Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram
Новости партнеров

«Что делать, если встретим львов? Молиться!»

Как россиянин очутился в Ботсване и пережил встречу с самым опасным животным Африки

Фото: Christian Heinrich / Diomedia

«Лента.ру» продолжает публиковать путевые заметки российского путешественника Константина Колотова, который отправился в кругосветное путешествие, потерял в пути друга, прошел дистанцию ironman, пересек ЮАР вдоль и поперек, изменил план кругосветки и теперь путешествует на своих двоих. В прошлом материале мы рассказывали о пути россиянина в Ботсвану, а сегодня речь пойдет о встрече с дикими животными на сафари и обычной жизни в этой стране.

Кемпинг с хорошими соседями

В кемпинге «Старый мост», в котором мы остановились, предусмотрено три вида проживания. Первый — в бунгало, стоимостью 70 долларов за ночь, второй — в домах на колесах или в палатках на крышах собственных машин. В Ботсване — это самый популярный способ путешествия. Внедорожники, на крыше которых смонтированы раскладывающиеся палатки, есть почти в каждом кемпинге. Если поставить палатку на землю, то есть шанс быть раздавленным слоном или бегемотом, а, может, и съеденным львом. Здесь в Ботсване это не шутки. Но у нас нет машины, и поэтому мы на свой страх и риск ставим свою палатку на землю. Стоимость ночевки в палатке — 16 долларов.

Казалось бы, здесь в кемпинге в черте города должно быть очень безопасно. Да и кроме нашей палатки тут разместились еще две. Так что никакого опасения у меня не возникло, и я спокойно уснул. Каково же было мое удивление, когда утром я вышел на полянку рядом с почти пересохшим озером позаниматься джедай-йогой и увидел корягу, об которую мог бы споткнуться, если бы не был внимательным. Эта коряга меня заинтересовала, я начал ее разглядывать, пока в какой-то момент не понял, что это крокодил длиной три метра. Я аж отпрыгнул назад.

Меня от крокодила отделяло метров пять, не более. Никаких заборов или иных сооружений, которые могли бы предохранить меня от него, вокруг не было. Я осмотрелся вокруг, возможно, у этого Геннадия есть и другие друзья. К счастью, он был один. Поэтому я прошел чуть дальше и забрался на небольшой холм рядом с озером. О, боже, крокодил — далеко не самый интересный зверь в этой луже. Сначала увидел одного гиппопотама, а потом в разных местах всплыли еще пять. Крокодилов, кстати, я тоже насчитал пять штук. Самым большим был тот, который прикинулся корягой, остальные были поменьше и тоже выползли на бережок погреться.

Сама лужа была диаметром 25-30 метров. Если мерить ее в крокодилах, то что-то вроде десяти крокодилов. Позже от администраторов кемпинга я узнал, что это никакая не лужа. Прежде здесь была большая река, гиппопотамы и крокодилы плавали в ней, но в этом году случилась страшная засуха, и от реки осталась лишь эта лужа. Но животные по привычке продолжили жить в ней. Сильно пересохла и сама река Окаванго. Лужи катастрофически не хватает животным, и уже ближе к обеду я увидел небольшие локальные схватки между гиппопотамами, увидел, как к луже приходят коровы и кони, чтобы напиться воды.

Я все ждал, что крокодил утащит кого-нибудь из зазевавшихся животных, но реальная угроза чьей-либо жизни за все четыре дня нашего проживания в кемпинге была лишь одна, когда два крокодила загнали коня в угол. Конь очевидно перепугался, потому что пытался прыгать, что-то блеял. Ему пришлось простоять в своем углу, но крокодилы не атаковали. В какой-то момент конь понял, что крокодилов не перестоит, и решил пойти напролом. Развернулся задом к крокодилам и, наотмашь размахивая копытами, вылез из угла.

Как я уже выше писал, никаких заборов или заграждений, препятствующих входу крокодилов или бегемотов в наш кемпинг, не было. Почему они не приходили — для меня загадка. Местные сказали мне: «Животные знают, что человек намного опаснее, чем они, и просто не связываются». Каждый вечер к нам приходили местные жители посмотреть на бегемотов. Семья бегемотов насчитывала шесть особей, среди которых был и совсем маленький бегемотик. Оказалось, что малышей было трое, но двое умерли из-за того, что лужа не давала возможности большой семье жить полноценно.

Администрация кемпинга подкармливает животных, приносит бегемотам траву и протеины. Удивительное соседство. Четыре ночи мы ночевали в шаговой доступности с бегемотами, а бегемот, между прочим, считается самым опасным зверем в Африке. Бегемот взбалмошный и без предупреждения нападает на человека, говорят, что у него плохое зрение, но с его весом это не его проблема. В одну из ночей мы с Уильямом даже проснулись одновременно, потому что были уверены, что бегемот разгуливает где-то между палаток и ревет. Вылезли, огляделись — бегемотов нет, однако заметили, что и другие соседи по палаткам разбужены шумом.

Главное развлечение Ботсваны

Изучив город, мы нашли сафари, которое было достаточно бюджетным, но вместе с тем, судя по описанию, еще и очень интересным: сначала два с половиной часа путешествие на джипе по национальному парку, потом полтора часа на каноэ по реке Окаванго, далее полтора часа пешей экскурсии по саванне, и в обратный путь. Звучало все это впечатляюще, а стоило всего 70 долларов с человека. Поскольку у Уильяма деньги закончились, оплачиваю все наше путешествие я. Не бросать же «Америку» на полпути! Мне, собственно, и не жалко, просто денег впритык, а впереди через пару недель восхождение на Килиманджаро — это еще 1150 долларов за пять дней. Ну да ладно, все будет так, как быть должно.

Рано утром выехали в путь, наша машина — это Toyota Land Cruiser 80 с удлиненным кузовом, на котором были смонтированы девять посадочных мест. Все открыто, нет никаких сеток или другой защиты. Если бы я не спал до этого несколько ночей в окружении бегемотов, то подумал бы, что раз нет защиты от животных, значит мы, вероятно, и не планируем их встретить. Но теперь я уже был в курсе, что это не так, и не в местных обычаях прятаться от животных.

Мое место оказалось рядом с очаровательным профессором из Нью-Йорка по имени Кимберли. Про возраст женщин не принято говорить, поэтому я скажу, что сыну Кимберли, ехавшему рядом, исполнилось 17 лет. Кроме сына с Ким ехали еще трое детей, за которыми она присматривала. Ким была очаровательна — очень милая, я бы даже сказал красивая женщина, с живым лицом, любознательная и общительная.

Несмотря на то что я плохо говорю и понимаю по-английски, мы разговорились. Ким в молодости прожила несколько лет в Ботсване, изучала природу и искусство Африки, преподавала английский и историю местным жителям. Сейчас она уважаемый профессор в Гарварде, преподающий искусство. С собой у нее фотоаппарат и несколько огромных объективов. Узнав мою историю, она пригласила меня к себе в гости, когда я доеду, и, конечно, была в восторге.

Дружной компанией мы проехали асфальтированную часть дороги и въехали в национальный парк, где первым делом повстречали зебр. После были бородавочники, слоны и жирафы. Особенно много было последних — невероятно красивые животные. За три последних месяца я уже попривык и к жирафам, и к слонам, поэтому какого-то невероятного интереса к ним не испытываю, хотя, конечно, когда слон проходит в пяти метрах от машины — это волнующий процесс.

Опасная вода

Как и обещали в турфирме, через два с половиной часа мы добрались до одного из притоков реки Окаванго. Здесь нас выгрузили на берегу, заросшем травой высотой больше двух метров. На берегу аккуратно были размещены маленькие байдарки, на которых нам предстоит продолжить свой путь уже по реке. В байдарку помещается два человека и гид, задача которого состоит в том, чтобы длинным багром отталкиваться от дна и таким образом продвигать байдарку вперед.

Нам с Уильямом достался гид лет 30, уверенный, быстрый, четкий. Он сам подошел, предложил свои услуги, а после того как мы согласились, быстро сходил за ланч-боксом и водой для нас. После объяснил правила поведения в лодке. Они предельно просты — лодку не раскачивать, не шуметь, если в лодку попадет какое-то насекомое или змея, выпрыгивать из лодки не нужно, так как в воде все равно будет опасней.

А змей в этом районе много — гид перечислил шесть видов, но я запомнил только кобру и плюющуюся змею. Плюющаяся змея не только не культурная, но еще и очень ядовитая: если она плюнет и попадет в лицо, а именно это она особенно любит делать, то человек теряет зрение. Поэтому змей гид попросил не злить и за хвост не хватать.

— Каких животных мы можем встретить, пока будем плыть? — спросил я.
— Всех водопьющих, — пошутил гид. — Главное, не встретить бегемота. Эти ребята обычно сидят под водой и всплывают в самый неподходящий момент. В прошлом сезоне таким образом бегемот опрокинул одно из каноэ.
— И всех съел?
— Нет, все остались живы, — сказал гид, но я ему не поверил. В каноэ были местные жители, а учет их смертности тут не ведется. Перед тем как плыть с туристами, данный маршрут проходит несколько лодок, чтобы разогнать бегемотов и крокодилов. Это не гарантирует, что какой-нибудь особенно дерзкий бегемот не вернется в течение дня, но однако туристы здесь обычно не погибают.

— Слон всегда делает два предупреждения перед нападением. Первое — своеобразный выстрел в воздух, но после второго будет немедленная атака, — прокомментировал гид. — Поэтому если услышали, что слон вас предупреждает, немедленно измените свои действия, потому что атаку слона пережить очень трудно.

Еще более опасная суша

Признаюсь, я волновался, находясь в лодке, но, как оказалось, напрасно. Куда в большей опасности мы оказались, когда причалили. Перед нашим пешим походом гид вновь провел нам инструктаж.

— Во-первых, все идут в колонне друг за другом, никто не обгоняет и не отстает, во-вторых, если я говорю стоять — все стоят, если говорю бежать — все бегут, если говорю лезть на дерево — все лезут на дерево. Это понятно?

Предельно понятно. В этот момент я немного пожалел, что мы разделились с Ким и ее детьми. Плохо, конечно, так думать, но я не уверен, что, если на нас выбежит лев, то наш гид проявит чудеса отваги. Скорее, он очень ловко вскарабкается на дерево или куда-то еще, предоставив нам получить собственный опыт взаимодействия со львом. Это, конечно, мысли шуточные. Тем не менее, как каждый из нас поведет себя в случае реальной опасности, проверить можно только в случае ее возникновения.

— Кого мы можем встретить на пути?
— Буффало, слонов, бегемотов, местных оленей, львов, носорогов, кабанов, множество птиц.
— Что делать, если встретим львов?
— Молиться, — пошутил гид, а потом уже серьезно добавил. — При атаке буйвола лезем на дерево. Причем сначала оббегаем дерево, а потом лезем, чтобы не получить удар от животного в спину. Вес взрослого буйвола достигает тонны, удар в спину будет последним, что вы почувствуете в жизни. При атаке носорога лезем на термитник. Бегемотов не дразним, к слонам близко не подходим, но бегемоты и слоны обитают ближе к воде, и мы заметим их издалека, а вот самое опасное животное для нас сегодня — это буйвол: они быстрые и могут гулять, где угодно.

Гид не врал. Мы сделали десять шагов от берега и тут же увидели в лесочке в 15 метрах от себя четырех крупных буйволов, а буйволы увидели нас. По лицу гида я понимал, что он уверен в себе, но эта уверенность строилась на понимании того, что делать в случае нападения, а не на том, что буффало, как их тут называют, не нападут. Гид сказал, нужно вернуться и предупредить остальных, что тут есть буйволы. Мы так и сделали. А после пошли в другую сторону.

Я уверен, что эти звери уже тысячу раз видели туристов и давно к ним привыкли, но все равно встреча лицом к лицу с бегемотом весом четыре тонны или слоном весом семь тонн — это развлечение не для слабонервных. Я вспомнил роман Рэя Брэдбери «И грянул гром», в котором путешественники во времени охотились на тираннозавра. Считается, что тираннозавр весил порядка 12 тонн. Но в романе Брэдбери у охотников были с собой самые современные ружья, а у нашего гида даже тапочек нет.

На фоне слонов и бегемотов кабаны, которые в Польше загоняли меня на деревья, сейчас казались не более чем закуской. Мы регулярно встречали бородавочников, но страха перед ними я не испытывал.

Мы вернулись обратно на берег к лодке, и поскольку выходили в поход первыми, то сейчас должны были ждать Ким и ее детей. Несмотря на то что я волновался на прогулке, просто так сидеть и ждать мне было скучно. Я спросил у гида, можно ли купаться в этой реке. «Да, если не боишься крокодилов», — ответил он. Нельзя сказать, что я не боялся крокодилов, но и возможность искупаться в реке Окаванго вместе с крокодилами, бегемотами и другими зверями упустить не мог. Гид отвел нас с Уильямом в место, где заводь была побольше, и мы окунулись. Вода оказалась прохладной, что было очень кстати после полуторачасовой прогулки по жаре.

Нам не удалось встретить львов и носорогов, но я не могу сказать, что опечален этим. Я был доволен и самой прогулкой, и тем, что она закончилась. Этот новый интересный опыт знакомства с животным миром Африки в естественной среде обитания и купание с крокодилами стал для меня ярким воспоминанием, которое, я уверен, не раз еще расскажу детям и внукам.

Обратный путь прошел быстро. По нашему плану, мы сегодня же после сафари должны сесть в автобус, который довезет нас до границы Ботсваны и Замбии, где уже завтра нам предстоит увидеть самый большой водопад в мире — Викторию. Ну а после нас ждет встреча с парнем, который приехал из Санкт-Петербурга в Замбию, чтобы учить детей из бедных районов играть в футбол. Вы могли видеть программу Юры Дудя про него, и в следующей статье мы познакомимся с ним поближе. До встречи через неделю.