Новости партнеров
Прослушать статью

Винтик капитала

Беспорядочный секс и смерть в офисном туалете: тайная жизнь молодых банкиров в сериале «Индустрия»

Кадр: сериал «Индустрия»

Для обывателей мир финансовых воротил и инвестиционных портфелей сродни инопланетному — мало того что сотрудники топовых банков находятся на куда более высокой социальной ступени, так еще и общаются между собой на абсолютно далеком от нас языке, полном экономических терминов, графиков и прогнозов. При этом влияние их деятельности на наши жизни более чем заметно — последствия мирового финансового кризиса 2008 года, к примеру, экономики всех стран переживают и по сей день, и кого в нем еще остается винить простым смертным, как не банкиров-толстосумов, проворачивающих недоступные нашему пониманию делишки в высоких небоскребах? Именно из такой эксклюзивной среды вырвались шоураннеры вышедшего на HBO и «Амедиатеке» сериала «Индустрия» Мики Даун и Конрад Кэй, бывшие финансисты, решившие рассказать миру о тайной жизни банкиров. Авторы уверяют, что перенесли ее на экран максимально точно, поставив в центр повествования пятерых неопытных яппи, устроившихся на работу в международную компанию. «Лента.ру» посмотрела первые четыре эпизода и рассказывает, чему на самом деле посвящено телешоу.

Карьерный вопрос

Со своими героями «Индустрия» знакомит через классическую серию собеседований, на которых прожженные банкиры подбирают себе учеников, попутно подчеркивая главные черты персонажей: Харпер (Миха'ла Херролд), явно прыгнувшая выше своей головы темнокожая американка из бедной семьи, привилегированная Ясмин (Мариса Абела) и смазливый Роберт (Гарри Лоти), готовый жертвовать всем ради успеха Хари (Набхан Ризван) и флегматичный, расслабленный Гас (Дэвид Джонссон). Все они — выпускники финансовых вузов, которым предстоит бороться за право работать в лондонской «Пирпоинт и Ко», одной из крупнейших инвестиционных компаний в мире. Стажеры будут умасливать клиентов-миллионеров, искать потенциальные инвестиционные возможности и проворачивать масштабные сделки; и без того трудная задача усложняется тем, что атмосфера в офисе, мягко скажем, довольно токсичная, а по итогам стажировки работу в «Пирпоинте» едва ли получит половина приглашенных выпускников.

Вчерашние студенты пытаются доказать свою незаменимость кто во что горазд: Хари с первого дня не вылезает из рабочего кресла, поглощая энергетики и таблетки от сна, Роберт пытается задружиться с престарелым руководством через светские встречи и обеды, Ясмин же сразу оказывается в позиции андердога, ежедневно бегая за кофе для начальства. Гас, изначально выбравший тактику «тише едешь — дальше будешь», ставит перед собой наиболее мегаломанскую цель — через пару десятков лет возглавить правительство Великобритании, а Харпер не стесняется идти по головам и рисковать огромными суммами денег, чтобы провести успешную операцию. Однако причины, по которым юные дарования готовы жертвовать нервами, молодостью и даже чувством собственного достоинства ради престижной работы, остаются за кадром. В этом главная проблема «Индустрии», авторы которой ультимативно, похоже, считают, что молодые люди сплошь и рядом жаждут реализоваться, двигаясь вверх по карьерной лестнице (вероятно, проецируя на них переживания из собственного прошлого).

Учитывая, что главные герои «Индустрии» — неопытные стажеры, то в иерархии «Пирпоинта» они занимают место чуть повыше тараканов, благодаря чему с внутренней кухней инвест-банка зрителя знакомят с самого низу и в наиболее злачных подробностях. В офисе идет постоянная борьба авторитетов — руководители разных групп соперничают, подсиживают и давят своих коллег, попутно требуя того же от молодых подчиненных, которые по собственной глупости поначалу пытаются дружить друг с другом.

Мир финансистов ожидаемо жесток и нетолерантен — даже менеджер по персоналу Люсинда (Руби Бенталл), обязанная следить за психологическим здоровьем сотрудников, печется только о том, чтобы все выглядело хорошо «на бумаге». Люсинда напрямую указывает засидевшемуся за рабочим столом Хари, чтобы тот вышел из здания «Пирпоинта» и зашел обратно, потому что корпоративная система безопасности пометила его «красным флажком». Расизм, сексизм и гомофобия процветают не только в офисных кулуарах, но даже на рабочих совещаниях; шоураннеры делают неутешительный прогноз о том, что само по себе молодое поколение едва ли решит все эти проблемы, поскольку, каким бы воинственным борцом за социальную справедливость ты ни был в университете, в ультраконкурентной среде воевать с дискриминацией попросту нет времени — проще закрыть на это глаза и поспешить провернуть еще одну сделку.

Финансы поют романсы

Непосредственно рабочие моменты, связанные с финансовыми операциями, для большинства останутся за гранью понимания — «Индустрия» отказывается от снисходительности к зрителю, не стесняясь обрушивать на него полные профессионального жаргона и шестизначных цифр диалоги в самые напряженные моменты. При этом происходящее на экране в большинстве случаев считывается интуитивно: к примеру, становится ясно, что Харпер совершила непоправимую ошибку в расчетах, когда нам показывают стремительно падающий вниз график. Более того, шоураннерам удается создавать психологическое напряжение в совершенно бытовых моментах: для трудоголика Хари чуть ли не концом света становится такая незначительная, казалось бы, вещь, как неправильный шрифт на одной из страниц его доклада.

При этом будни банкиров — не главная причина, по которой стоит посмотреть «Индустрию»

Поскольку главные герои — вчерашние студенты, в перерывах между работой они ведут себя в соответствии с возрастом: тусуются в клубах, закидываются разнообразными наркотиками, постоянно флиртуют и спят друг с другом. Впрочем, современного зрителя едва ли удивят подробные сцены секса (в том числе девиантного), как и безрассудные опыты персонажей с веществами — шоураннеры будто бы и понимают это, не подавая такие эпизоды как нечто шокирующее и провокационное. На внеофисные приключения персонажей уделяется добрая половина всего сериала, но последствия ночных похождений прокрадываются и в рабочее пространство — Харпер приходится решать сложнейшие задачи после бессонного празднования дня рождения с морем наркоты, а Роберт аккуратно стелет на асфальт возле банка газету, чтобы выблевать на нее поглощенный в клубе алкоголь, после чего чуть не сползает под стол на утреннем совещании.

Опасное балансирование между первой карьерой и прожиганием молодости — это, должно быть, наиболее живая и интересная тема «Индустрии». И то, что действие происходит в мире финансовых воротил, не так уж важно — работа главных героев, хоть и изображена во всех мельчайших подробностях, может быть легко заменена на любую другую, благо в мире достаточно мегакорпораций с токсичной офисной средой и бездушным отношением к своим сотрудникам. А что важно — молодость когда-нибудь заканчивается. Если в древние времена переход во взрослую жизнь обозначался через обряд инициации, то сегодня он происходит неожиданно; кто-то внезапно ощутит себя взрослым, совершив многомиллионную сделку и получив похвалу от сурового начальника, кто-то даже и не заметит окончания молодости, продолжая разносить коллегам кофе, а кто-то встретит этот переход вместе со смертью в офисном сортире, загнувшись от стресса, переработок и депривации сна.

Создательница «Девочек» Лена Данэм, срежиссировавшая первый эпизод «Индустрии», кажется, знала, почему стоит взяться за этот сериал — шоу о финансистах имеет куда больше общего с ее хитом про молодое и запутанное поколение, нежели с многочисленными теледрамами про банкиров и миллиардеров. Быть молодым, понятное дело, нелегко, но взрослеть — куда сложнее.

Культура17:49 9 ноября

Последнее прощай

Водка, ошибка и мертвые души: каким получился последний фильм Ефремова перед смертельным ДТП