Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram
Новости партнеров

Ловушка для «Росгосстраха»

Или как бывшая «дочка» по дешевке использует имя покинутой «матери»

Фото: Александр Рюмин / ТАСС

Суд по интеллектуальным правам 3 сентября рассмотрел кассационную жалобу группы «Росгосстрах» к бывшей дочерней структуре — компании «РГС-Жизнь» об обогащении за счет товарных знаков материнской компании. Пока решение не принято, заседание продолжится 5 сентября. Казалось бы, что может быть криминального в том, что «дочка» использует в коммерческих целях имя «матери»? Если бы не один нюанс — «РГС-Жизнь» уже давно живет самостоятельно и к «Росгосстраху» никакого отношения не имеет.

Судебный спор между родственными (в прошлом) коммерческими структурами длится уже несколько месяцев, однако Арбитраж пока не стремится встать на сторону «Росгосстраха» и обязать бывшую «дочку» компенсировать убытки компании от использования товарного знака «на стороне». Ситуация может оказаться прецедентной и в дальнейшем сыграть злую шутку еще с каким-нибудь субъектом бизнеса.

Отставленная, но не покинутая

Началось все с того, что компания «Росгосстрах-Жизнь» («РГС-Жизнь») в декабре 2016 года вышла из группы компаний «Росгосстрах» (РГС), в рамках и под сенью бренда которой она существовала с момента основания, оставаясь при этом какое-то время под контролем бывшего президента группы Данила Хачатурова.

В начале же сентября 2017 года контроль над группой «Росгосстрах» перешел от прежних собственников, в том числе Хачатурова, к Банку России, как следствие реализации мер по предупреждению банкротства банка «Открытие», с которым страховая группа была аффилирована. А 4 сентября 2017 на должность директора группы был назначен известный топ-менеджер в сфере страхования Николаус Фрай.

Как принято в подобных случаях, новый глава страховой группы начал ревизию деятельности прежних владельцев, в ходе которой было установлено, что 6 февраля 2017 года, то есть уже после того, как «РГС-Жизнь» официально вышла из группы РГС, обе компании без какой-либо видимой причины расторгли ранее действовавший лицензионный договор на использование 13 основных товарных знаков «Росгосстраха», включая логотипы и слоганы бренда.

И решение о разрыве действовавшего на тот момент лицензионного соглашения оказалось бы логичным в свете выхода «РГС-Жизнь» из группы, если бы последующие взаимоотношения двух бизнес-структур были пересмотрены и оформлены, как рыночные. Если бы все не получилось ровно наоборот. Так как к удивлению ревизионной группы выяснилось, что между двумя компаниями был заключен новый лицензионный договор (копия документа имеется в распоряжении редакции «Ленты.ру»), который включал кабальные для группы «Росгосстрах» условия. А именно: в новом договоре сохранялся номинальный размер вознаграждения за пользование товарными знаками группы в размере всего 15 тысяч рублей в квартал за один знак, «РГС-Жизнь» передавалось вдвое большее количество товарных знаков, чем это было предусмотрено предыдущим соглашением, и наконец, в отличие от первоначального договора, группа «Росгосстрах» лишалась права на расторжение отношений в одностороннем порядке.

Таким образом, группа «Росгосстрах» на 7 лет, а именно такой срок оказался прописан в новом лицензионном договоре, лишилась возможности получать адекватное рыночное вознаграждение за свои основные товарные знаки, под которыми она работает на рынке долгие годы. А уже сторонняя ей компания наоборот — получила возможность мимикрировать под бренд крупного и известного на рынке бренда. Тем самым получив возможность при минимальных затратах — практически за бесценок — извлекать колоссальную выгоду из сложившейся ситуации. «Судьба спора зависит от подхода, который изберут вышестоящие инстанции. При всестороннем рассмотрении дела судам потребуется дать развернутую оценку экономического и юридического существа оспариваемых сделок, которые, как видно, могли быть заключены при весьма неоднозначных обстоятельствах», — рассуждает адвокат, руководитель юридической фирмы «ВЕДА» Андрей Козлов.

Судебные баталии

Естественно, что новые владельцы известного всей России бренда, на захотели мириться со сложившейся ситуацией. Для чего сначала ими была проведена оценка размеров убытков, которые группа понесла в результате заключения нового лицензионного договора. Здесь надо сказать, что согласно заключению специалиста — эксперта Школы оценщиков интеллектуальной собственности Людмилы Понкратовой (копия документа имеется в распоряжении «Ленты.ру»), если бы «РГС-Жизнь» использовала товарные знаки группы «Росгосстрах» на рыночных условиях, то только за первый квартал 2017 года вознаграждение правообладателя должно было бы составить 453 миллиона рублей, в то время как по договору к оплате начисляется лишь 195 тысяч рублей.

Естественно, что выводы экспертов побудили группу «Росгосстрах» совершить следующий логичный шаг — обратиться в правоохранительные органы и суд с тем, чтобы пресечь действие циничной схемы по выводу активов РГС в пользу компаний, аффилированных с Данилом Хачатуровым. В том числе с «РГС-Жизнь». Однако на сегодняшний день точка в споре не поставлена, и одна из крупнейших страховых компаний России, да еще и с государственным участием, ежеквартально теряет сотни миллионов рублей.

В судах «РГС-Жизнь» ссылается на то, что когда-то между РГС и «РГС-Жизнь» уже существовали аналогичные договоры, поэтому новое лицензионное соглашение не является чем-то из ряда вон выходящим. При этом корректность данного утверждения можно легко подвергнуть сомнению, хотя бы потому, что прежние соглашения заключались в период, когда «РГС-Жизнь» находилась внутри группы РГС, а также потому, что у «Росгосстраха» было право в любой момент разорвать невыгодные взаимоотношения. Сейчас же группа такой возможности лишена. А ее оппоненты, прикрываясь документом, созданным в кризисный для бизнеса РГС период, пытаются представить соглашение, как легитимное и настаивают на сохранении status quo. Между тем если ситуация останется неизменной, то госкомпания продолжит ежегодно терять миллионы рублей, которые можно было бы направить на развитие бизнеса.

Экономика00:0517 сентября

Восточный рывок

Эти страны страдали от советского прошлого. Теперь они спасают экономику Европы