Новости партнеров

«Это популярный у молодежи продукт»

Армяне против легализации марихуаны, но с удовольствием употребляют ее. Почему это устраивает власть

Фото: Amr Abdallah Dalsh / Reuters

Еще до того, как мировая экономика забуксовала, столкнувшись с пандемией коронавируса, в Армении разразился нешуточный скандал, в центре которого оказался американский инвестор. Власти буквально «кинули» его на миллионы долларов. А все дело — в конопле, которую этот инвестор решил выращивать в Армении и даже договорился обо всем с властями. Вот только любое упоминание этого растения вызывает в армянском обществе бурное негодование. А руководству республики сейчас очень не хочется терять поддержку. При этом сами граждане, осуждая любую форму легалайза, не прочь сходить за «травкой» к соседу или даже съездить в Грузию, где она уже легализована. И такая ситуация, похоже, всех устраивает. Тонкости марихуанового консенсуса в армянском обществе выяснила «Лента.ру».

Предупреждение

В России марихуана признана опасным наркотиком, ее употребление и распространение запрещено законодательством. Данный материал не пропагандирует продажу и распространение наркотических веществ. «Лента.ру» призывает избегать употребления наркотиков.

Резкий разворот

До 50 миллионов долларов инвестиций в экономику и порядка 10 тысяч рабочих мест — такими цифрами оперировал основатель ООО «Армерика» Рубен Мкртчян на встрече с армянскими журналистами. Его армяно-американская компания сама вышла на контакт с властями страны и предложила сотрудничество: инвестиции в обмен на лицензию на производство технической конопли.

Эти сорта каннабиса не содержат каннабиноидов, не обладают наркотическими свойствами, но весьма полезны в текстильной, косметической и кулинарной промышленности. Из конопли получают, к примеру, пеньку — очень устойчивое волокно, из которого делают морские канаты. Вот такую коноплю хотел выращивать Мкртчян, обещая при этом отстегнуть государству немалые деньги в виде налогов. Но государство самым грубым образом кинуло «Армерику», сначала согласившись на предложение, а затем уничтожив все посевы этой самой безвредной конопли.

$2000
Именно столько, по утверждению компании «Армерика», стоит литр конопляного масла. С 1 Га посевов можно получить до 1000 литров.

Как рассказывал Рубен Мкртчян, он заручился устным согласием офиса вице-премьера Армении Тиграна Авиняна, а также официально, еще в мае 2019 года, заключил контракт с полицией Армении об охране плантаций. Согласно контракту, бизнесмен платил полтора миллиона драмов (более 3 тысяч долларов) в месяц за ежедневную 16-часовую охрану, а сам взял на себя обязательства по надлежащему обустройству плантаций.

Затем были завезены семена, проведен посев, — дело пошло хорошо. Однако в августе та же полиция, но из другого управления, заявилась на все три участка в разных областях Армении и уничтожила посевы целиком Более того, по словам Мкртчяна, вся эта история вылилась в уголовное дело, а сам он потерял примерно 170 тысяч долларов.

В офисе вице-премьера попытались откреститься от всей этой истории, а сам вице-премьер Авинян заявил, что выращивание конопли в Армении незаконно, а значит, правительство просто не могло одобрить такой проект. Однако в ответ «Армерика» опубликовала переписку с офисом Авиняна, сам контракт с полицией и еще ряд документов, свидетельствующих, что бизнес-план был весьма доходчиво изложен всем заинтересованным сторонам, и что власти Армении прекрасно знали, что происходит и с чем они имеют дело.

Скорее всего, резкую смену настроения можно объяснить причинами политическими. История с «Армерикой» пришлась на очередной политический кризис в Армении. Несколько месяцев команда премьера пыталась всеми способами избавиться от ставленника бывших властей, главы Конституционного суда Армении Грайра Товмасяна, но тот уперся. Для Пашиняна это дело принципиальное — от Товмасяна зависит исход дела против экс-президента Роберта Кочаряна, обвиненного в госизмене. Ради внесения изменений в состав КС власти даже запланировали референдум, который должен был пройти 5 апреля, но был отложен на неопределенный срок из-за карантинных мер.

Примечательно, что подставить иностранного инвестора оказалось меньшим злом и репутационным ударом, чем разрешить выращивать безопасную техническую коноплю. И все из-за двойственного отношения армянского общества к марихуане. Правда, к другой — наркотической.

Негласные порядки

Во времена СССР в Армении и других южных республиках техническая конопля выращивалась в промышленных масштабах, и никакой проблемы в этом никто не видел. В 1936 году в Союзе под нее было отведено 680 тысяч гектаров земли — около 80 процентов всех конопляных плантаций в мире на тот момент. Она была настолько важной сельхозкультурой, что ее увековечили на знаменитом фонтане «Дружбы народов» на ВДНХ вместе с подсолнухом и пшеницей.

В Армении конопля и сейчас растет везде, настолько здесь идеальные для нее условия. Любой дачник в подходящий сезон может внезапно заметить у себя на участке кустик-другой марихуаны — как технической, так и наркотической. Но среднестатистический армянский обыватель не видит разницы, да и с точки зрения закона разницы между ними нет. Все сорта под строжайшим запретом. Так что к теме марихуаны люди относятся крайне осторожно, при упоминании ее на публике принято негодующе фыркать.

Что, впрочем, совершенно не мешает гражданам, особенно молодым, регулярно ее потреблять, а дачникам растить кустики «для своих». При этом член Палаты адвокатов, юрист Рузанна Авагимян отмечает, что робкие попытки поставить страну в один ряд с соседней Грузией, где наркотическая марихуана легализована, встречали очень острую негативную реакцию общества.

И в то же время для армян совершенно нормально посетить на выходных соседнюю страну и употребить там все, что угодно, не нарушая закон, а потом спокойно вернуться обратно. Авагимян указывает, что законы каждой страны отражают потребности и особенности ее общества, подстраиваются под него, и искать среди них общий знаменатель бесполезно. В Армении перенимать опыт Грузии политически рискованно, юридически неоправданно, а на практике и вовсе бессмысленно.

У каждого в Армении есть знакомый, который знает, где и как достать травку, и часто — совершенно бесплатно. Но даже если за «продукт» хорошего качества придется заплатить, средняя цена — 10 тысяч драмов (20 долларов) за спичечный коробок. И наконец, благодаря климатическим условиям конопля просто растет под ногами, ее так много, что можно найти «товар» на дороге и употребить на месте же. Только за одну неделю ежегодного рейда полиции «Конопля-Мак 2019» было уничтожено свыше 11 тонн конопли — так ее много.

Пересматривать отношение к каннабису в медицинской сфере по примеру других стран в Армении тоже не спешат. Консультант по линии наркологии Минздрава, врио директора Национального центра лечения зависимостей Сурен Назинян уверен, что «марихуановый вопрос» в самой медицине не стоит, тема раздувается со стороны.

По его словам, сама идея получать лекарственные препараты из каннабиса не является чем-то экстраординарным. Медицина уже имеет дело с психоактивными и наркотическими веществами. Вопрос лишь в необходимости такого использования конопли. А она пока вызывает сомнения у мирового сообщества и не подтверждена ВОЗ, указывает специалист.

Так или иначе, медицина в Армении «потребительская» — своих исследований ничтожно мало, новые знания и медицинские практики в основном импортируются из-за рубежа. Следовательно, армянские медики будут ждать, что же там найдут и как решат их американские/европейские/израильские/японские коллеги, и лишь потом начнут реагировать.

Серая зона

Для правоохранительных органов Армении вопрос с травкой тоже остро не стоит. Никто не устраивает облавы на молодежь в переполненных барах по пятницам и не шмонает дачников. Бывший сотрудник на условиях анонимности объяснил «Ленте.ру» причины столь мягкого отношения полицейских к травке. Их две, и первая из них — игра не стоит свеч, слишком много труда придется потратить, вылавливая частных потребителей.

«Чтобы добыть такую информацию, тебе нужна работа твоей [агентурной] сети, наводка, сигнал — какая-то зацепка. А ты не станешь специально идти и добывать ее, если знаешь, что в итоге поймаешь какого-то хрыча с 0,2 грамма, чтобы ему выписали административный штраф в несколько долларов. Это бессмысленная трата человеко-часов», — говорит он.

Другое дело — сбыт, за это предусмотрено уголовное преследование, и к сбыту в полиции относятся со всей серьезностью. Но намерение сбыта еще надо доказать, что усложняет вопрос. Найти людей, которые будут с собой таскать такие объемы, под которые можно приписать сбыт, сложно, тем более, что «травка» в Армении общедоступна, и если кто-то собрался весело провести вечер, он не станет класть в карман сразу все свои запасы. Да и если так, сообщать полиции об этом он не станет точно.

Собеседник «Ленты.ру» объясняет, что эта сложность породила еще одну причину, почему правоохранители не хотят связываться с наркопотребителями. При генпрокуроре Агване Овсепяне (2004-2013 годы) было решено, что раз полиция поймала человека с наркотиком, нужно параллельно открывать дело о сбыте запрещенных веществ неизвестным. По словам бывшего силовика, тогда доходило совсем до абсурда, — у этого неизвестного сбытчика искали уже своего продавца и так далее. Естественно, такие дела практически не раскрывались.

Фактически, «травка» в Армении — серая зона, и обычного потребителя лишний раз дергать не будут, если, конечно, на него прямо не поступит наводка. Зато ее могут найти, скажем, у вора в законе, которого по каким-то причинам, наконец, решили посадить. Хотя в последние годы ситуация начала потихоньку меняться на уровне отношения государства.

Зондирование почвы

Релаксационная, то есть содержащая психоактивные вещества, марихуана, неоднократно обсуждалась на высших уровнях действующей власти. К примеру, в прошлом году спикер парламента Армении Арарат Мирзоян затрагивал тему в одном из своих интервью, отмечая, что тотальный запрет на нее — «фарисейство», а легализация позволит решить многие вопросы.

Вице-спикер парламента Ален Симонян и вовсе, говоря о переводе сферы употребления марихуаны в законную плоскость, задал интервьюеру встречный вопрос: «А вы думаете, что легализация марихуаны в Армении уже не легализована? Депутат заметил, что «травка» в Армении и так покупается и продается, но по правилам не государства, а людей, которые развивают этот бизнес.

Экс-полицейский подтвердил «Ленте.ру», что со сменой власти в Армении поменялась атмосфера, и правоохранительные органы реагируют соответственно. Конечно, речь не идет о прямых указаниях или даже намеках, дело в том, что тема марихуаны в принципе начала обсуждаться в публичном поле на высших уровнях. «Раньше человек, который у себя в узких кругах ратовал за легализацию конопли, теперь большой чиновник. Эти новые власти в целом более либеральные, чем предыдущие, они европейские какие-то, и люди это видят», — говорит мужчина.

Кроме того, в составе новых властей Армении есть люди, имеющие репутацию любителей каннабиса. Эта информация недоказуема, но слухи упорно публикуются. Например, один армянский журналист написал статью, где заявил, что вице-премьер Тигран Авинян с друзьями употреблял марихуану в здании правительства Армении. В ответ вице-премьер подал в иск о защите чести и достоинства, автор не смог обосновать свои обвинения, так что суд взыскал с него миллион драмов. Дело закончилось благоприятно для Авиняна, но «осадочек остался».

Тот же Авинян после скандала с «Армерикой» намекнул, что как минимум к вопросу о технической конопле, возможно, вернутся в будущем, а Минэкономики «изучает» этот вопрос. Хотя это может быть просто попыткой уговорить инвестора замять громкий скандал. Вопрос все же получил огласку, обсуждался в парламенте и сформировал свои лагеря сторонников и противников. В частности, в парламенте тему поднял представитель третьей по величине фракции «Светлая Армения», а вне стен парламента легализацию производства технической конопли активно лоббируют группы отдельных ньюсмейкеров, имеющих определенное влияние в армянской информационной среде. Одним словом, делу дан ход, вопрос включен в армянскую повестку.

Бывший СССР00:0321 октября

Революция по-быстрому

Киргизы сменили власть за десять дней. Почему в республике так легко совершить переворот?