Новости партнеров

«За один вечер он мог объехать сразу трех женщин»

Как французский президент жил на две семьи и съедал горы устриц ради любовниц

Фото: Hulton Archive / Getty Images

«Лента.ру» продолжает цикл материалов о роскошной жизни правителей разных стран и эпох, а также членов их семей. В предыдущей статье мы рассказывали о супруге первого президента СССР Раисе Горбачевой. Она стала лицом перестройки, олицетворением мечты простой советской женщины о счастливом замужестве, зарубежных поездках и светской жизни. Однако на родине, где ее должны были считать иконой стиля и подражать ей, как подражали американки Жаклин Кеннеди, жену Горбачева невзлюбили. На этот раз речь пойдет о бывшем президенте Франции Франсуа Миттеране, который прослыл записным ловеласом. Он домогался чуть ли не каждой женщины, с которой имел дело, и завел две семьи. Его личную жизнь охраняли как государственную тайну. Президент любил дорого одеваться и есть устриц для поддержания сексуальной формы.

«Миттеран, я жду тебя»

Январь 2008 года. Зал парижского аукциона Tajan переполнен еще до открытия торгов. Посмотреть на то, как спустя 12 лет после смерти французского президента Франсуа Миттерана его вдова Даниэль распродает гардероб политика, пришел весь местный бомонд, среди них — известные коллекционеры. «100 евро — 150 — 200 — 250 справа (…) — кто больше — 500 — 550 — раз, два, три — продано», — произносит как мантру облаченная в модный черно-белый костюм рыжеволосая аукционистка. Один из покупателей приобретает 18 сшитых на заказ костюмов Adriano Cifonelli.

Шарфы бывшего французского лидера выставляют по стартовой цене две тысячи евро. Следующий лот — адвокатская мантия с горностаевой подбивкой, которую Миттеран носил во время юридической практики. Ее стартовая цена — 100 евро, но вскоре счет уже идет на тысячи. В зале ажиотаж. В результате мантия достается за восемь тысяч евро элегантно одетому адвокату.

Главный символ сторонников Миттерана — черная шляпа с инициалами главы государства — уходит также за восемь тысяч евро. Головные уборы политика пользуются особым успехом, самые любимые у президента — норковые шапки.

Миттеран отличался отменным вкусом и чувством стиля. В его гардеробе сплошь и рядом были наряды Chanel, Yves Saint Laurent, Dior, Jil Sander и Hermes. Однако выручить за них удалось не так много. В общей сложности за 150 тысяч евро было продано 97 рубашек, 84 галстука, 66 костюмов, 17 шляп, 16 шарфов, 13 пар мокасин и 5 смокингов

Помимо этого, на продажу были выставлены сувениры, которые бывшему президенту преподносили лидеры и политики разных государств мира. Одним из самых ценных в коллекции считается футляр, выполненный из тонкой и дорогой кожи, где хранится парфюм и масло для душа — подарок от саудитов. Портфель из крокодиловой кожи — презент от Фиделя Кастро. Также среди лотов встретилась копилка в виде фигуры молодой девушки, которая держит в руках плакат со словами «Миттеран, я жду тебя». Этот сувенир вызвал у многих посетителей улыбку: о любвеобильности президента, которого называли «великим соблазнителем», слагали легенды.

«Поездки налево»

«Бывало, за один вечер президент мог по очереди объехать сразу трех любовниц. Потом он описывал мне свои свидания так, будто мы сидели в ресторане и читали меню: "Эта пошла на закуску, эта была главным блюдом, а вот эта стала десертом". Однажды он и вовсе ухитрился соблазнить жену одного европейского лидера прямо во время официального визита четы в Париж. Ее супруг потом устроил скандал, дело чуть не дошло до развода», — описывал в своей книге «Поездки налево» похождения президента его бывший шофер Пьер Турлье.

Официально Миттеран женился в 1944 году, во время войны. У них с женой Даниэль родились двое мальчиков. В стране он слыл образцом семьянина, однако на деле оказался ловеласом, который волочился едва ли не за всеми женщинами, с которыми имел дело.

«Чтобы оставаться в хорошей сексуальной форме, по словам главы государства, он за раз съедал по дюжине устриц», — рассказывал потом водитель, добавляя при этом, что Миттеран редко встречался с одной и той же женщиной больше двух-трех раз. Бывшие любовницы, впрочем, не были на него в обиде — за скоротечный роман с президентом они получали работу в Елисейском дворце или же в возглавляемой им Социалистической партии.

Особое место в жизни президента занимала его «официальная» любовница Анна Пинжо. Они познакомились на одном из курортов Атлантического побережья, когда ему было 46 лет, а ей 19 лет. Впоследствии она станет экспертом по скульптуре XIX века, и президент сделает ее куратором музея д'Орсе

Их отношения (особенно во время президентства Франсуа) охранялась как государственная тайна. Для этого было создано специальное подразделение. Если кого-то из поверенных в делах подозревали в нелояльности, его телефоны начинали прослушиваться в нарушение всех законов.

Анна жила в десяти минутах езды от Елисейского дворца в казенной квартире. Осознав, что уходить от жены политик не собирается, любовница выдвинула ультиматум — или она родит ему ребенка, или они расстанутся. В 1974 году она родила Миттерану дочь Мазарин. Этот адюльтер, к слову, испортил отношения женщины с семьей — родители не могли простить дочери связь с женатым мужчиной. Миттеран полностью обеспечивал возлюбленную и дочь, в которой души не чаял. Когда у семилетней девочки пропал котенок, отец отправил на его поиски взвод жандармов.

О том, что у президента есть вторая семья, Франция узнала только в 1994 году, незадолго до его смерти. Уже смертельно больного политика застали как-то около кафе с молодой девушкой. Тогда он и сказал журналистам, что это его дочь. В стране ожидали, что разразится скандал, однако официальная супруга заявила, что «уважает свободу мужа» и «сохраняет с ним теплые отношения». Перед смертью Миттеран удочерил Мазарин и даже оставил ей часть наследства.

Впоследствии во Франции вышла книга «Письма к Анне» — в ней содержится более 1,2 тысячи посланий Миттерана своей любовнице, которые она бережно хранила в коробках из-под обуви. Женщина дала небольшое интервью, в котором рассказала о годах, проведенных с политиком. По ее словам, Франсуа мог быть как очень ласковым и щедрым, так и поступать довольно жестко. Однажды он пообещал подарить ей домик на средиземноморском побережье: купил его, а затем презентовал официальной супруге.

Первая и вторая леди

О том, поддерживали ли Даниэла и Анна какие-либо контакты при жизни Миттерана, не сообщается. Известно только, что первая леди позвала соперницу на похороны Франсуа. Он умер в 1996 году от рака предстательной железы.

На траурное мероприятие Анна пришла вместе с дочерью. Жена и любовница бывшего французского лидера пожали друг другу руки. После этого Анна в небольшой шляпке с вуалью встала позади вдовы Миттерана и его сына Жан-Кристофа

Скандал разразился через неделю после похорон политика, когда его лечащий врач Клод Гюблер опубликовал книгу «Великая тайна», в которой подробно описал историю болезни главы государства. Выяснилось, что Миттеран знал о своем недуге и в течение 14 лет обманывал французов, заставляя своего доктора каждые полгода публиковать фальшивые сообщения о здоровье.

В действительности ему поставили диагноз «рак простаты». Узнав о болезни, президент приказал скрывать эту информацию от народа. Дело поручили Гюблеру. Проблема была в том, что главе государства ежедневно требовалось ставить капельницы. В Елисейском дворце делать это было несложно, настоящую изобретательность врач проявлял во время путешествий Миттерана. Он то прятал капельницу на вешалке под пальто, то за висящие картины.

В книге Гюблер рассказывал, что последние полгода Миттеран был вообще не в состоянии управлять страной. Сорок тысяч напечатанных экземпляров раскупили буквально за день, издательство получало новые заказы от продавцов.

Однако французы рассердились не на президента, долгие годы скрывавшего от них болезнь, а на доктора Гюблера. Его обвинили в нарушении врачебной тайны и раскрытии конфиденциальной информации о Миттеране. Главной целью медика назвали желание обогатиться за счет пациента. В результате книгу запретили во Франции, весь тираж уничтожили.

На борьбу с Гюблером встали официальная и незаконная семьи Миттерана. Врач впоследствии был с позором изгнан из врачебного сообщества, а также предстал перед судом по обвинению в разглашении профессиональной тайны.