Только важное и интересное — в нашем Twitter
Новости партнеров

Самый боливийский лидер

Моралес любил жевать коку, быть президентом и дружить с Россией. Почему он потерял власть?

Эво Моралес
Эво Моралес
Фото: Dado Galdieri / AP

Президент Боливии Эво Моралес — первый индеец, ставший президентом. За почти 14 лет правления он поднял экономику, почти поборол нищету и все это время горой стоял за право своего народа потреблять коку. Его подвела победа на четвертых по счету выборах: противникам показалось подозрительным, что после сбоя в системе подсчета голосов президент вдруг получил их ровно столько, чтобы гарантировать себе победу в первом туре. «Лента.ру» вспомнила политическую биографию неординарного лидера Боливии, который не скрывал своей любви к коке и к России.

В ряде стран и в том числе в России культивирование кустов коки, как и оборот полученного из него сырья, запрещено и считается преступлением. Упоминание данного растения в статье обусловлено контекстом.

Из трубача в президенты

Эво Моралес родился в откровенно бедной семье индейца-аймара в селе. Конфликт между этим коренным народом и колонизаторами-испанцами усугублялся тем, что европейцы с начала своей экспансии считали его безвольным и совершенно не заинтересованным в прогрессе. Ученые установили, что это может быть связано с уникальным языком народа: в нем прошлое и будущее время меняются местами. Однако именно Моралесу было суждено стать первым коренным жителем Боливии на посту главы государства и сделать огромный шаг вперед в борьбе с нищетой.

В детстве основной едой в семье будущего президента были блюда из кукурузы, лишь по праздникам на столе появлялось мясо. С раннего возраста он помогал родителям собирать урожай и охранять стадо лам и овец. Главным развлечением сельских мальчишек была игра в футбол, который на долгие годы стал хобби Моралеса.

Учеба в целом давалась мальчику неплохо, однако он не сразу смог получить среднее образование. Вместо этого получил навыки пекаря, трубача и разнорабочего. В начале 1980-х родители Моралеса решили переехать в город Оруро. Он одно время посещал занятия в аграрном университете города, однако диплома о высшем образовании так и не получил: его призвали в армию. Там будущему президенту пригодились музыкальные навыки — службу он нес в оркестре.

После возвращения из армии перед Моралесом в первую очередь стояла задача зарабатывать деньги на еду. Для этого он уехал в горную провинцию Чапаре работать на плантациях коки. Там и произошло превращение Эво в общественно значимую фигуру: он возглавил профсоюз производителей коки.

Моралес считал людей, выращивающих коку, жертвами богатой городской элиты, которая подчинилась давлению США, проводя неолиберальные экономические реформы. Он утверждал, что высшие слои не отражают волю большинства граждан, как то должно быть по принципам демократии. Ситуация усугубилась после выборов 1993 года, когда президентом стал центрист Гонсало Санчес де Лосада. Он проводил политику «шоковой терапии»: экономической либерализации и широкомасштабной приватизации госактивов. Санчес также согласился по требованию США возобновить давление на боливийских производителей коки: их обязали уничтожить тысячи гектаров плантаций в обмен на 20 миллионов долларов американской помощи.

В середине 1990-х Моралеса несколько раз арестовывали и пытались обвинить в подстрекательстве к восстанию. Тогда в знак протеста он держал сухую голодовку. В 1995 году Моралес стал одним из создателей партии «Движение к социализму». Ее идеология строилась на убеждении, что капитализм является злом, а государство должно в первую очередь помогать бедным. Затем он был депутатом парламента, однако оттуда его изгнали как лидера протестного движения крестьян, выращивающих коку.

Впервые на выборы президента Моралес пошел в 2002 году. Он занял второе место, что стало сюрпризом для всей Латинской Америки. При этом происхождение давало ему дополнительные козыри. Президентом Эво стал после выборов в конце 2005-го: он получил голоса 54 процентов избирателей. Перед этим в Боливии за пять лет сменились пять президентов, среди которых был и его главный нынешний оппонент, историк Карлос Меса (руководил страной с 2003 по 2005 год).

Популистские результаты

Моралес пришел во власть во многом с популистской программой, обещая поддержку самым бедным, чем посягнул на права условных «белых воротничков». Основой стало перераспределение богатств в пользу обездоленных слоев общества, включая, конечно, коренных индейских жителей. Природные ресурсы объявлялись собственностью государства: в 2006 году он, в частности, объявил о национализации нефтегазовой отрасли страны. На переоформление иностранным нефтяным компаниям дали 180 дней, что стало шоком для инвесторов.

Моралес также ограничил размеры земельной собственности и автономию департаментов. В результате на третий год его правления над Боливией нависла угроза сепаратизма: в мае-июле 2008 года на референдумах за автономию высказалось большинство жителей департаментов так называемого «полумесяца»: Санта-Крус, Бени, Панда, Тариха, а также Чукисака. В ответ Моралес инициировал общенациональное волеизъявление о доверии президенту и главам департаментов. Народ поддержал как боливийского лидера, так и мятежных префектов. Политический кризис в итоге был заморожен, но не решен.

Возможно, объединить страну смогла бы победа в морском вопросе, который поднимался не один раз. Боливия не имеет выхода к морю, а это, по мнению Моралеса, тормозило экономическое развитие страны. В итоге в 2010 году он уговорил Перу сдать в аренду его стране небольшой кусок прибрежной пустыни на 99 лет. Однако с экономической точки зрения строительство нового порта в пустыне оказалось невыгодно.

Тогда Моралес стал судиться в Международном суде ООН в Гааге. Боливийцы просили признать договор 1904 года несправедливым и пересмотреть результаты Второй тихоокеанской войны, считая Чили захватнической страной. На этом поприще президента тоже ожидала неудача: лозунг «Боливия, вперед, к морю!» так и не реализовался на деле.

Стоит отметить, что часть обещаний Эво все-таки смог выполнить. Помог ему в этом бум цен на сырьевые товары, на которых держится экспорт страны. В итоге количество населения за крайней чертой бедности сократилось на две трети, а ВВП на душу населения вырос больше, чем три раза.

Против США

Политика Моралеса в целом была антиамериканской, при этом на протяжении всего правления он сталкивался с противодействием США. Так, обострение внутреннего кризиса в сентябре 2008 года было отчасти результатом действий американского посла в Боливии Филиппа Гольдберга, который провел переговоры с представителями мятежных регионов.

Международный скандал в 2013 году вызвала и принудительная посадка самолета боливийского президента в Австрии. Борт летел из российского Шереметьево в Лиссабон. Однако Франция, Португалия, Италия и Испания отказали самолету в пролете через их воздушное пространство из-за подозрений, что на борту может находиться бывший сотрудник ЦРУ Эдвард Сноуден. Его желали арестовать США, а Боливия готова была предоставить убежище. В итоге в нарушение Венской конвенции самолет обыскали, однако разоблачителя на борту не оказалось.

Очевидным выходом при конфликте с Америкой были хорошие отношения с Москвой. В частности, в 2014 году в ООН Боливия голосовала против осуждения присоединения Крыма. В 2019-м Моралес во время визита в Россию стал почетным доктором РУДН (не имея высшего образования). Кроме того, летом он говорил о возможной покупке российского оружия и хвалил стремление Москвы строить многополярный мир, а осенью называл Россию братской страной.

При этом российские инвестиции в любом случае еще долго будут в стране. «Росатом» имеет в Боливии проект на 50 лет и будет заниматься строительством, эксплуатацией и подготовкой персонала для Центра ядерных исследований. Деньги в страну вложил также «Газпром», а РЖД и «Ростех» прорабатывали модернизацию транспорта и здравоохранения.

С листом коки в зубах

Еще в трудные годы детства сложился аутентичный образ Моралеса, ставший известным на весь мир: он так и не привык носить костюмы, а галстук надевал лишь раз в жизни на выпускной. Специально для первой инаугурации он заказал у боливийского дизайнера свитер-пиджак в этническом стиле, а позднее эта часть гардероба стала его каждодневной одеждой. Эво лишь изредка готов был променять свой наряд на рубашку с коротким рукавом.

В Европе в 2006 году только что избранный президент даже произвел фурор несоблюдением дипломатического дресс-кода. Тогда он явился на встречу с лидерами других стран в полосатом свитере. Иногда образ дополнялся черной кожаной курткой. То, что Моралес не изменил своим привычкам, даже добившись высокого социального статуса, очевидно, долгое время было одной из причин его поддержки со стороны бедных слоев населения.

Еще одним неизменным для Моралеса-политика пунктом была тема легализации листьев коки. «Мы хотим гарантировать каждому гражданину Боливии доступ к таким запасам коки, которых ему хватило бы до конца его жизни», — защищал Моралес свою позицию, уже будучи президентом.

В 2011 году, выступая перед членами комиссии ООН по наркотическим веществам, он призвал исключить коку из списка запрещенных к обороту растений. При этом намерено эпатировал публику, пожевав перед ней лист запрещенного растения и потребовав поместить его за это в тюрьму. «Лист коки священен», — подытожил боливийский лидер.

По мнению Моралеса, это растение не наносит никакого вреда здоровью и не вызывает привыкания. Правда, последний аргумент звучит не слишком убедительно из уст человека, который сам жует коку много лет подряд.

Главным достижением Моралеса в этой области стал закон, вдвое увеличивший площади, на которых разрешалось выращивать коку. Решение было принято вопреки протестам как международных, так и местных организаций, а также упрекам оппозиции, которая отмечала, что это приведет к росту нелегального производства кокаина.

Передумал

Еще в 2009 году Моралес сам инициировал в Боливии референдум по новой конституции, которая в итоге ограничила возможность президента переизбираться двумя сроками. При этом по условиям, шедший в то время первый срок Моралеса ему в зачет не шел. В 2016 году президент вынес на референдум вопрос о возможности пойти на выборы в четвертый раз — в третий, если считать от новой конституции. Боливийцы не пошли против основного закона, и Моралес с их решением согласился.

Однако жажда власти взяла верх: несмотря на первоначальное обещание не баллотироваться в 2019-м, Моралес передумал. Он прибег к помощи Конституционного суда, который объявил, что лимит в виде двух президентских сроков ограничивает права человека и право народа на выбор.

К новым выборам, которые проходили 20 октября, Моралес уже не мог хвастаться успехом своей экономической модели: в стране наблюдаются коррупция и внешний долг вместе с дефицитом в восемь процентов ВВП — один из самых высоких в мире.

Кроме того, его рейтинги накануне выборов наряду с 4 миллионами гектаров леса уничтожили пожары: в сети посчитали реакцию президента слишком медленной и не совсем адекватной происходящему. В итоге осенью в боливийском сегменте интернета над Моралесом начали активно насмехаться, появились и мемы, на которых Моралес тушит огонь игрушечным пистолетиком. А основа для них появилась после того, как глава государства лично поехал бороться с огнем.

Помогать с победой на уже четвертых выборах президенту, по данным СМИ, должны были российские политтехнологи. Однако результат получился не очень хорошим, а противники главы государства заподозрили власти в подтасовке результатов.

По закону страны, для победы в первом туре кандидату необходимо либо получить более 50 процентов голосов, либо не менее 40 процентов, но с отрывом от второго места в 10 процентов. Моралеса в итоге объявили победителем с результатом в 47,1 процента голосов. Его главный оппонент, лидер оппозиции и бывший президент Карлос Меса, получил 36,51 процента, то есть на 10,59 процента меньше. При этом предварительные итоги показывали меньший разрыв, а затем избирательная комиссия на некоторое время по непонятной причине приостанавливала подсчет.

На этом фоне Организация американских государств (ОАГ) провела проверку. В предварительном докладе указывалось, что были обнаружены явные манипуляции с системой голосования, ставящие под сомнение победу Моралеса, и итоги выборов должны быть отменены. Все это лишь подогрело население, на улицах прошли массовые акции протеста. К ним присоединились полицейские, а военные отказались разгонять собравшихся.

Последняя попытка

На фоне происходящего Моралес согласился провести новые, внеочередные выборы. В то же время он подчеркивал, что быть главой государства до конца срока полномочий — его конституционная обязанность. Однако давление на президента лишь росло, уйти с поста его призвали и военные. Это, судя по всему, стало решающим фактором: Моралес сдался, хоть и окрестил происходящее попыткой госпереворота. «Я ухожу ради мира и предотвращения большего насилия в отношении тех, кто поддерживает меня, а также моей команды, моей семьи», — сказал он в своем телеобращении.

Сразу после этого появились данные, что уже бывший президент хотел покинуть Боливию. Сообщалось, что его самолет вылетел из фактической столицы страны — города Ла-Пас — и запрашивал разрешение на вход в воздушное пространство других государств, в том числе Аргентины. Затем стало известно, что борт с Моралесом приземлился в городе Чиморе в боливийском департаменте Кочабамба.

По ощущениям, оппозиция Боливии сама не была готова к такому резкому повороту событий. Да, весьма оригинальный подсчет голосов склонил чашу весов в ее пользу, вот только в отличие от Венесуэлы и Хуана Гуайдо здесь не нашлось желающего провозгласить себя президентом. Временно до проведения новых выборов Боливию возглавила вторая вице-спикер сената Жанин Аньес (все вышестоящие парламентарии ушли вслед за президентом). А молодые боливийцы тем временем на эмоциях ворвались в дом Моралеса. Впрочем, ни политика, ни особой роскоши там не обнаружилось.

Реакция крупных держав на отставку была довольно предсказуемой. В МИД России увидели в произошедшем «лекала срежиссированного госпереворота». За Моралеса вступились также Венесула и Куба, а в Мексике ему и вовсе предложили политическое убежище. США еще до отставки боливийского президента показали, что прямо заинтересованы в «возвращении демократии»: в Вашингтоне похвалили ОАГ за нахождение нарушений в выборах и потребовали нового голосования.

Сам Моралес же 11 ноября написал в Twitter, что мир и патриоты Боливии «отвергают переворот». Сложно сказать, можно ли это считать отчаянной попыткой отыграть решение назад: аналогичные события в других странах говорят о невозможности вернуть власть после столь крупного отступления. Кажется, что политический путь Моралеса теперь можно емко описать, используя причудливость грамматики языка его народа: «Будущее уже позади».

Мир00:00Сегодня
A Sri Lankan Buddhist monk shouts slogans outside the Indian High Commission to Sri Lanka during a protest in Colombo March 20, 2013. Buddhist monks protested since Tuesday against two separate attacks on Sri Lankan Buddhist monks who were in Chennai for education visits, and demanded the Indian government to take action on these attacks, according to the demonstrators. REUTERS/Dinuka Liyanawatte (SRI LANKA - Tags: POLITICS CIVIL UNREST RELIGION) - GM1E93K18HZ01

Пробуддились

Буддисты взялись за оружие и громят мечети. За что они возненавидели мусульман?
Мир00:03 7 декабря

«Их сети раскинулись по всей стране»

Армянские и чеченские преступные группировки делят Германию. Немцы не могут им помешать
Мир14:07 5 декабря
Реджеп Эрдоган

«Мы не будем спрашивать разрешения»

Эрдоган дружит с Россией, но теряет поддержку в Турции. За 18 лет к нему накопилось много претензий