Только важное и интересное — в нашем Facebook

«Я ломала челюсть и снова выходила на трассу»

Она принесла Австралии первое олимпийское золото в сноуборде. Но переехала в США

Тора Брайт
Фото: Ryan Pierse / Getty Images

Олимпийская чемпионка Тора Брайт родилась в жаркой Австралии, но занялась сноубордом. На Олимпиаде-2010 выиграла первое в истории страны золото в хафпайпе, а на следующих Играх первой из женщин участвовала во всех дисциплинах. Стала знаменосцем сборной и звездой страны, но переехала в США. «Лента.ру» встретилась со спортсменкой на спортивно-музыкальном фестивале Quiksilver New Star Camp, который проходил на курорте «Роза Хутор» с 29 марта по 7 апреля, и поговорила о России, гонорарах и самых страшных трюках.

О лучшей Олимпиаде и любви к России

«Лента.ру»: Пять лет назад вы участвовали в Олимпийских играх в Сочи, сегодня вновь вернулись сюда. Как изменились ощущения от этого места?

Тора Брайт: Сегодня здесь другая атмосфера. На Олимпиаду приезжали болельщики, а на фестиваль те, кто хочет покататься. Но здорово, что инфраструктура, построенная под Игры, не заброшена и используется по полной.

Назовите три самых запоминающихся момента на Играх в Сочи

Первое — это люди. Открытые и доброжелательные, они помогали даже с самыми простыми просьбами. Перед финалом в хафпайпе зрители на трибунах подбадривали и желали удачи — тогда я поняла, как сильно люблю русских.

Во-вторых, волонтеры. Множество волонтеров! На нашем объекте они сопровождали спортсменов от старта до финиша. Их поддержка точно заряжала на победу.

И, в-третьих, сама местность. Когда я приехала в Красную Поляну, села на фуникулер и посмотрела вверх, от красоты гор захватывало дух. У вас здесь настоящий филиал Аляски!

Вы стали пятой на дебютных Играх в Турине, выиграли золото в Ванкувере и серебро в Сочи. Какие Игры стали самыми памятными?

Победу в Ванкувере я не забуду никогда, но Игры в России были особенными. После олимпийского золота мне нужен был стимул, чтобы продолжить карьеру, и я решила участвовать во всех акробатических дисциплинах сразу (хафпайпе, сноуборд-кроссе и слоупстайле — прим. «Ленты.ру»). Чтобы успеть везде, приходилось постоянно проверять расписание — в итоге две недели Игр я провела без отдыха. Тот нон-стоп режим сложно забыть. Хорошо, что прошла его без травм. Да еще и медаль привезла.

Вы единственная женщина, которая участвовала в трех дисциплинах на Играх?

Да, верно. Но, честно говоря, никому не советую повторять мой опыт. (смеется)

О популярности и отсутствии государственного финансирования

Вы стали четвертой олимпийской чемпионкой в истории Австралии. Что изменилось в вашей жизни после?

Австралия встретила меня как героиню, ведь я завоевала для страны первое золото в сноуборде. Я знала, что мне по силам победить. Но когда соревнуешься в виде спорта, где результат зависит от судей, оценки всегда субъективны. Здесь не бывает белого и черного. Когда удалось победить, я вздохнула с облегчением.

Это правда, что после Олимпиады в Австралии появились марки и монеты с вашим изображением?

Монет еще не видела, а вот марки были. Еще моя мама выпустила наклейки и постеры. Помню, когда я вернулась в Австралию, то ехала на маминой машине, и мне было дико неловко, потому что на заднее стекло мама прикрепила наклейку с моим именем, где вместо буквы О красовалось мое лицо.

Вас стали узнавать на улицах после Олимпиады?

Не часто, но популярности все равно прибавилось. Однажды я улетала из Сиднея, и женщина на стойке регистрации сказала: «Надо же, вас зовут прямо как олимпийскую чемпионку». Пришлось признаться, что это я. Она потом еще долго извинялась. Говорила, что без маски и шлема узнать меня невозможно.

Кроме популярности, принесло ли олимпийское золото дополнительный доход?

Нет. Нашу федерацию на Играх спонсировали определенные компании, поэтому я даже не могла носить свою форму (Брайт на протяжении карьеры является лицом бренда Roxy — прим. «Ленты.ру»). Думаю, финансовая поддержка зависит от страны. В Австралии сноуборд не популярен, поэтому и денег лучше не ждать. Конечно, я получила призовые за победу, но они не изменили мою жизнь. Честно говоря, я до сих пор не могу купить дом в Австралии, потому что он слишком дорогой.

Получается, соотношение между спонсорским контрактами и призовыми с соревнований, не в пользу последних?

Все зависит от контракта спортсмена. У одних доход зависит от количества соревнований в сезоне, у других — от побед. За первое место на Олимпиаде дают около 20 тысяч долларов. Если участвуешь и побеждаешь на крупных международных соревнованиях, то, вероятно, сможешь зарабатывать тысячи долларов.

Вы были знаменосцем на Олимпиаде в Ванкувере. Как это произошло?

Перед началом Игр глава делегации Австралии пригласил меня в свой офис. Я подумала, что где-то провинилась, и меня вообще хотят отправить обратно. Когда мне предложили нести флаг — первое, о чем я подумала, слава богу, я не сделала ничего плохого. И уже потом я осознала, какой чести удостоилась.

Радовались сильно?

Очень! Я приехала в Ванкувер с травмой и сомневалась, стоит ли участвовать в соревнованиях. Когда мне позволили нести флаг, то оказали большую поддержку, поверили в мои силы — это стало знаком, что нужно соревноваться. Физические проблемы отошли на второй план.

Как проходила подготовка к церемонии?

Мне выдали огромные ботинки и флаг, который было невозможно удержать в руках — в тот момент я испугалась сильнее, чем перед любым стартом. Сердце готово было выпрыгнуть из груди. Никогда не забуду, как за несколько минут до начала церемонии я оглянулась и увидела нашу огромную делегацию, которую я должна была вывести на стадион. Я запаниковала. Боялась, что флаг запутается, и я опозорюсь перед всем миром. А ведь хотелось, чтобы Австралия гордилась мной.

О травмах и страхах

Чего вы испугались, когда впервые встали на сноуборд?

Я была слишком маленькой, чтобы бояться. Дети не думают о падениях и травмах. Я каталась на лыжах с двух лет, а в 11 уже встала на доску. В первый день у меня мало что получалось, но горы и атмосфера вокруг покорили.

А чего боятся профессиональные атлеты?

Страхи меняются с годами. Раньше, когда я учила новые трюки, боялась удариться головой или разбиться. Но мне повезло, за свою карьеру я не получала серьезных травм. Сегодня, когда понимаю, что спуск может мне не покориться, лишний раз не рискую.

Какой самый страшный трюк вам приходилось выполнять?

Пожалуй, switch backside (райдер прыгает спиной в непривычной для себя стойке, не видя приземления — прим. «Ленты.ру») и double flipp. Однажды я неудачно приземлилась на нем и ударилась челюстью о трассу — сломала зубы, подбородок, — на меня было страшно смотреть. После этого каждый раз приходилось настраиваться на этот прыжок. Но именно он принес мне золото Олимпиады.

Несмотря на проблемы со зрением, на соревнованиях вы не носите линзы. Почему?

Я родилась с астигматизмом и ношу очки, когда читаю или вожу машину ночью. Я пробовала выступать в линзах, но они мешали сфокусироваться при приземлении. А для меня важен результат.

О жизни в США и тоске по океану

Ваш брат тренировал вас всю карьеру. Тяжело ли работать с родственником?

К счастью, у меня с братом всегда были прекрасные отношения. Я с легкостью слушалась его. Бен был моим наставником и всегда говорил: ты талантлива, у тебя все получится. Программу, которую он придумал к Олимпиаде-2006, не могла повторить ни одна сноубордистка. Судьи просто не знали, как оценивать мои трюки. Но затем именно они принесли мне победы.

Ваш брат стал тренером, сестра участвовала в Олимпийских играх. Откуда такой интерес к зимним видам спорта?

Моя семья живет рядом с горнолыжным курортом. В детстве каждые выходные мы ездили туда кататься. Но сезон в Австралии длится всего три месяца, дальше уже слишком тепло. Поэтому я переехала в США, где могу тренироваться круглый год.

Но сегодня базы есть в любой точке планеты. Почему американцы продолжают лидировать в сноуборде?

В Штатах в занятия сноубордом вовлечены все: в школах действуют специальные бесплатные программы, молодежь стимулируют заниматься спортом. Да, и страна большая, есть из кого выбрать. Но думаю, Европа и Австралия скоро подтянутся.

Австралия у многих ассоциируется с океаном и солнцем. Проводя время в горах, скучаете по такой жизни?

Да, очень. Я обожаю океан, волны и теплый песок. С загаром я выгляжу намного симпатичнее. А когда катаюсь на сноуборде, у меня, к сожалению, загорает только пол-лица.

Большую часть года вы проводите в морозных условиях. Какой совет дадите, чтобы пережить зиму? В России она длинная.

Горы — это то, что я люблю, несмотря ни на какую погоду. Если бы я жила в городе и каждый день курсировала по маршруту дом-работа-дом, мне было бы непросто пережить зиму. Думаю, нужно найти отдушину: заняться йогой или греться у камина.