Больше интересных новостей у нас во ВКонтакте

«Тут над смертью смеются до колик»

Как россиянин очутился в самом опасном месте планеты и смог выжить

Фото: Mike Hutchings / Reuters

«Лента.ру» продолжает публиковать путевые заметки Константина Колотова — петербуржца, отправившегося в кругосветное путешествие на велосипеде с деревянной рамой. В прошлой статье россиянин рассказывал, как прибыл в ЮАР и тут же попал в неприятности. На этот раз речь пойдет о негативных сторонах жизни в этой стране: гетто, убийства, насилие, расизм, апартеид наоборот и жизнь за колючей проволокой.

Негатив изображения — термин, используемый для характеристики фотографической пленки. Применительно к любому изображению термин «негатив» означает, что тона и цвета такого изображения прямо противоположны цветам и тонам оригинала. Например, светлые области изображения в негативе темные, а желтый цвет — синий.

Сегодня я хочу показать вам негатив Южной Африки. Я бывалый путешественник и за свою жизнь посетил уже больше 50 стран, а в рамках этого кругосветного путешествия на велосипеде ЮАР — пятнадцатая страна.

Энергия несовместимости

Когда-нибудь появится виртуальная реальность такого уровня, что посмотреть мир можно будет не выходя из дома. Если же вы хотите сейчас поглубже прочувствовать данную статью, предлагаю вам перед прочтением выпить стакан молока и закусить солеными огурцами или съесть что-нибудь еще абсолютно несовместимое друг с другом. Так вы сможете на своем личном опыте ощутить энергию несовместимости, которую таит в себе Южная Африка.

Здесь вместе, пусть и не всегда мирно, живут белые и черные. Здесь сосуществуют любящие холода пингвины и жирафы, львы и бегемоты, живущие только в тропическом тепле. Здесь вы можете встретить горы, леса, озера и выжженную солнцем пустыню. Здесь сходятся ледяной Атлантический океан и теплый Индийский. Здесь я видел самые красивые города в Африке, богатые дома и зажиточные фермы, а рядом с ними — такую бедность и разруху, которую не смогут представить себе даже создатели сериала «Игра престолов».

Здесь мне встретились самые добрые отзывчивые и прекрасные люди и те, кто меня грабил на ходу и практически на моих глазах убивал людей. Это столкновение и сосуществование двух противоположных энергий и стихий. И вы должны знать об этом, чтобы иметь более четкие представления о мире.

Вы уже выпили свой стакан молока и закусили его огурцами? Тогда открываем двери в ЮАР. В прошлой статье я рассказал вам, как в первый же день моего пребывания в ЮАР на подъезде к городу Кейптаун на меня было совершено дерзкое нападение — прямо на ходу меня повалили на землю и ограбили. Местные полицейские подоспели вовремя, в противном случае у меня бы отняли не только телефон, но и все, что есть, включая мою жизнь.

Гетто

Думаете, я преувеличиваю? В ЮАР есть два вида преступности: первый — преступления, совершаемые от безысходности, голода и отупения, второй — организованная. Мне рассказали, для того чтобы попасть в местную банду, коих здесь множество, необходимо пройти обряд «крещения», который включает в себя убийство мужчины и изнасилование женщины. Только когда кандидат на членство в банде выполнит эти условия, его зачисляют в штат.

Думаете, байки? Попробуйте прогуляться по пригородам Йоханнесбурга, Дурбана или Кейптауна — самым большим и красивым городам ЮАР. По официальной статистике, эти города признаны самыми опасными городами планеты, наряду с такими местами, как колумбийский город Кали, пакистанский Карачи и сомалийский Мадоши. В Кейптауне, где я сейчас нахожусь, на 100 тысяч жителей совершается 8 тысяч 428 преступлений. Это просто безумный разгул преступности, если учесть тот факт, что в городе проживает всего 3,75 миллиона жителей. Почти 300 тысяч преступлений в год!

Я не теоретик и предпочитаю действовать, получая личный опыт. Во многом поэтому мой блог и называют Crazy Russian. Прежде чем сделать выводы и предложить вам прогуляться по пригородам Кейптауна, я сделал это сам. С момента въезда в пригород до ограбления прошло меньше минуты. Мои ровесники — парни лет 30 с небольшим — практически все смотрели фильм «Не грози Южному Централу, попивая сок у себя в квартале». Если вы смотрели его, то имеете представление о том месте, куда я попал. Все, как в том фильме, только тут не комедия, а ужасы.

Пока я ехал на велосипеде, мне вслед свистели и что-то выкрикивали. А я ехал и думал, что у меня, черт побери, еще и сумочка поясная с документами висит, а значит, в любой момент все может начаться опять. Но на меня никто не нападал. Через пару минут я понял, что все дело в том, что с тыла меня прикрывал коп на полицейской машине. Через десять минут мы въехали в полицейский участок. Он был похож на крепость: высокие стены, электрические провода, гарантирующие смерть или увечья любому желающему коснуться стены.

В участке я окончательно убедился, что полицейские здесь — это не столько стражи порядка, сколько философы, мотивационные тренеры и мыслители.

— Вы будете составлять протокол? Будете искать преступников и мой телефон?
— Нет. Но не переживай. Вещи — это не самое главное, главное, что ты живой.

Браво. Семь месяцев до этого я читал книги по духовному развитию: «Основы буддизма», Ошо, Экхарта Толле, но только из уст этого чернокожего полицейского понял смысл слов «Главное в жизни — это не вещи, а быть живым». Я поклонился и ушел, просветленный и познавший дзен.

Впоследствии мои местные друзья (они появились у меня позже, уже после нападения) рассказали, что в некоторые районы и в том числе в тот, куда я въехал тогда, белые люди не заезжают даже на машинах. Потому что выехать оттуда уже не получится. Каждый раз, когда я рассказывал свою историю прибытия в Кейптаун, я слышал подобные слова. И все мои новые друзья так смеялись, говоря о том, что оттуда живыми белые люди не возвращаются, что я понял: японские самураи, презиравшие смерть, просто трусишки по сравнению с белыми жителями ЮАР.

Тут над смертью смеются до колик. Некоторые даже звонили при мне своим друзьям и по телефону рассказывали им, что белый сrazy Russian поехал штурмовать «бедновили» Кейптауна на деревянном велосипеде, сравнивая меня не то с Дон Кихотом, не то с ослом из мультика про Шрека.

Dura lex

По сути в ЮАР работа полиции имеет скорее номинальный характер. Более того, законодательство в стране выстроено таким образом, что прав у грабителей едва ли не больше, чем у жертв. Например, если вас грабит какой-нибудь наркоман, а вы ненароком убили или ранили его, защищая свою жизнь или имущество, то судить будут не его, а вас. Потому что он при ограблении был голоден или находился в состоянии аффекта, а вы жадный белый скряга. Что-то в этом есть, не находите?

Один из местных парней рассказал мне реальную историю о том, как к его другу в дом забрался грабитель, тот застрелил его из пистолета и получил за это срок. Если на воле происходит то, что я описываю в этой статье, то что же творится на зонах ЮАР? Возможно, первую часть киноэпопеи про Риддика снимали в одной из таких зон? Но это не более чем мои догадки. А вот фильм «Район номер 9» на самом деле снимали в Йоханнесбурге — вы можете посмотреть трейлер к фильму и увидеть районы, о которых я рассказываю.

Другой пример абсурдного закона: если в ЮАР на вашей приусадебной территории, на газоне у дома какие-то бездомные поставят палатку и начнут жить, разбрасывать бутылки и ходить в туалет под вашу дверь, то вы самостоятельно не можете их прогнать. Более того, не прогонит их и полиция. Вы обязаны пойти в суд, выиграть дело и только после этого с ордером идти в полицию с просьбой выгнать захвативших ваш двор временных землевладельцев. Да что там захват двора. Если вы уехали в отпуск на длительный срок, то по приезде можете обнаружить, что в вашем доме живет какой-нибудь бывший наркоман, организовавший в нем притон. И выгнать его снова можно лишь через суд. И жить с ним не получится: обычно такие ребята имеют скверный характер и пистолет в придачу. В общем, пока не выиграете суд, бомжом будете вы. Такой вот круговорот домов в ЮАР.

Дети апартеида

Как же они до такого дожили? Все началось после Второй мировой войны, когда страна стала окончательно независимой от Британской империи, и в ней был установлен режим апартеида. Все жители страны делились по цвету кожи и должны были жить отдельно друг от друга в специально отведенных для этого местах. Первая категория — это белые люди, которых в стране насчитывалось около пятнадцати процентов. Они жили хорошо, я бы даже сказал, богато. А вот черное большинство жило очень тяжело, люди влачили нищенское существование.

Легендарный борец за свободу Нельсон Мандела и еще десяток его сторонников при этом режиме считались террористами, в какой-то момент были пойманы и посажены в тюрьмы. Мандела отсидел 27 лет в тюрьме строго режима. Я видел тот остров, где он прожил половину жизни. Это действительно испытание не из легких. Режим держался почти 50 лет. Но ничто не вечно под луной. Без кровопролития, войны и революции режим апартеида был свергнут, а на его место пришла система всеобщего свободного голосования.

Все поменяли. Причем поменяли с точностью до наоборот. Начался расизм уже в отношении белых. Их начали ущемлять в правах, унижать, принижать, грабить. Например, сейчас белому в ЮАР достаточно сложно устроиться на официальную работу, потому что в штате компании по закону, черных должно быть не менее 70 процентов вне зависимости от профессионализма и опыта работы. В итоге качество производства и услуг в стране падает катастрофически.

Даже при том что 70 процентов работников на любом предприятии должны быть черными, количество чернокожих безработных огромно. Чернокожим безработным государство выплачивает пособия, строит для них дома бесплатного проживания. Эти законы привлекают в ЮАР людей со всей Африки: нигерийцы, сенегальцы, гвинейцы, замбийцы и другие жители менее развитых стран континента едут сюда в поисках лучшей доли.

Они нелегально переходят границы и селятся в этих бесплатных гетто-трущобах. Поскольку работать они не могут, а часто не особо и хотят, то начинают формировать банды, которые держат в ужасе как белое, так и черное население.

Местная девушка, которая работает в социальной службе, рассказала, что в ЮАР пособие по уходу за ребенком для женщины составляет 500 рэндов (около 2,2 тысячи рублей). Деньги совсем небольшие. На них можно, например, купить три гигабайта интернета и посмотреть две серии «Игры престолов». Так вот, местные бандиты насилуют женщин для того, чтобы те рожали, а после этого забирают у них эти копейки, которые тратят на покупку наркотиков. Дети же живут, предоставленные сами себе.

Та же девушка рассказывала мне, что социальная служба периодически забирает из этих гетто детей. Один из мальчишек, живущий сейчас в интернате при соцслужбе, без сопровождения не может подниматься на второй этаж — боится. Также он категорически отказывается выходить во двор — тоже от страха. То, что он видел во дворах своего родного гетто, навсегда останется с ним.

В общем, с отменой апартеида белые стали жить хуже, но и черные не стали жить лучше. Некоторые их них наконец узнали, что такое поликлиника и больница, школа. Но цена этого, на мой взгляд, непомерно высока.

Кара небесная

Местные рассказали мне о том, что на сегодняшний день несколько миллионов детей остались сиротами, потому что их родители умерли от СПИДа. Все, что связано с проблемой ВИЧ и СПИД в ЮАР, подвержено социальной стигматизации. Чернокожее население верит, что ВИЧ — яд, который привезли с собой колонизаторы из Европы. Они полагают, что их заразили с целью уничтожить популяцию чернокожих. ВИЧ для них что-то вроде древнего проклятия, а значит, можно пойти к шаману, колдуну или святому человеку и излечиться.

В ЮАР более 15 процентов населения заражены ВИЧ. Мандела, став президентом в 1994 году, не уделял особого внимания проблеме ВИЧ в ЮАР. Более того, он утверждал, что у него нет времени на эту ерунду, поскольку в стране было множество других проблем. Но в 2005 году от пневмонии, вызванной СПИДом, умер его старший сын, после чего Мандела изменил свое мнение.

Бремя белого человека

Кстати, эти города из трущоб зачастую возникают спонтанно. Например, две недели я прожил в элитном поселке под Кейптауном под названием Комики. Его можно сравнить с рублевскими поселками в Московской области или с застройкой на Крестовском острове в Санкт-Петербурге. Живут здесь белые богатые люди. В поселке можно найти дома стоимостью 10 миллионов долларов и больше. Находится поселок на берегу океана в окружении гор и прочей неземной красоты.

Между Комики и соседним не менее элитным поселком расстояние километров пять, хорошая дорога, красивые пейзажи. Но пару лет назад сюда пришли чернокожие бомжи, из картона и мусора построили «бедновиль». И живут теперь в нем без канализации, водопровода и электричества. Этот поселок похож на гору мусора: коробки, текущие по земле в океан нечистоты, роящиеся тысячами мухи, снующие тут и там крысы. И во всем этом все время кто-то копошится. Не то люди, не то звери.

В один из прекрасных солнечных дней мы гуляли по пляжу в Комики и увидели похоронную процессию. Оказалось, хоронят местного серфингиста. За пару дней до этого вечером парень ехал на машине из одной деревни в другую. Те самые пять километров. Остановился на перекрестке на красный свет и был застрелен с целью ограбления. Между двумя элитными поселками, вдали от большого города. Во избежание подобных случаев существуют официальные рекомендации: после 18:00 (после заката) не останавливаться на красный свет, а продолжать ехать. За это вы не будете оштрафованы, ведь если вы этого не сделаете, то можете быть убиты.

Прилетая в любой международный аэропорт ЮАР, вы можете увидеть табличку-памятку о том, как действовать в случае ограбления. И если вы все же прилетите в ЮАР, то я вам от души рекомендую отнестись к этой информации серьезно и тщательно ее изучить. Из нее вы можете узнать: что нельзя сопротивляться, если вас грабят, что необходимо покорно все отдать, что нужно стараться запомнить, как выглядит грабитель (не понимаю, правда, зачем). Есть и еще более удивительные памятки. Например, как вести себя, если у вас угоняют машину, в которой сидит ваш ребенок.

Жизнь белого населения в городах протекает исключительно за колючей проволокой. По улицам здесь никто не ходит пешком, все передвигаются на машинах. Даже 100 метров тоже проезжают на машине. При этом никто не садится в машину не спеша. Сев в автомобиль, у тебя есть несколько мгновений, чтобы заблокировать двери, завести двигатель и тронуться с места. В Кейптауне это распространено в меньшей степени, но в Йоханнесбурге угон машин с выкидыванием хозяев из нее на ходу — это что-то вроде национального вида спорта.

Вероятность, что это произойдет, если вы припарковались вне охраняемой территории, 50 на 50. Поэтому с закрытой территории, где живут белые люди, они приезжают на свою работу, где также есть охраняемая стоянка, после работы едут в большой магазин, где есть паркинг с охраной, а потом обратно — за решетку любимого дома. Дома, кстати, охраняются не только решетками и заборами, но и 50-60 процентов домов обнесены проводами высокого напряжения.

Есть, конечно, на окраинах большие жилые зоны, где можно гулять по набережной и любоваться океаном. Есть также маленькие города, где жить и передвигаться гораздо безопаснее. Например, тот же Виллингтон, где я прожил первые две недели по приезде в ЮАР. Но и здесь после комендантского часа я не чувствовал себя спокойно. После 18:00 на улицу лучше не выходить без сопровождения вооруженной охраны.

В ЮАР очень плохо развит общественный транспорт — можно сказать, его нет вообще. Исключение составляют микроавтобусы, которые в большом количестве ездят по городу, но передвигаться в них белому человеку опасно для жизни. Я лично столкнулся с тем, что не смог переехать из города Веллингтон в Кейптаун. Расстояние всего 70 километров, есть даже электричка, но ехать в ней опасно.

Свой среди чужих, чужой среди своих

Но не подумайте, что все чернокожие в ЮАР — бандиты и убийцы, это не так. Очень многие черные — это достойные и умные люди. К нам приезжал как раз такой чернокожий. Ехал он на той самой электричке. Казалось бы, «свой парень», но и он оказался чужим среди своих. На одной из станций в поезд зашел бандит, достал пистолет и предложил всем, кто находился в вагоне, сложить содержимое карманов в его сумку. Один из пассажиров требование выполнять отказался. Потенциальная жертва ограбления усомнилась, что пистолет настоящий.

Это нисколько не смутило грабителя и, чтобы продемонстрировав свою честность и серьезность намерений, он отстрелил сомневающемуся два пальца на руке. Пистолет оказался настоящим. Других желающих спорить не нашлось. Наш друг, как и все остальные, отдал все, что было в его карманах, и живой и радостный приехал к нам в гости. Тоже, наверное, когда-то обращался в полицию и узнал, что вещи — не главное, а надо радоваться, что живой.

Вы спросите, почему белые не уезжают оттуда? Они и уезжают. Очень много людей с 2000 года бросили свои дома, бизнес, прежнюю жизнь в ЮАР, собрали вещи и отправились в поисках лучшей доли в Австралию, Новую Зеландию, Великобританию и США. И поток уезжающих не прекращается.

По моему ощущению, ЮАР стремительно движется в пропасть, так же как когда-то Сенегал и другие бывшие колонии. Получив свободу и независимость, в ЮАР тут же начали рыть себе могилу. В диком животном желании, в глупости и ненависти они решили разрушить до основания прежний мир и на руинах построить новый. Для русских это желание знакомое. Но опыт других африканских стран (да и России) говорит о том, что, разрушив до основания, построить нечто лучшее не обязательно получится. Разрушив что-то, люди обычно остаются жить на руинах. Печально.

Впрочем, я уже устал нагонять жуть. Это лишь негативная сторона ЮАР, с которой я столкнулся. Об этом вам не расскажут в рекламных туристических проспектах. Там обычно говорят о чудесах Южной Африки. И я подтверждаю, что несмотря на все ужасы, описанные мной выше, я считаю ЮАР самой красивой, самой яркой, самой передовой страной Африки. А Кейптаун и его окрестности для меня на сегодня — самые красивые места, которые я видел в жизни.

В следующей статье я расскажу вам, как оказавшись в «бедновиле» под Кейптауном без денег, средств связи и друзей, я начал все сначала. Расскажу, как заработал пару тысяч долларов и снялся в рекламе инновационных технологий крупной южно-африканской компании, как принимал участие в съемках авторского кино для голливудский студии и попал на местную «Рублевку», познакомился с топ-моделями мирового уровня и вылечил зубы, посетил современные арт-выставки, сходил в пару трекингов, посетил великолепные фермы, выпил бесконечное море классного вина. Увидимся на следующей неделе на «Ленте.ру».