«В мусоре копошились козы, собаки и дети»

Россияне решили увидеть мир и очутились в самой грязной стране Африки

Фото: Zohra Bensemra / Reuters

«Лента.ру» публикует продолжение рассказа российских путешественников Константина Колотова и Александра Смагина, которые отправились в турне вокруг света на бамбуковых велосипедах. В прошлой статье россияне рассказывали о своих приключениях в Мавритании, а на этот раз речь пойдет о Сенегале — стране, в которой на них нападали с ножом, грабили, обманывали и вымогали деньги. Стране, задыхающейся от мусора, нищеты и болезней, но все же прекрасной и интересной. Стране, о которой вам стоит узнать от очевидцев.

Здравствуй, Сенегал!

Велосипеды уже въехали на паром, чтобы переплыть реку Сенегал, разделяющую самую бедную в мире страну Мавританию, в которой мы провели неделю, и новую для нас страну Сенегал. Что ждет нас впереди? Загадка. Что я знаю о Сенегале? Это государство в Западной Африке, к югу от реки Сенегал, по которой страна получила свое название. На западе находится Атлантический океан, страна граничит с Мавританией на севере, с Мали — на востоке, Гвинеей и Гвинеей-Бисау — на юге. Внутри территории находится государство Гамбия, простираясь от Атлантического океана вглубь Сенегала примерно на 300 километров.

Климат субэкваториальный, засушливый на севере, более влажный на юге. Средние температуры — около 23 градусов по Цельсию в январе и 28 градусов в июле. Крупные животные в Сенегале почти полностью истреблены (тут я выдыхаю с облегчением: отбиться от кабана — одно дело, а вот от льва или слона было бы труднее), но в саваннах встречаются антилопы, а в глухих местах еще обитают шакалы, гиены, леопарды и гепарды. Много мелких грызунов, птиц, пресмыкающихся, насекомых (в том числе муха цеце). Прибрежные воды богаты рыбой, включая акул. Так что лучше повременить с нашими плавательными тренировками в рамках подготовки к Ironman, в котором мы участвуем через два месяца.

Численность населения — 15,1 миллиона человек. В среднем на одну женщину приходится пять детей. Средняя продолжительность жизни — 59 лет (57 — у мужчин, и 61 год — у женщин). Неплохо для экваториальной Африки. Грамотность — 51 процент мужчин, 29 процентов женщин. Вот и ответ, почему по пять детей на одну женщину. Религии: мусульмане — 94 процента, христиане — 5 процентов, местные верования — 1 процент.

25 ноября 1958 года Сенегал был провозглашен самоуправляющейся республикой в составе Французского Сообщества. Вот на этом, пожалуй, и закончились мои познания об этой стране. Дальше будет лишь личный опыт увиденного, услышанного, попробованного и, что важно, проанализированного.

В Мавритании преобладающее большинство населения — арабы со светлой кожей. Чернокожие люди там почти всегда рабы. 600 тысяч рабов в одной только стране, и это в XXI веке! Не могу про это забыть. Здесь же, на пароме, везущем нас в Сенегал, арабов не было вообще. Погрузить велосипеды на паром нам помогали два чернокожих парня. Очень улыбчивые, доброжелательные. Вначале я подумал, что, может, они тоже пересекают границу, но через пару минут стало ясно, что это их работа и что за свою «доброту» они потребуют рассчитаться.

Я привык к такому поведению людей еще в Марокко, где в 95 процентах случаев те, кто вроде подошел помочь, после привязываются как банный лист и не отстают, пока либо не дашь им денег, либо не нагрубишь. Сначала меня эта особенность жителей Северной Африки раздражала, но сейчас я уже привык, более того, я понимаю, почему это происходит, и не осуждаю их.

Тотальная бедность, неграмотность и «религиозный опиум» за тысячи лет сформировали культуру, в которой выживали лишь те, кто подстроился. Свобода выбора и воли здесь все чаще кажется мне лишь игрой воображения. Возможно, мы ничего не решаем и не выбираем, а лишь механически действуем, исходя из культурного кода, из предыдущего опыта наших прадедов, дедов, родителей и, в конечном итоге, своего личного.

Don't worry, be happy

На пароме с нами плыла пара молодых чернокожих парней, которые очень хотели завязать беседу, но говорили какую-то совсем несвязную чушь, и я быстро потерял к ним интерес. Также был молодой парнишка лет 12, у него в руках был большой мусорный пакет литров на 60, в котором лежала огромная змея. Пакет был прозрачным, и он пугал змеей этих двух парней, которые, поняв, что мне они неинтересны, начали приставать к нему.

Любопытно, сколько там будет змей в естественной природе? А будут ли львы и слоны? Мы прочли, что в Сенегале можно посетить сафари, и оно будет не хуже, чем в Танзании, а стоит при этом в 10 раз дешевле — что-то около 20 долларов на человека. Животные живут в Национальном парке, который начинается в 60 километрах после столицы страны — города Дакар. И нам предстоит проезжать через этот район. И это напрягало. Уехать на велосипеде даже от собак оказалось не так-то просто — проще остановиться и навтыкать им. А как навтыкать льву?

Мы сошли с парома, опять же, не без помощи двух парней, которые помогали нам на него погрузиться. Эти же парни проводили нас к таможенному пункту. Местная граница совсем на нее не похожа — я подумал, что вполне мог бы просто проехать через ворота и вообще ничего не оформлять, и никто бы мне ничего не сказал. Как и на мавританской границе, тут творилась вакханалия. Блуждали люди, дети, животные. Но мы не стали прорываться нелегально, тем более это не имеет смысла: для россиян виза в Сенегал делается бесплатно на три месяца.

Парни, которые довели нас до таможенного пункта, зашли в будку таможенника, там уселись на диван, открыли холодильник, взяли пакеты с водой (тут вода продается именно в целлофановых пакетах) и вообще вели себя там как свои. Мы через створку в окне подали таможеннику паспорта, тот изучил документы, провел необходимую процедуру по регистрации, поставил штамп о въезде и вернул паспорта. Вся процедура заняла у нас пять-семь минут. Наши провожатые вышли из будки и сказали, что дальше необходимо предъявить «желтый бланк» — сертификат о прививках.

Мы общаемся в чате с сотней других велопутешественников по Северо-Западной Африке и знаем, что ни у кого на границе с Сенегалом вакцинацию не проверяли, но с кого-то взяли деньги за паром, с кого-то — за штамп, с кого-то деньги берут сенегальские копы на дорогах. В общем, как и в Медине Марракеша: если тебя ни разу не обманули, то считай и не посещал.

Мы пошли проверять сертификацию. Для этого вышли за границу погранзоны и зашли в какой-то барак. Показали сертификаты хиппарю в приспущенных джинсах. Он что-то «прокрякал» на неизвестном языке, на что получил ответ: «Ноу андестенд». Ему на помощь пришел другой поклонник Боба Марли с дредами и знанием английского. Короче, как они ни старались, денег за проверку сертификатов о вакцинации им получить не удалось.

Но они заявили, что если мы здесь не получим справку об уплате какого-то налога на пользование велосипедом на дорогах, то будем платить штрафы копам. О штрафах мы знали из чата велопутешественников. За справку хиппари просили 15 долларов, и мы сочли, что лучше заплатить. За это мы получили белый лист А4 с печатью и какой-то подписью. Ощущение, что нас обманули, не покидало, но ругаться уже не хотелось. Хотелось просто уехать как можно дальше от Мавритании.

Сейчас я уже уверенно могу сказать, что на 15 долларов нас развели — ни разу за путешествие по Сенегалу нас не останавливали местные полицейские. На выходе наши провожатые попросили дать им денег. На вопрос сколько, пожали плечами: «Сколько дадите». У меня было только пять долларов, которые они и получили на двоих. Я так и не понял, обрадовались они или расстроились, но мы пожали руки, прыгнули в седла и поехали.

Crazy russians

Хотелось есть. Консервы за последнюю неделю уже поднадоели, хотелось перекусить чем-то более живым и вкусным. В поселке при погранпереходе найти подходящее кафе не удалось, поэтому мы проехали пару километров и остановились на заправке. Она показалась вполне приличной. Собственно, после Мавритании приличным кажется любое сооружение не из глины и ослиного дерьма.

На заправке мы купили вкусный йогурт с какими-то злаками и различные кексы и печенье. Больше покупать там было нечего. Тут надо отметить, что продавщица на заправке, как и большинство других встреченных в Сенегале продавцов в бакалее и фруктовых лавках, не умела считать. Даже при помощи калькулятора. То есть они что-то там нажимают, умножают, складывают, но им это дается с каким-то нечеловеческим трудом.

На то, чтобы посчитать стоимость, например, одного килограмма бананов и трех килограммов мандаринов, легко уходит более 10 минут. При этом вокруг калькулятора собирается совет экспертов в составе трех-четырех человек. Причем они просчитываются то в большую сторону, то в меньшую. И если первое еще можно было бы принять за попытку обмануть, то второе доказывает, что сенегальские торговцы — люди честные. Просто образование у них хромает.

В итоге мы помогли барышне продавщице свести дебет с кредитом и, рассчитавшись, уселись на асфальт там же, на парковке возле заправки, чтобы поесть. Через пару минут подошел автобус с японцами. Они ехали в Дакар на комфортабельном новом японском же автобусе. В Мавритании такое и представить было невозможно! Подумалось о том, что скоро и мы до Японии доберемся. Всего-то 70-80 тысяч километров и пять лет пути.

Японцы пооткрывали окна, и пока автобус заправлялся, мы весело общались. Но вот автобус готов к старту. Японцы, одобрительно подбадривая нас, что-то прошумели в окна и умчались прочь, напоследок добродушно прокричав: «See you later, crazy russians!» Мы, улыбаясь, продолжили жевать свои кексы.

Еще через пару минут остановился на заправку мопед с парой сенегальцев. Один пошел заправляться, а второй стоял у мопеда и смотрел на нас. На нем была прикольная теплая шапка с помпоном. Такие здесь многие носят, несмотря на плюс 30 градусов на улице. Я поздоровался и сделал комплимент его шапке. Он очень обрадовался. Наверное, хотел заговорить, но не знал, с чего начать. Начал расспрашивать, кто мы и откуда. Узнав, что мы приехали на велосипедах из России, он с восхищением выдохнул: «Crazy!»

После этого парень пожал мне руку, в которой оказалась купюра в 500 местных франков, что составляет примерно один доллар. Официально средняя зарплата в Сенегале — 150-200 долларов. Но мне в это поверить трудно: многие люди здесь просто выживают и денег не имеют вообще. Думаю, и этот мой новый друг не был богачом с зарплатой в 200 долларов. И наверняка этот доллар для него — немаленькие деньги. Но ему захотелось таким образом поддержать и поучаствовать в нашем путешествии. 

В такие моменты мое «каменное сердце» размягчается и становится похожим на человеческое. Оно чувствует радость от сопричастности к чему-то огромному. Помните у Евтушенко: «Понял я, что был причастен...» Я сердцем и глазами улыбался этому черному человеку, которого хоть и видел в первый раз, но чувствовал, что он часть меня, как и я — часть него. В этот момент, мне кажется, он чувствовал то же самое. Лишь секунду, мгновение, миг — и наши взгляды разминулись, мы попрощались, и он укатил.

Рай земной

Мы с Сашей доели и тоже отправились вперед, в сердце этой новой, уже 14-й для нас страны. До заката осталось буквально три часа, а до места, запланированного под ночевку, — 75 километров. Граница Мавритании и Сенегала — это не только граница стран, но и граница, разделяющая пустыню Сахару и тропическую часть Африки. И переход этот довольно резкий. Вокруг нас уже не песок, а залитые водой сельскохозяйственные луга.

Так же, как в Мавритании, на дорогу выбегают дети, которые что-то шумят и кричат. По всему пути разбросаны деревушки с домами из соломы и тростника. Все выглядит очень бедно. Мы запланировали ночевку в каком-то лаундж-отеле, но работает он или нет, мы не знаем. В прошлые разы в 70 процентах случаев отели, показанные на карте, были закрыты. Если на этот раз гостиница будет закрыта, то ехать дальше у нас не получится, так как будет уже темно.

Ночевка вблизи соломенных деревень кажется сомнительной и опасной. Поэтому мы решили, что если будет полицейский пункт, то мы остановимся и переночуем у него. Зря что ли за 15 баксов абонемент у пройдох покупали?! Но никаких полицейских пунктов не было. Уже после заката мы подъехали к повороту на отель. Свернули, проехали 500 метров. Каждый метр по этому бездорожью убивал внутри меня надежду на то, что там окажется работающий отель. Но отель был! Это было похоже на чудо.

Мы уперлись в огромный забор, ворота оказались открытыми. На КПП охранника мы не нашли и прошли вглубь территории. Территория отеля была похожа на райский сад: аккуратный бассейн, море цветов, пальмы с кокосами, уютные домики, а дополнительный колорит всему этому придавала быстрая речка, которая тянулась вдоль всего отеля. Через несколько минут нас нашел охранник, он не говорил по-английски и поэтому позвал хозяина.

Хозяином оказался пожилой француз, который по-отечески улыбнулся, увидев нас. Мы рассказали свою историю и спросили, можем ли поставить палатку на территории отеля. Он разрешил и сказал, что это ничего не будет стоить. Также предложил домик, но за него надо будет заплатить 50 евро.

Мы поблагодарили и сошлись на том, что поставим палатку и за 5 евро посетим душ. Дешево и приятно. Также за 10 евро нас угостили горячим ужином: картошкой фри, яичницей и хлебом. После многих дней на консервах этот ужин казался настоящей роскошью! Мытые, сытые и довольные мы забрались в палатку. Завтра нас ждал новый классный день. Проснулись мы под пение птиц. Солнышко уже согрело африканскую землю, но, выбираясь из палатки, можно было все еще почувствовать прохладу тропической ночи.

Мы, конечно, уже люди привыкшие, но велопереходы по 150-180 километров в течение трех дней подряд все равно выматывают. Организм может и дальше ехать в таком режиме, но уже через силу. А сейчас мне не важны рекорды, мне важно быть счастливым! Для этого надо беречь себя и быть разумным. В общем, решили, что сегодня проедем всего 40 километров до большого города Сен-Луи и там остановимся.

Не спеша мы прогулялись по территории отеля. Вчера уже было темно и всей этой красоты не видно. Отель прекрасен, его виды вновь унесли мои мысли в райское место в Индонезии на острове Ява, где я мечтаю однажды открыть кемпинг. Больше часа я сидел на берегу реки, смотрел на воду и камыши, иногда проваливаясь в размышления про мой отель. Получилась такая своеобразная медитация.

Старая столица

Мы двинулись вперед. После мавританских марафонов эти 40 километров для нас даже не разминка, если, конечно, нет встречного ветра или гор. Через два часа мы уже были в городе. У нас вновь не было запланированного места ночевки. В этот раз я был недоволен. За ночевки, как и за планирование маршрута, отвечает Саша. Вариантов ночевок в незнакомом городе я знаю несколько: в отеле или в хостеле, по каучсерфингу, по вармшауэрсу (каучсерфинг для велосипедистов), через посты и публикации в социальных сетях (в группах, посвященных городам), в палатке.

Но в больших африканских городах вариант с палаткой я не рассматриваю: местные дети норовят открутить что-нибудь с велика прям на ходу, а уж если поставить палатку в черте города, то вероятность проблем с местным населением возрастает в разы. Остаются отели, гостеприимные люди или онлайн-сервисы. Чтобы попасть к людям, надо с ними предварительно договариваться. Это нетрудно, но требует творческой мысли и занимает время. Саша этого не сделал.

Отель, который он выбрал, стоил 100 долларов за ночь. Меня это не обрадовало, так как в путешествии я отвечаю за бюджет. Мы приняли решение искать дальше. Судя по Google Maps, мы находились в туристической части города, а если проехать десяток километров по прямой, то окажемся в его более бюджетной части. Сен-Луи до 1902 года был столицей французской колонии Сенегал. Это историческая и культурная столица страны. Традиционная застройка здесь, несмотря на свою ветхость, сохраняет налет живописности. Город входит в список Всемирного наследия ЮНЕСКО. При этом численность населения города — всего 186 399 человек. Не сравнить с Дакаром — нынешней столицей, в которой проживают более двух миллионов человек.

Сен-Луи разделен на три части. Основная его часть расположена на континенте. Здесь живет местное население. Большой туристический остров соединен с материком мостом, который когда-то был спроектирован и возведен легендарным Густавом Эйфелем. Этот мост прежде тоже находился во Франции, но со временем его решили заменить на что-то более современное, а отслуживший свое отправился в Африку. Третья часть города — еще один остров, но уже не богатый туристический, а очень бедный рыбацкий. Хотя позже мы выяснили, что именно тут базируются кемпинги.

Мы уже проехали по материковой части и никаких отелей по дороге не видели. Туристический остров очень дорог для нас, поэтому мы решили искать место ночевки на рыбацком острове. Это не широкий (от 500 метров до километра), но длинный (порядка 15 километров) кусок суши, большую часть береговой линии которого занимала пристань с рыбацкими лодками. Они были припаркованы нестройными рядами вдоль берега. Из лодок рыбаки доставали рыбу и грузили в кучу, а уже оттуда женщины и мужчины набирали рыбу в специальные ящики и на головах несли их к рефрижераторным машинам и телегам, запряженным лошадьми. Так шла погрузка рыбы.

Когда въезжаешь по мосту на этот остров, первое, что бросается в глаза, — это лодки и берег, заваленный мусором. Мусор лежал в несколько слоев. В этом мусоре копошились козы, собаки и местные ребятишки. Кое-где виднелись трупы животных. Жуткое зрелище. Проехав мост, мы на велосипедах двинулись по острову от одного его края к другому. Дорога здесь одна — через рыбацкий причал.

Фуры, лошади с телегами, тут же ожидающие убоя бараны и козы, огромное количество людей: и рыбаки, и грузчики, и торговцы, и женщины, и множество детей. И смрад. Весь остров ужасно воняет рыбой и мусором. Как и за день до этого надежда, что где-то за всем этим ужасом нас ждут кемпинги, во мне угасала с каждым пройденным метром. Но я вновь оказался неправ.

Рыбаки и эта ужасная пристань закончились, начался пустырь, также заваленный мусором, но уже без людей. И через пару километров мы подъехали к отелю. Отель огорожен высоким забором, а за забором — песчаный пляж, бассейн, небольшой приличный ресторанчик и жилой комплекс. Все очень симпатично, приятно и безопасно. Администратор сказал, что стоимость двухместного номера — 35 долларов, но за 8 долларов разрешила нам поставить палатку, а еще за 5 баксов пользоваться бассейном. Отличный вариант! Мы установили палатку, перекусили консервами и отправились купаться.

Продолжение следует

Путешествия00:06 6 февраля

Другая Европа

Соль, лев и чертовщина. Что посмотреть в Болгарии вместо пляжей