регулярно носит передачи в изолятор. Ее там уже хорошо знают. Права на свидания с мужем она добивалась через суд, так как следователь ей отказал. Другие проблемы помогали снимать представители посольства Дании. Они приезжают к Кристенсену в СИЗО раз в месяц.

Тюремные свидания, по словам женщины, приносят больше грусти, чем радости. «Общаемся через решетку и стекло, не имея возможности дотронуться друг до друга. Это очень тяжело», — говорит она.

Однако Деннис даже в изоляторе продолжает излучать вокруг энергию и радость. Отношения с другими сидельцами у него хорошие. Был случай, когда на построении датчанина предупредили, что к нему в камеру подсадили стукача.

«За это время через нее прошли многие, — продолжает Ирина. — Муж старается поддерживать тех, у кого опускаются руки. Как правило, это молодые двадцатилетние парни, которых задержали за наркотики».

Впрочем, жена не считает Денниса талантливым проповедником — мол, для этого он еще не слишком хорошо говорит по-русски. Его коньком всегда было дело, а не красивые слова.

Планов уехать из России у Кристенсенов в случае освобождения Денниса пока нет. Сейчас голову Ирины и друзей датчанина занимает лишь вопрос о том, какое наказание назначит судья? Удовлетворит ли требование обвинителей, попросивших дать проповеднику 6,5 лет тюрьмы или отпустит сразу, зачтя приличный срок отбытия в СИЗО?

Надежды на оправдательный приговор у самого Денниса нет. Он до сих пор не понимает, какое преступление совершил и чем опасен для окружающих. Как и Христос, он жил, работал и говорил на глазах у всех, ни причиняя никому никакого вреда.

* * *

Железнодорожный районный суд Орла украшает памятная доска. В 1898 году в этом здании три дня жил сам Лев Толстой, прибывший в город, чтобы увидеть, как живут заключенные (для романа «Воскресение»). Теперь же этот исторический дом на улице Горького невольно стал местом регулярных собраний орловских «Свидетелей Иеговы». Дело членов их общины — а по версии ФСБ, ее главы Денниса Кристенсена — попало сюда еще в феврале 2018 года.

Иеговисты числом в десять-пятнадцать человек стараются приходить на каждое слушание. Взаимная поддержка для них — вещь принципиальная. «Пару недель и мы обставим Нюрнбергский процесс (суд над лидерами нацистской Германии шел с 20 октября 1945 по 1 ноября 1946 года)», — заметил с улыбкой один из посетителей.

Кристенсен должен был выступить с последним словом перед вынесением приговора в понедельник, 28 января, но заседание перенесли из-за болезни судьи и переводчика. Об этом, как того требуют формальности, заявила собравшимся председатель суда, подчеркнув, что дату и время следующего заседания обозначить пока не может.

Между тем специально ради того, чтобы увидеть Денниса и поддержать его, из Москвы в Орел в тот день приехал сопредседатель Московской Хельсинской группы, советский диссидент Валерий Борщев.

«В советское время за веру преследовали представителей всех религиозных конфессий — это считалось антисоветской деятельностью и было по-своему понятно, — сказал Борщев. — А то, что сейчас происходит, эти обвинения в экстремизме удивили даже Владимира Путина, который назвал их полной чушью».

* * *

В том же 2006 году, когда Кристенсены перебрались в Орел, местный университет окончил Олег Кургюмов (фамилия героя изменена — прим. «Ленты.ру»). Молодой дипломированный культуролог решил посвятить себя науке, поступил в аспирантуру на кафедру отечественной России, попутно стал сотрудничать с кафедрой религиоведения и теологии.

Пока Кристенсен ремонтировал квартиры орловчан и в свободное время, как положено иеговисту, приставал к местным жителям с разговорами о Боге, Кургюмов преподавал, участвовал в научных конференциях и публиковался в научных изданиях. Он тоже постепенно погружался, если не в религиозную, то в церковную жизнь, как профессиональный теолог, как член «Орловского церковно-археологического общества» и «Православного теологического общества».

В 2016-м Кургюмов стал ходить в общину «Свидетелей Иеговы»: посещать богослужения, слушать проповеди и общаться с верующими. Никто ему не препятствовал и не предполагал, что у визитов орловского теолога далеко не научная цель.

* * *

Орловскую организацию «Свидетелей Иеговы» признали экстремистской по стандартному для таких случаев основанию «в связи с допущением неоднократных фактов распространения и хранения в целях массового распространения литературы, признанной экстремистскими материалами и запрещенной в Российской Федерации».

По словам Ирины Кристенсен, в юрлице фигурировали 13 человек — эти люди профессионально занимались делами общины. Ее мужа Денниса в их числе не было.

Всего же в Орле насчитывается три собрания иеговистов примерно по сто человек, и простым верующим юристы разъяснили, что это решение не может запретить им дальше исповедовать свою религию и отправлять культ, так как такое право гарантируется Конституцией. Такую позицию позднее подтвердил и Верховный суд России.

Но как совмещать запрет на организацию с этим правом, если, к примеру, миссионерство и участие в богослужениях, в случае с христианами всех конфессий, является обязанностью каждого верующего?

«Свидетели» в Орле сочли, что это сигнал от властей — «ведите себя тише». Они перестали ломиться в двери орловчан, как прежде, но богослужения проводили на том же месте: в приспособленном для этих целей частном доме на Железнодорожной улице. На здании не было характерной вывески «Зал царства», а брошюры стали читать в электронном виде — конспирация неважная, но никто из них серьезно к возможности «сесть за веру» в 21-м веке и не относился. А зря.

* * *

По версии следователей ФСБ, Кристенсен подрывал конституционный строй России разговорами о преимуществах «последователей религиозного учения "Свидетелей Иеговы" перед иными лицами, негативной оценке лиц, не являющихся последователями религиозного учения "Свидетелей Иеговы" и побуждении разрыва с ними родственных и семейных отношений». Еще Деннису предъявили призывы «к отказу от медицинского вмешательства, в том числе по экстренным показаниям для устранения угрозы жизни человека», а также в «непризнании государственных органов и органов местного самоуправления».

Кроме того, Деннису вменили организацию «религиозных выступлений и богослужений», а также «сбор финансовых средств под видом пожертвований».

Все свои действия датчанин якобы согласовывал с запрещенным с 20 апреля 2017 года «Управленческим центром "Свидетелей Иеговы в России"», получал от него литературу и бланки для оформления отказа от медвмешательства.

Кристенсен, как отмечено в деле, привлекал в религиозную организацию новых членов, а некоторых из них сделал своими помощниками. Он же давал указания о расходовании собранных с членов общины денег, а еще проверял и сам подписывал финансово-хозяйственную документацию.

Чекистам удалось установить, что на счета управленческой организации «Свидетелей Иеговы» благодаря Деннису поступило 63 903 рубля из орловского отделения.

Наконец, именно датчанин, по версии обвинения, учил единоверцев мерам конспирации и отслеживанию «окружающей обстановки на предмет выявления подозрительных лиц и автомобилей».

По словам орловского правозащитника и блогера Дмитрия Краюхина, делом Кристенсена занимались сотрудники отдела регионального УФСБ, возглавляемого господином Поздняковым. Они же собрали материалы на прославившегося пятью уголовными делами об экстремизме поэта и поселкового учителя из Орловской области Александра Бывшева, занявшего неправильную позицию по отношению к вопросу о присоединении Крыма к России.

Вслед за Кристенсеном уголовные дела были возбуждены еще в отношении троих здешних свидетелей Иеговы. Двое из них успели покинуть страну и теперь объявлены в международный розыск. Еще двое лишились работы, когда с их руководством поговорили комитетчики.

Остающиеся на свободе верующие теперь, по словам Ирины Кристенсен, собираются лишь небольшими группами по домам, но даже о таких частных встречах сотрудники ФСБ узнают заранее и обозначают свое присутствие в машине, припаркованной во дворе, стараясь, видимо, поддерживать в людях страх перед новыми обысками и арестами.

* * *

Неизвестно, по своей ли воле или по настоятельной просьбе чекистов, орловский преподаватель Олег Кургюмов стал посещать богослужения «Свидетелей Иеговы», но он, как настоящий агент, вел скрытую аудио- и видеозапись происходящего и именно полученные им сведения легли в основу обвинения.

Связаться с Кургюмовым корреспонденту «Ленты.ру» не удалось ни через коллег, ни через соцсети. Не исключено, что преподаватель дал чекистам подписку о неразглашении, а может, как евангельский Иуда, не рад последствиям своего «оперативного внедрения».

В суде он предстал в роли секретного свидетеля под кодовым именем «Алексей Ермолов» — тезкой легендарного русского генерала, покорителя Кавказа и, безусловно, главного героя для орловчан.

— Богослужения вы посещали добровольно? — спрашивал его адвокат Денниса на заседании.

— Да.

— Опасности от людей там не чувствовали?

— Нет. Все были дружелюбны.

* * *

Правозащитный центр «Мемориал» присвоил Деннису Кристенсена статус политзаключенного, а американская комиссия по международной религиозной свободе признала его узником совести. Дания стала третьим лицом в деле «Кристенсен против России» в ЕСПЧ.

А вот орловчан его дело интересует мало. На улицах жители обсуждают повышение цен на проезд в общественном транспорте с 17 до 20 рублей (для тех, кто платит наличкой).

Дмитрий Краюхин говорит, что борьбой с экстремизмом в региональном ФСБ занимаются далеко не дураки. Они выбирают тех, к кому у местного населения точно нет никакого сочувствия.

Краюхин также подчеркнул, что развернутая в последние годы кампания — это не первая попытка изгнать «свидетелей» из Орла.

«Человек, который был у нас уполномоченным по делам религии в советское время, стал руководителем отдела по взаимодействию с религиозными организациями уже в России, и он пытался воспрепятствовать официальной регистрации иеговистов в Орле», — рассказывает блогер.

«Свидетелей» тогда выручил суд, который отменил решение регионального Минюста. И в июне 2001 года организация приобрела статус официального юридического лица.

Затем были случаи выступления против нее местных православных активистов. В апреле 2014 года два десятка человек устроили пикет возле здания ДК Всероссийского общества глухих, где иеговисты проводили свою «тайную вечерю».

Один из участников пикета Евгений Прозукин считает, что «Свидетели Иеговы» в Орле заслужили негативное отношение со стороны жителей своим агрессивным поведением.

«Представители этой секты порой вели проповедь прямо возле православного храма. Что это, если не провокация? Ходили по квартирам, хватали людей на улицах, — говорит Прозукин. — А когда мы устроили пикет, то прямо лезли своими фотоаппаратами в лицо. Очень нагло себя вели».

По его словам, проблема в не том, что «свидетели» не православные, а в том, что они, в отличие от католиков и мусульман, ставили стену между собой и остальным обществом.

«Да, мы много раз слышали, что иеговисты — идейные пацифисты. Пожалуйста, ваш выбор, но они еще систематически отгораживают своих детей от участия в спортивных, культурно-массовых и других общественных мероприятиях. Сами не участвуют в выборах, и так далее», — перечисляет Евгений.

Прозукин не видит ничего удивительного, что внимание спецслужб привлек именно гражданин Дании, которого иеговисты не признают своим лидером.

«Может у них там наверху или за рубежом считают, что деньги можно только иностранцу доверить? Логично же? А «свидетели» из местных — они же русские, стало быть, чего доброго еще и разворуют все», — улыбается орловчанин.

При этом Евгений не считает, что Кристенсена и его единоверцев нужно отправить в тюрьму. «Пускай едут в Данию!» — отмахивается он.

* * *

Деннис Кристенсен выступил с последним словом на заседании 30 января. «Лента.ру» приводит выдержки из его выступления, переведенные Александром Усковым.

« <...> Вначале хочу поблагодарить мою любимую жену Ирину за ее поддержку и за её внимание и за любовь ко мне. Она присутствовала на всех судебных заседаниях и была верной на моей стороне. Ирина, я хочу, чтобы ты знала, что я очень люблю тебя и ценю все, что ты делала и делаешь для меня и для нас.

Я также хочу поблагодарить всех моих друзей, которые присутствовали на судебных заседаниях со мной. Видеть ваши улыбающиеся лица и слышать ваши голоса, все это было для меня большим ободрением и напоминало мне о том, что я не один <...> Вы на деле исполняете слова, записанные в Притчах 17:17 «Друг любит во всякое время и, как брат, явится во время несчастья». Хочу от всего сердца поблагодарить вас!

Хочу обратиться к прокурорам. Я вообще не согласен с вами в этом деле, ни в ваших обвинениях, ни в ваших многих необоснованных заключениях. Но, я также знаю, что в вашей работе бывают разные другие задания, которые могут быть полезными для общества. Я хочу поблагодарить господина Фомина за его посещение в СИЗО. Он проверял все ли было в порядке в моей камере и есть ли у меня какие-нибудь пожелания или жалобы. Госпоже Наумовой хочу выразить отдельную благодарность за ее хороший настрой и за то, что она всегда держалась с достоинством и с улыбкой.

Участвовало много разных секретарей — все они работали очень профессионально и обеспечивали надлежащую организацию судебного процесса. Я хочу поблагодарить их всех.

Ваша честь, господин Руднев, хочу поблагодарить Вас за то, что вы мне позволили ознакомиться со всеми материалами этого дела до начала судебного заседания. Благодаря этому я получил возможность понять, о чем идет речь. Также я вам благодарен за то, что вы позволяли мне возвращаться в СИЗО к ужину, так как это хорошо отражалось на состоянии моего здоровья. Я очень ценю, то, что вы не препятствовали мне осуществлять телефонные разговоры с моей супругой, отцом и сестрой, а также то, что я смог получить в тюрьме свидания с женой два раза в месяц. Спасибо!

<...>

Правда всегда становится очевидной рано или поздно. Так же будет и в этом деле. Обвинение просит осудить меня на 6,5 лет тюрьмы. Но за что? Ни за что.

Шесть с половиной лет за то, что я являюсь честным человеком, который уважает законы страны. Шесть с половиной лет за то, что я являюсь верующим человеком, который любит своего ближнего как самого себя. За то, что я являюсь хорошим соседом, участвовал в строительстве детской площадки. Шесть с половиной лет за то, что я являюсь свидетелем Иеговы, который любит русский народ. За то, что я платил налоги и являюсь официально зарегистрированным предпринимателем. За то, что я никогда не совершал никаких криминальных деяний. Шесть с половиной лет за то, что я регулярно принимал участие в уборке города (субботники).

За то, что я люблю Россию и ее культуру. За то, что я соблюдал и использовал статьи 28 Российской Конституции. Шесть с половиной лет ни за что! Это определенно несправедливо. И наоборот это абсолютно глупо и безумно.

Я искренне надеюсь, что сегодня суд защитит право на свободу вероисповедания и позаботится о том, чтобы статья 28 Конституции Российской Федерации и дальше действовала для людей всех конфессий здесь в России!

Я очень жду того дня, когда исполнятся следующие слова: «Вот скиния Бога с человеками, и Он будет обитать с ними: они будут Его народом, и Сам Бог с ними будет Богом их. И отрет Бог всякую слезу с очей их, и смерти не будет уже: ни плача, ни вопля, ни болезни уже не будет, ибо прежнее прошло. И Бог говорит со своего престола: Вот, творю все новое».

Эти слова записаны в Откровении 21:3-5 и описывают то время, когда Бог позаботится о справедливости и истинной свободе для всех людей. Свобода и справедливость тесно связаны друг с другом. Бог обязательно позаботится о том, чтобы все это исполнилось. Но вы, уважаемый судья, Ваша честь, можете вашим решением в этом деле, сделать шаг в этом направлении – в направлении свободы и справедливости. И я надеюсь, что вы сделаете это!»

PS.

Суд приговорил Кристенсена к шести годам колонии за экстремизм. Перед оглашением приговора Кристенсен крикнул, что надеется на то, что в России будет соблюдаться право людей на свободу вероисповедания.

Россия00:0112 июня

«Сталин — это миф»

Как россияне разрываются между осуждением репрессий и любовью к вождю
Россия00:0424 мая

«Циничный, двуличный, апатичный»

Почему «человек советский» продолжает жить среди россиян и заставляет их терпеть и страдать