Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram
Новости партнеров

Энергетическая пропасть

Станет ли отраслевым прорывом программа модернизации ТЭС?

Фото: Антон Денисов / РИА Новости

В России началась масштабная программа модернизации ТЭС, получившая официальное название «Конкурентный отбор проектов модернизации тепловой генерации», или сокращенно — КОМмод. О том, насколько поставленные цели соответствуют предлагаемым средствам их достижения, — в материале «Ленты.ру».

Цели

Главной целью, которую декларировали инициаторы программы руководству страны, был собственно один тезис: необходимо модернизировать устаревшие электростанции, так как высокий износ оборудования влечет массовый вывод их из эксплуатации, что может повлиять на надежность работы всей энергосистемы. Параллельно заявлялась задача стимулирования и развития отечественного энергомашиностроения.

В Минэнерго России настойчиво говорили об острой необходимости реконструкции старых мощностей в центрах как электрической, так и тепловой нагрузки. Чиновники особо подчеркивали, что программа модернизации ТЭС обеспечит заказами производителей оборудования и станет драйвером развития энергомашиностроения. Именно для воплощения этих целей были заявлены обязательные требования к локализации оборудования.

На совещании президента Владимира Путина по вопросам развития электроэнергетики в ноябре 2017 года министр Александр Новак обратил внимание на проблему старения оборудования, которая, по его мнению, остается очень острой.

«В России сегодня, несмотря на 15-процентную модернизацию, мы все равно отмечаем достаточно старый парк генерирующего оборудования в сравнении с развитыми странами мира. Средний возраст составляет 34 года. Более 30 процентов всего оборудования — старше 45 лет. Это очень большой показатель, — заявлял Александр Новак. — И, если ничего не делать, через 10 лет в разряд "за 50 лет" перейдет еще четверть оборудования, или почти 50 тысяч мегаватт. При этом мы на сегодня имеем две трети оборудования с выработанным на 100 процентов ресурсом».

По мнению министра, проекты договоров о предоставлении мощности (ДПМ) сейчас в основном завершены, оставшиеся подходят к завершению. Величина высвобождаемых средств с 2021 года будет составлять порядка 130-250 миллиардов рублей в год. Это позволит произвести глубокую модернизацию. Министерство предлагало воспользоваться этим ресурсом для того, чтобы реинвестировать высвобождаемые средства в отрасль.

«Мы загрузим энергетическое машиностроение, строительный комплекс для решения этой задачи. Фокусом должна стать модернизация тепловой генерации. Посредством модернизации мы продлим срок работы электростанций на 15-20 лет в центрах как электрической, так и тепловой нагрузки и обеспечим загрузку отечественного машиностроения», — подчеркнул министр Александр Новак.

Средства

Итак, в рамках программы КОМмода предполагается провести модернизацию порядка 39 гигаватт. Реализация программы, по оценкам ассоциации «НП «Совет рынка», до 2035 года обойдется потребителям в 1,8 триллиона рублей. Судя по результатам предварительного отбора, между публично заявленными целями программы и тем, как она сейчас реализуется, существует огромная пропасть, убеждены опрошенные «Лентой.ру» специалисты.

Первое и очень важное обстоятельство: отобранные проекты сводятся к обычному капремонту. Комплексного внедрения современного оборудования в нем не предусмотрено. А это означает, что промышленность пока не получит крупных заказов на производство современного энергетического оборудования, а будет заниматься лишь ремонтом агрегатов прошлого века.

В апреле 2019 года были объявлены итоги предварительного отбора проектов по программе модернизации. В шорт-лист попали проекты, имеющие мало общего с изначальной идеей КОМмода. Дело в том, что регулятор заложил в модель конкурентного отбора мощности в первую очередь соревнование по удельным капитальным затратам. Это стало сдерживающим фактором для возможности внедрения инноваций или комплексных решений, способных существенно улучшить энергоэффективность, убеждены специалисты. По мнению экспертов, отобранные мероприятия не имеют серьезного потенциала для повышения энергетической эффективности оборудования и снижения затрат на производство энергии.

Объяснение самое что ни на есть простое — предлагаемые улучшения в основном направлены на частичное восстановление ресурса оборудования и по сути представляют собой программы капитального ремонта, а не глубокой модернизации ТЭС с внедрением передовых технологий.

В ассоциации «Сообщество потребителей энергии» в разговоре с «Лентой.ру» посетовали на то, что реализовались самые худшие опасения потребителей — в предварительный перечень модернизации не попал ни один проект с современными парогазовыми установками, комплексная замена турбин будет проходить в единичных случаях, а остальные проекты «свелись к обычному капремонту».

Второй важный момент: отобранные заявки — это в большинстве мощности крупнейших российских ГРЭС, модернизация которых должна была быть реализована без специальной госпрограммы, а в рамках обычной операционной и инвестиционной деятельности генерирующих компаний. Крупнейшие ГРЭС страны, имеющие хорошие экономические показатели при работе на оптовом рынке электрической энергии и мощности (ОРЭМ), очень странно выглядят в очереди за дополнительной государственной поддержкой.

Модель отбора проектов оказалась устроена таким образом, что в список финалистов попали мощности крупных генерирующих компаний, не требующие срочной модернизации. Среди финалистов Сургутская ГРЭС-2. Станция, построенная в середине 1980-х, в 2011 году в рамках программы ДПМ получила два новых парогазовых энергоблока и сегодня является одной из самых высокоэффективных тепловых электростанций России. Отбор прошла и Костромская ГРЭС — одна из самых крупных и технически совершенных тепловых электростанций России, имеющая рекордные показатели по экономии условного топлива среди предприятий своего класса. Что же касается Пермской ГРЭС, то она входит в пятерку крупнейших ТЭС России и имеет в своем составе энергоблоки, построенные после 2010 года.

Выводы

Один из главных выводов, напрашивающихся после беглого анализа ситуации, заключается в том, что проекты модернизации ТЭЦ, от которых зависят надежность теплоснабжения и экология городов, оказались за бортом программы. ТЭЦ нуждаются в капремонте в большей степени, чем ГРЭС. А их вывод из эксплуатации приведет к менее эффективному использованию топлива и росту числа котельных, что в целом плохо для потребителей и энергосистемы.

Однако более 80 процентов отобранных для модернизации мощностей — это проекты усовершенствования ГРЭС: конденсационные электростанции, производящие только электрическую энергию. Проекты модернизации ТЭЦ, на которых лежит нагрузка по теплоснабжению потребителей и потенциал увеличения энергоэффективности которых значительно выше, в текущей парадигме оказались неконкурентоспособными в борьбе за средства на модернизацию. В соревновании с ГРЭС по критерию затрат на электрическую мощность и выработку они уступают просто потому, что продление ресурса и капремонт у ТЭЦ дороже в силу наличия большего объема оборудования, которое должно одновременно производить еще и тепло, и объем которого в отпуске продукции и в стоимости при этом в разы выше, чем электроэнергия.

Следует отметить, что для финансирования масштабной программы будут использоваться средства, которые, как говорится, «высвобождаются» в связи с постепенным истечением ДПМ, заключенных около 10 лет назад между потребителями и генерирующими компаниями как гарантия возврата инвестиций в строительство новых электростанций. Сейчас потребители электроэнергии добросовестно выполняют обязательства по оплате ДПМ. По истечении этих договоров они могли бы рассчитывать на соразмерное уменьшение счетов за электроэнергию. Вместо этого они будут вынуждены нести нагрузку ради выполнения программы модернизации, которая в нынешнем виде ведет отрасль в неочевидном направлении, убеждены специалисты.

Экспертов настораживает концентрация средств, получаемых по программе господдержки в руках небольшого количества генераторов, что может негативно сказаться на конкуренции в будущем. Так, специалисты компании ТГК-2 считают, что под вывеской модернизации запущен механизм передела рынка мощности в пользу крупной электрической генерации.

Предварительные итоги анализа показали, что основными победителями отборов, а в будущем получателями гарантированного возврата инвестиций за счет повышенных платежей рынка станут крупные генерирующие компании, владеющие ГРЭС. «Интер РАО», которая получила 61,5 процента квот; «Юнипро», выбравшая 19 процентов квоты; входящая в En+ «Иркутскэнерго» имеет долю в 9 процентов; у «Газпром энергохолдинга» 6 процентов и 4 процента у «Сибирской генерирующей компании».

30 отобранных проектов на общую установленную мощность 8610 мегаватт распределились всего между пятью компаниями. Таким образом, денежные средства по договорам предоставления мощности, получаемые в настоящее время 21 энергокомпанией, в будущем перераспределяются в пользу только лишь пяти игроков. Вот почему, по мнению экспертов, результатом КОМмода может стать увеличение технологического отставания отечественной тепловой электрогенерации от мировой, не говоря уже о возникшей пропасти в энергомашиностроении.

Старший аналитик Центра энергетики Московской школы управления «Сколково» Юрий Мельников считает, что внешний контекст программы КОМмод не соответствует ее внутреннему содержанию, и это может быть одним из следствий недальновидности энергетической политики: «Программа — точно не прорыв ни в эффективности, ни в экологичности, ни в технологиях: мы просто получим продление срока жизни наших старых ТЭС, многолетний заказ на устаревшее паросиловое оборудование для наших машиностроителей. Положительный момент в том, что простаивающие заводы получат заказы, хотя сомнительно, позволит ли это России выйти на мировой рынок в конце программы и получит ли наша энергетика возможность остановить отставание».

Экономика00:0517 сентября

Восточный рывок

Эти страны страдали от советского прошлого. Теперь они спасают экономику Европы