Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram
Новости партнеров

«Мы начали падать, я держался за крест»

Впечатления пассажиров, переживших экстренную посадку на кукурузном поле под Москвой

Фото: Ольга Шаврова / ТАСС

Пассажиры рейса U6 178 авиакомпании «Уральские авиалинии», аварийно севшего около 07:00 утра 15 августа на кукурузное поле, могут праздновать второй день рождения: большинство отделались лишь испугом. Из 233 находившихся на борту (226 пассажиров и 7 членов экипажа) за медицинской помощью обратились 55 человек, 29 из них доставили в больницу, одного пассажира госпитализировали. «Лента.ру» собрала самые яркие свидетельства пассажиров Airbus A321.

Дамир Юсупов, командир воздушного судна: «Подготовка воздушного судна, посадка проходили в штатном режиме. Запуск двигателей произошел, вырулили на исполнительный старт, получили разрешение на взлет. Выполняли взлет, фактически сразу после отрыва самолета появилась неустойчивая работа двигателей, сначала левого двигателя, потом правого. Обороты стали падать. Самолет был тяжелый, мощности двигателей не хватало для продолжения полета и даже для удерживания той высоты, которую мы к тому моменту заняли. Высота была незначительная. Первоначально появилось решение развернуться, посадить самолет, но когда увидели, что второй двигатель тоже отказывает, было только одно решение — сажать самолет только перед собой. Перед нами было поле. Каждые полгода у нас есть занятия на тренажере, на котором мы отрабатываем штатные и аварийные ситуации, поэтому морально и профессионально были к этому готовы. У нас в Екатеринбурге имеется свой тренажер, своя школа подготовки летного состава. Благодаря ей, этим навыкам нам удалось успешно, без серьезных повреждений для пассажиров посадить самолет».

Георгий Мурзин, второй пилот: «После взлета попала птица в двигатель, левый двигатель сразу заглох. Потом и во второй двигатель тоже попала, обороты работали нестабильно, тяги не хватало, высота плавно падала. И приземлились в поле. Командир взял управление».

Артемий, пассажир: «Мой самолет упал. Стоим в поле, пострадавшие есть, у парня рука сломана, у кента палец, по ходу, ничего не сказали еще, двигатель несколько раз хлопал, они пытались его снова запустить, но мы начали падать, я держался за крест, я теперь точно верю в бога, — написал в Twitter пассажир Артемий. — Ребят, я благодарен пилотам не меньше, чем богу, и то, что мы аварийно сели, а не упали — это хорошо, но я не силен в терминологии, мне приятны слова людей, которые рады, что мы остались живы, спасибо».

Ольга, пассажирка: «Во время посадки было два резких удара — и тут же всех вывели. Кстати, о птицах. Я не знаю, почему говорят о том, что они в два двигателя попали. Шум был только с одной стороны, с правой, где буквы ДЕФ. Когда мы приземлились, от всего самолета были аплодисменты! Мы подходили к бортпроводникам и стюардессам и целовали их».

Анонимная пассажирка: «Мы не начали набирать нормальную высоту, которая должна быть. Начали постепенно падать, характерный звук периодически возникал: когда пытается завестись, но никак не заводится. Жесткая посадка, тишина... Нас не предупредили — в том плане, что готовьтесь. Много, может, фильмов посмотрели с этим. Там не было ничего такого, просто мы сами понимали, что все. У меня маленький ребенок, три годика, я ее прижала к сиденью, чтобы ее не трясло, хотя она была пристегнута. Я не могу сказать, что падали резко, что носом прям. Нет, такого не было. Мы видели поле, я вижу, что мы приближаемся, уже начали группироваться, я начала детей прижимать. Но за несколько секунд мы понимали, что падаем. Он — командир воздушного судна — максимально хорошо сработал, посадил. Ему надо отдать должное. Он выходил — мы ему аплодировали, мы все побежали говорить ему спасибо. Я думаю, он сделал все, что мог».

Анонимный 12-летний пассажир: «Вообще не кричал, все было просто отлично. Я сначала слишком очень уж сильно испугался, когда началось первое падение. Самолет начал падать, а я стал кричать. Потом самолет резко затормозил, мы ударились об землю. Все начали выбегать по команде стюардессы. Была ужасная паника, все кричали. После того как мы приземлились, все начали кричать, но умные люди, которые знали правила поведения, сказали, чтобы прекратили кричать. Мы решили дальше не лететь. С путешествиями покончено. Дальше только на машине — это безопаснее, чем на самолете или поезде».

Анонимный пассажир: «Где-то через три минуты после взлета мой ребенок сказал, что видит огонь. Были хлопки, огонь. Хлопок — огонь. Хлопок — огонь. После этого мы поняли, что самолет дальше не летит, он начинает падение, непонятное, не резкое снижение какое-то. Пилоты очень круто отработали, плавно приземлили машину. В салоне было тихо, паники не было, все молчали. Была фраза после приземления: “Ребята, мы сели, все хорошо”. После этого стюард и стюардессы четко отработали. В течение минуты после приземления они открыли все боковые двери и начали всех эвакуировать».

Светлана, пассажирка: «Я сидела в пятом ряду. Пассажиры быстро поняли, что будет экстренная посадка. Садился он плавно, насколько я могу судить, никто серьезных травм не получил. После посадки пассажиры помогали друг другу, а пилоту жали руки, говорили спасибо и аплодировали».